УкрРус

Дети войны: как Россия привлекает украинскую молодежь к терроризму

  • АТО на Донбассе
    Зона вооруженного конфликта на Донбассе

События последнего года в отдельных районах Донецкой и Луганской областей четко указывают на то, что, кроме собственно военной активности незаконных вооруженных формирований пророссийских террористов и подразделений ВС РФ на линии непосредственного столкновения и на временно оккупированных территориях, враг значительно активизировал свои усилия на других, менее заметных невооруженным глазом "фронтах" противостояния (в частности гуманитарном), что, впрочем, создает не меньшую угрозу для национальной безопасности нашего государства в средне- и долгосрочной перспективе.

Едва ли не самую глубокую обеспокоенность вызывает информация о попытках представителей оккупационной власти и их соучастников привлекать несовершеннолетних граждан Украины к террористической деятельности. Достоверность этой информации подтверждается целым рядом разных, независимых друг от друга источников, как, собственно, военных, так и гражданских, официальных и неофициальных (от фото, размещенных в открытом доступе на страницах в социальных сетях, рассказов свидетелей, публикаций украинских и зарубежных СМИ до данных спецслужб и разведывательных сводок, получаемых Вооруженными силами Украины по закрытым каналам связи), пишет ZN.UA.

До 2015 г. такие случаи были, скорее, единичными. Однако, по последней информации, преступно-манипуляционная работа с детьми и молодежью на временно неконтролируемых Украиной территориях начинает приобретать массовый, целенаправленный, систематический характер. И наибольшую обеспокоенность вызывает даже не уголовно-правовой аспект (втягивание несовершеннолетних в преступную деятельность является преступлением, ответственность за которое предусмотрена ст. 304 УК Украины; вербовка и использование детей для участия в военных действиях являются также военным преступлением согласно п. XXVI п. 2 (а) ст. 8 Римского устава Международного криминального суда), а социально-политический: существует вероятность, что молодежь Донбасса, по разным причинам не выехавшая с контролируемой боевиками территории, может пополнить ряды экстремистской пророссийской "пятой колонны" в Украине, став "потерянным поколением". Поскольку до войны Донбасс был одним из наиболее густонаселенных регионов, ситуация представляется крайне тревожной.

Следует отметить, что молодежь украинского Востока и Юга является объектом идеологических "домогательств" со стороны РФ еще с середины "нулевых". Тогда, после победы на президентских выборах В.Ющенко, пророссийские силы в регионе, напуганные возможным выходом Украины из сферы влияния России, начали под непосредственным руководством московских кураторов реализацию долгосрочной стратегии, направленной на создание социально-политического плацдарма для будущего реванша. Российско-ориентированные проекты в Украине получали практически неограниченную государственную поддержку Кремля и щедрое финансирование со стороны разных аффилированных с российской властью и спецслужбами РФ структур, в том числе религиозных, таких, как УПЦ МП (де-факто — филиал РПЦ в Украине). Именно тогда были запущены печально известные ныне политико-идеологические симулякры "Донбасская Русь", "Донецкая республика" (запрещенная в 2009 г.) и др. Российские спецслужбы также активизировали работу с различными историко-поисковыми, военно-патриотическими и другими аналогичными кружками в регионе. Между тем с украинской стороны просветительская и информационно-идеологическая работа с детьми и молодежью в довоенное десятилетие велась крайне неудовлетворительно (вопреки спорадически декларируемым властью патриотическим интенциям).

Нынешнее повышение внимания к украинской молодежи со стороны кремлевских идеологов и подконтрольных им пророссийских террористов свидетельствует, во-первых, об острой нехватке взрослых местных кадров для ведения боевых действий и, во-вторых, о попытках Москвы превратить конфликт в затяжной, поскольку подобными действиями в общественное сознание местного населения фактически закладывается идеологическая "бомба замедленного действия", создаются предпосылки для углубления ментального и мировоззренческого раскола украинского общества. РФ любой ценой хочет оставить этот регион своей монопольной сферой влияния. Установление идеологического контроля над украинской молодежью Донбасса — один из краеугольных камней реализации этой стратегии.

