УкрРус

Генеральная прокуратура против культуры?

Читати українською
  • Генеральная прокуратура против культуры?

На днях обратил внимание на один заголовок в новостной ленте – "Прокуратура пытается уничтожить фотопроект "Украина: взгляд с неба". Закономерно возник вопрос – с чего это Генпрокуратура ополчилась на культуру?

Подсобрал информацию. Оказалось, что оказавшийся под угрозой закрытия фотопроект не молодой, ему уже три года отроду. В проекте задействованы десятки талантливых фотографов со всей Украины. Идея проекта, на мой взгляд, очень даже приличная – показать рядовому украинцу Украину с высоты птичьего полета. Чтобы это сделать фотографы, участники проекта, используют для съемок все мыслимые и немыслимые средства – от полетов на вертолете, параплане и воздушном шаре до съемок со строительных кранов и высоток. Согласно изначальному замыслу авторы хотели издать красивый фотоальбом и приурочить его к проходившему в Украине ЕВРО-2012.

Да вот беда! Во время одной из съемок вертолет, прилетевший за съемочной группой в Днепропетровск, был обстрелян. И хотя в результате случившегося, вертолету были нанесены повреждения, однако чудом все обошлось без человеческих жертв. Казалось бы, правоохранительные органы и прокуратура должны были стать горой на защиту искусства! И так в нашей жизни осталось совсем мало места для прекрасного. Однако не тут-то было. Проект пытаются закрыть, а его организаторов дискредитировать…

Небольшое журналистское расследование расставило все на свои места. Оказалось, что не прокуратура ополчилась против искусства (в органах прокуратуры работает немало людей, искренне любящих искусство), а вполне конкретные личности используют служебное положение, чтобы навредить проекту. В частности, проект "невзлюбил" начальник Главного управления по надзору за соблюдением законов при ОРД, дознании и досудебном следствии Генпрокуратуры Украины Роман Андреев. Вот что удалось про него узнать из публичных источников.

Рома – двадцать тысяч

Роман Андреев – яркий представитель нового прокурорского поколения. Основной девиз, которым Андреев руководствовался всю свою жизнь: "Прокурор – это бизнесмен, который начал дело без стартового капитала".

Коренной житель Донбасса (родился в г.Славянск, Донецкой области), в 26 лет окончил Саратовскую госакадемию права, после чего начал восхождение по карьерной лестнице. Стажер помощника райпрокурора – помощник прокурора – следователь – старший следователь – заместитель прокурора – в течение 3-х лет возглавлял прокуратуру Артемовского района – чуть больше 3,5 лет был прокурором Краматорска.

За годы скитаний по различным прокурорским должностям (исключительно в пределах Донецкой области) за ним прочно закрепилось прозвище "Рома – 20 штук". Речь идет о 20 тысячах долларов, которые он долгое время называл в качестве размера своего гонорара за предоставление тех или иных "услуг". Трудно сказать, почему именно такая сумма. В конце концов, если Шуре Балаганову для полного счастья нужно было 6400 рублей, то, возможно, для Романа Андреева на первых порах 20 тыс. долларов составляли предел мечтаний.

В ноябре 2010 года капризная дама Фортуна улыбнулась Андрееву, и недавно назначенный Генпрокурор перевел его на должность заместителя прокурора Донецкой области. Минул месяц – и Андреев уже стал первым зампрокурора области. Следующие два месяца он проходил ускоренный "курс молодого бойца", чтобы в феврале 2001 года занять более высокий и ответственный пост – прокурор Полтавской области. Невиданный в органах карьерный рост!

Поработав полгода на Полтавщине, не снискав особых лавров, Андреев к всеобщему удивлению коллег резко был переведен прокурором Донецкой области. 17 июня 2011 года Генпрокурор представил сотрудникам прокуратуры нового начальника, подчеркнув, что тот "профессионально зарекомендовал себя на Полтавщине".

Впрочем, Генпрокурор тогда явно слукавил. Вот что он говорил (не для прессы), представляя в Донецке уже нового прокурора области, назначенного вместо Андреева. Причем говорил с сильным раздражением, временами переходящим в негодование: "28 убийств не раскрыто в Донецкой области. Где же ваш надзор за следствием, где действия активные в этом плане?! …В области 50% нераскрытых краж и разбойных нападений – какое тут может быть доверие государству?! …Кто сегодня позволил вам не защищать потерпевших?! Это же ваша профессиональная деятельность".