Первая информация о прямом привлечении пророссийскими бандформированиями в Донбассе детей к террористической деятельности датируется еще 2014 г., когда в российских СМИ появилось пропагандистское видео о 15-летнем Андрее (позывной "Ройс") — "самом молодом ополченце в Донецке", командире "учебной роты" незаконного вооруженного формирования "Батальон Восток". Позже на российском государственном ТВ появился еще один сюжет — об ученике 10-го класса Моспинской средней школы (Донецкая обл.) Андрее Ивахно, которого взяли на службу в НВФ "Батальон Восток" как "сына полка" по просьбе отца — члена этого бандформирования. Затем похожие сюжеты, в которых непременно фигурируют вооруженные мальчики и девочки, появлялись с впечатляющей регулярностью.

Информацию о том, что в рядах пророссийских НВФ воюют несовершеннолетние, подтвердили наблюдатели СММ ОБСЕ в своем отчете от 28 мая 2015 г., зафиксировав малолетнего мальчика в военной форме и с оружием в руках на одном из блокпостов близ Макеевки.

Следует отметить, что пророссийские боевики вербуют и эксплуатируют детей не только мужского, но и женского пола. Это четко видно из сюжета "Дети-воины Донецка" (Child Warriors of Donetsk), снятого съемочной группой Vice News, в котором, в частности, показана тренировка военно-патриотического клуба "Витязь" в Амвросиевке. Показательно, что юные боевики мечтают служить в российской армии, а не в армии "ДНР"—"ЛНР" (хотя некоторые из них и отмечают, что "сейчас разницы нет, "ДНР" или Россия", поскольку Россия — это якобы и есть "ДНР"). Именно в РФ, в Москву, во Всероссийский летний лагерь им. Жукова должны были отправить детей-победителей военных соревнований 15 парамилитарных организаций оккупированных территорий. Именно девушки из клуба "Витязь", в конце концов, и стали победительницами соревнований.

Отдельно стоит отметить, что террористы используют девушек не только как солдат, но и как, собственно, "половой объект": принуждая к занятиям проституцией, физической близости с боевиками и российскими оккупантами. Детей, кроме того, используют как "живой транспорт" для контрабанды через пункты пропуска и блокпосты, а также для тайной установки GPS-маяков на военную технику.

Не так давно значительный резонанс вызвало видео, на котором террористы показывают открытый НВФ "Бригада Восток" (бывшее название — "Батальон Восток") так называемый военно-спортивный летний лагерь для детей и подростков в оккупированном Донецке. В лагере детям в возрасте от 10 до 17 лет (и мальчики, и девочки — "курсанты", одеты в военную форму с шевронами СССР и РФ, у кого-то — нарукавные нашивки "Военно-патриотический центр "Защитник отечества"; они живут в военных палатках), с ними проводят занятия по военному делу (теория, тактика, обращение с оружием, стрельба и т.п.). Фигурирует в видео "служитель культа", "православный священник, отец Борис". Сказанное этим "священником" не имеет ничего общего с православием, а является сплошной агрессивной тоталитарной пропагандой.

В Алчевске вербовкой детей отметилось НВФ "Бригада Призрак", принявшее в свои ряды 10-летнюю школьницу Богдану Нещерет (именно она писала трогательные письма идеологу "Новороссии" террористу И.Гиркину). Ей даже выдали "удостоверение ополченца". Красноречивый факт, что, как признается сам ребенок на распространенном одним из российских пропагандистских телеканалов видео, в НВФ ее привел собственный отец.

Существует и детский диверсионный батальон им. св. Георгия Победоносца, сформированный на базе школы-лицея в Ровеньках под руководством местного "священника" Авдюгина. "История России", "Основы православия" и военные дисциплины (тактика ведения боя, основы разведки, снайперское мастерство, стрелковая и саперная подготовка) — вот чему учатся дети.

А есть еще 15-летний с позывным "Глухаренок" из Луганской области, который с июня 2015 г. с оружием в руках помогает взрослым дядям в российской форме в боевых действиях в Попасной, Северодонецке, Антраците. И тоже несовершеннолетний "ветеран-ополченец" Андрей (позывной "Вандал"), который воевал под Славянском и Семеновкой и награжден медалями "за спасение русского флага в Киеве от правосеков" и "за защиту Крыма". И школьник (позывной "Шило") — участник боев за Донецкий аэропорт...

Подобных неопровержимых фактов за два года войны накопилось множество. Собственно, россияне и поддерживаемые ими террористы и не стыдятся этого, не пытаются что-либо особенно скрывать, более того, даже гордятся.

Весьма показательно также, что после создания в РФ детско-юношеской организации "Российское движение школьников" (аналога пионерской организации СССР) на оккупированных территориях Украины процессы вербовки молодежи значительно активизировались. Для детей 1–11 классов проводятся "уроки государственности", на которых детям рассказывают об "историческом зарождении и становлении" "ДНР" и "ЛНР", их "государственном устройстве", "символике", "наградах", а также о героизированных биографиях боевиков и руководителей (причем приглашая выступить самих террористов), а среди предметов появились выдуманные "Язык народов Донбасса", "Литература народов Донбасса", "История Отечества", "Уроки гражданственности Донбасса". Само преподавание осуществляется по завезенным российским учебникам.

На днях стало известно о создании в России еще одного милитарного детско-пропагандистского проекта — военно-патриотического движения "Юнармия" (под руководством уже не федерального агентства по делам молодежи, а непосредственно МО РФ — с привязкой к местам постоянной дислокации воинских подразделений и частей, военных вузам, инфраструктуре ЦСКА и ДОСААФ). В свете обозначенных выше тенденций, вполне понятно, что появление этого новейшего российского "гитлерюгенда" на временно оккупированных территориях Украины — всего лишь вопрос времени.

Стоит акцентировать внимание на разительном сходстве указанных выше практик российско-террористических сил с деятельностью таких радикальных фундаменталистских организаций (признанных террористическими на международном уровне), как "Исламское государство", "Джабхат ан-Нусра", "Аль-Каида", "Талибан" и т.п. У них чрезвычайно похожие программы работы с детьми и молодежью: от идеологической "обработки", вербовки до подготовки к прямому участию в боевых действиях, осуществлению террористических актов и диверсий.

Аналогично их отношение к демократическим ценностям (в частности к свободе слова, свободе убеждений и свободе совести), образованию и науке, культуре и истории: за проукраинские высказывания или критику действий РФ либо оккупационных властей люди подвергаются суровым репрессиям (вплоть до физического уничтожения); материальные артефакты, противоречащие постулатам официальной идеологии или просто ассоциирующиеся с Украиной, конфискуются или уничтожаются; учебные заведения (от дошкольных до вузов) стремительно идеологизируются и политизируются, "вражеская" литература изымается, а профессорско-преподавательский состав учебных заведений, лояльный к Украине, заменяется лицами с шовинистическими, российско-имперскими взглядами (несмотря на то, что у последних часто даже нет высшего образования) и т.д.

Как и радикальные исламистские группировки в Сирии и Ираке, оккупационная террористическая власть в Донбассе (при мощном техническом и организационном содействии РФ) осуществляет пиратское теле- и радиовещание, создает и администрирует страницы в Интернете, записывает и распространяет аудио- и видеообращения к гражданам и т.п.

Аналогичны также выразительная религиозная составляющая и последовательные попытки найти теологическое обоснование своих поступков (с той только разницей, что на Востоке Украины террористы опираются не на исламский фундаментализм и законы шариата, а на реакционное и обскурантистское православие московского пошиба). Именно "истинная православная вера Святой Руси" выступает как универсальная идея и высшая ценность, которая сакрализирует все действия, все преступления и зверства боевиков ("воинства Христова", "православной армии") как направленные якобы на защиту "земли Русской от супостата". Отличие разве что в том, что в лагерях "ДНР"—"ЛНР" сейчас не готовят террористов-смертников. По крайней мере, пока...

Внимание экстремистов и террористов всего мира (независимо от их национальности, политических убеждений, вероисповедания и т.п.) к вербовке детей и молодежи не случайно. Ведь эту возрастную категорию граждан отличает ряд социально-психологических и ментальных особенностей, что делает ее чрезвычайно восприимчивой к пропаганде. Эти же особенности приводят к тому, что подростки могут легко подражать разнообразным негативным примерам поведения, проявляя при этом жестокость, порой значительно превосходящую взрослые аналоги (такие случаи неоднократно описаны в документальной и специализированной литературе, материалах СМИ).

Дополнительным благоприятным условием для террористов является нынешняя крайне тяжелая социально-экономическая ситуация на контролируемой ими территории. Многие семьи, не имея средств к существованию, соглашаются отдать детей в такие вот бесплатные лагеря, где их по крайней мере будут кормить и одевать. Уже даже зафиксированы случаи, когда жители населенных пунктов на контролируемой Украиной территории (!) в районе линии разграничения между силами АТО и российско-террористическими силами пытались, в обход официальных пунктов пропуска, перевезти своих детей на подконтрольную НВФ территорию именно для дальнейшего нахождения их в таких лагерях. Это чрезвычайно угрожающая тенденция, требующая оперативного реагирования.

Следует понимать, что подавляющее большинство юношей и девушек, прошедших через "военно-патриотические" лагеря террористов (а тем более те из них, кто попробует себя в реальных боевых действиях, диверсионно-подрывной, экстремистской деятельности), вероятнее всего, уже никогда не смогут вернуться к нормальной жизни, безболезненно реинтегрироваться в украинское общество. Ведь им не просто прививают там российскую идентичность, великодержавную шовинистическую идеологию — их учат ненавидеть Украину и все, что с ней связано. Учат убивать. Именно для того чтобы конфликт в Донбассе не затянулся на целые поколения, крайне важно не допустить, чтобы РФ и управляемые ею террористы в Украине захватили контроль над сознанием молодежи Восточного региона, навязали ей свои украинофобские, человеконенавистнические убеждения.

Как подобные действия России соотносятся с подписью РФ под Факультативным протоколом к Конвенции о правах ребенка (об участии детей в вооруженных конфликтах)? Вероятно, так же, как и аннексия Крыма и вооруженная агрессия в Донбассе — с подписью под Будапештским меморандумом, украино-российским Договором о дружбе, сотрудничестве и партнерстве.

Непринятие быстрых и решительных мер по предотвращению и противодействию привлечению наших несовершеннолетних граждан с временно оккупированных территорий к преступной деятельности может привести к криминализации молодежной среды в Донбассе и, как следствие, к расширению социальной базы терроризма в государстве. Но до сих пор какого-либо существенного публичного внимания к этой проблеме на государственном уровне не было (о мерах уголовно-правового реагирования и говорить нечего). Если бы не репортажи отдельных отечественных и зарубежных журналистов и записи в социальных сетях и блогах, обращающие внимание на новейший "гитлерюгенд" по ту сторону линии разграничения, то можно было бы подумать, что никакой проблемы вообще нет.

С 2002 г. в мире ежегодно 12 февраля отмечают Международный день борьбы против использования детей-солдат ("День Красной Руки"). Казалось бы, Украина должна была бы использовать этот повод для привлечения внимания как своей общественности, так и международного сообщества к кричащим и неопровержимым фактам привлечения несовершеннолетних граждан незаконными вооруженными формированиями непризнанных "республик" (естественно, под руководством российских кураторов) к преступной деятельности. Но никаких существенных шагов украинская власть в этом направлении ни в прошлом году, ни в нынешнем не сделала. Все "уполномоченные" и "ответственные" (хотя и безответственные тоже) органы словно в рот воды набрали. Не только в публичном или медийном разрезе: даже в правительственных документах о выполнении Национального плана действий по реализации Конвенции ООН о правах ребенка об этой проблеме — ни слова. Поражающая небрежность, если учесть, что речь идет о судьбе, по меньшей мере, 580 тыс. детей, проживающих на временно неподконтрольных Украине территориях и около линии фронта (данные Украинского офиса ЮНИСЕФ). А есть еще более 215 тыс., зарегистрированных как внутренне перемещенные лица... Это могут быть наши будущие выдающиеся ученые, художники, бизнесмены, спортсмены, государственные деятели, которые "золотыми буквами" запечатлеют на "гранитных скрижалях истории" собственные имена, прославив свою семью и Украину. А может случится наоборот — вырастут из них преступники, террористы, "янычары", агенты чужеземного влияния и предатели Родины. Все зависит от нас.

Обращаясь к вопросу государственного реагирования на обозначенные угрозы национальной безопасности, необходимо также понимать, что симметричный ответ не всегда является оптимальной контрмерой в гибридной войне. Наследование методов и тактики противника (например, эксплуатация таких же надуманных мифологем, только с противоположным знаком, конструирование "альтернативной реальности" путем систематического продуцирования и тиражирования "фейков" или создание на государственные деньги "фабрики троллей" и т.п.) никогда не принесет такого положительного результата, как, скажем, реальные реформы в государстве. Хотя последнее, конечно, воплотить намного сложнее...

Как заведено у нас в таких случаях, на помощь государству приходит гражданское общество. Например, инициативные граждане взялись на собственные средства возить детей с Донбасса в Западную Украину (наиболее демонизированную российско-терроритическими СМИ), чтобы те смогли наглядно убедиться в тотальной лживости стереотипов и фобий, культивируемых российской пропагандой, пожить в местных семьях, пообщаться с местными ровесниками, отдохнув от засилья агрессивной информации и ужасов войны. Будет ли эффективным такой, казалось бы, простой и незатейливый способ? Безусловно. Ведь большинство проблем и недоразумений базируются именно на том, что немало жителей Донбасса не выезжали дальше своего областного центра или же посещали только соседнюю Россию. Фактически, они не видели Украину и не общались непосредственно со своими ровесниками из других (особенно удаленных от их региона) областей. Поэтому легко подпадают под действие тиражированных российской пропагандой (до сих пор без существенного противодействия с украинской стороны даже после двух лет войны) идеологических штампов и мифов о региональных и ментально-идеологических отличиях (или даже имманентной, "исторической" вражде) между условно "восточными" и "западными" украинцами. О какой общенациональной идентичности может идти речь?!

Преимущество такого внутреннего туризма еще и в том, что для этого не требуется ни копейки государственных средств. Хотя системное и институциональное сопровождение, продвижение инициативы со стороны государства (в частности медийная промоция) были бы очень кстати. Ведь речь идет о сверхважном общенациональном деле — спасении нашего молодого поколения с временно оккупированных территорий, о том, чтобы обезопасить его от влияния вражеской пропаганды и деструктивных религиозных культов, не допустить его маргинализации, превращения в боевиков в поколение без будущего. Кроме того, пребывание в успешных семьях из других регионов дало бы возможность продемонстрировать молодежи Донбасса положительный пример социально активного поведения, национального, политического и правового сознания. При этом не надо им что-то навязывать или пропагандировать. От успеха реализации этих планов зависит, удастся ли запустить цепную реакцию, если дети, убедившись во лжи продуцированных российско-террористическими силами украиноненавистнических стереотипов и вернувшись домой, убедят в этом своих родителей, родственников и друзей.

Колоссальную работу проводят и волонтеры в самой прифронтовой зоне. Но их усилий недостаточно, чтобы переломить ситуацию. Без комплексных государственных мер не обойтись.

Украине очень нужна эффективная гуманитарная политика в отношении детей и молодежи Донбасса. И действовать надо уже сегодня. Не только из гуманистических или морально-этических соображений: реализация планов РФ и ее адептов приведет к укреплению и расширению социальной базы экстремизма в Украине, углублению ментального и идеологического разрыва между населением Донбасса и остальной Украины, а следовательно, — к эволюционированию конфликта на Востоке страны из острого в хронический, затяжной (на десятилетия). Это огромная угроза национальной безопасности в средне- и долгосрочной перспективе, которую нельзя нивелировать одним лишь росчерком пера. Адекватно противодействовать попыткам расширить влияние РФ на социально-политические процессы в Украине путем криминализации молодежной среды Донбасса и втягивания наших несовершеннолетних граждан в преступную (в частности антигосударственную, террористическую) деятельность можно, только разрушив планы агрессора имплантировать лживые мифологемы "русского мира" в сознание нашей молодежи. Привив молодому поколению действенный интеллектуальный, ментальный "иммунитет" против манипуляций со стороны шовинистической (в т.ч. квазирелигиозной) пропаганды. А этого можно достичь только ежедневной, последовательной работой, организованными усилиями государства и гражданского общества.

Наши блоги