Однако вместо того, чтобы разжаловать за такие заслуги провинившегося прокурора, его уже через 2,5 месяца от греха подальше забрали в Киев, чтобы он уже на всеукраинском уровне следил за надзором, то есть занимался именно тем, что не смог сделать в масштабах одной области.

После прочтения сжечь

Однако не успел Роман Геннадиевич толком обосноваться в кресле начальника Главного управления Генпрокуратуры по надзору за соблюдением законов при ОРД, дознании и досудебном следствии, как зарекомендовал себя ярым противником культуры. Конечно, не таким ярым как Адольф Гитлер, по указанию которого во время Великой отечественной войны были уничтожены сотни объектов культуры, разрушены тысячи памятников, сожжены сотни тысяч книг. Речь идет пока всего лишь об одном фотопроекте.

Краткая предыстория случившегося такова. Вечером 31 июля 2011 года в окрестностях Днепропетровска из пневматического ружья с оптическим прицелом (мощная винтовка английского производства, использующаяся для охоты на птицу, мелкого или среднего зверя) был обстрелян вертолет, прилетевший за съемочной группой фотопроекта "Украина: взгляд с неба". Стрелком оказался местный авторитетный "бизнесмен" Мирон Сосновский, и прежде неоднократно использовавший оружие не по назначению (у него только официально зарегистрировано 12 единиц оружия) – для стрельбы по людям и домашним животным... В тот день, будучи в нетрезвом состоянии, он в очередной раз захотел пострелять.

В связи с произошедшим автор и комиссар проекта Борис Филатов обратился в правоохранительные органы, которые по результатам проверки возбудили уголовное дело против Мирона Сосновского. Однако, вместо того, чтобы справедливо расследовать это дело, найти и наказать виновных, прокурорские в течение полутора лет придумывают всевозможные уловки, чтобы затянуть расследование, дать делу задний ход. В частности, когда расследование было практически завершено, все обстоятельства произошедшего неоднократно установлены, закреплены показаниями свидетелей, очными ставками и соответствующим экспертизами, по требованию Генпрокуратуры это уголовное дело вдруг передали в прокуратуру Полтавской области. Якобы для нового "беспристрастного расследования".

Кстати, когда в октябре 2010 года сын прокурора Жовтневого района Днепропетровска на своем джипе насмерть сбил на пешеходном переходе трех женщин, после чего скрылся с места аварии, возбужденное уголовное дело тоже передали для "беспристрастного расследования" в прокуратуру другой области – Запорожской.

А в этот раз в Генпрокуратуре почему-то выбрали именно Полтавскую. Может потому, что дело из Генпрокуратуры "отфутболил" на областной уровень упомянутый выше Роман Андреев, ранее возглавлявший прокуратуру этой области? К поставленному им "сверху", из Генпрокуратуры, заданию полтавские прокуроры подошли обстоятельно: очень не торопясь провели расследование, даже назначили дополнительную экспертизу в Харьковском институте судебных экспертиз.

Месяцы "стараний" закончились ожидаемо – уголовное дело почти не сдвинулось с мертвой точки, несмотря на то, что назначенная полтавчанами дополнительная экспертиза полностью подтвердила картину событий, произошедших в июле 2011 года, отображенную в милицейских документах. Причины столь явного затягивания расследования первый заместитель прокурора области Сергей Денисенко не смог назвать журналистам. Оно и понятно, будучи креатурой Андреева, он продолжает работать в его манере – на словах.

Впрочем, что хорошо, закрыть это дело, полтавским прокурорам не удалось, благодаря своевременному вмешательству Администрации Президента, которая отреагировала на обращение Союза журналистов Украины, публично поддержавшего коллегу. Однако несмотря на вмешательство на самом высоком уровне, Андреев не желает угомониться. Он продолжает придумывать всяческие уловки для оправдания "ворошиловского стрелка" Сосновского. То "ввиду отсутствия состава преступления", то из-за пропажи странным образом улик. Интересно, сколько сегодня стоит уничтожение или фальсификация улик? Можно только догадываться. Но полностью расследованное дело, прокурор Андреев успешно пытается хоронить вот уже полтора года.

С чего прокурор Андреев так старается? Оправданий несколько. Во-первых, сын Сосновского – Ярослав – возглавляет один из отделов днепропетровской областной прокуратуры. Коллега. Отсюда и "прокурорская солидарность". А во-вторых, сам "борец с вертолетами" имеет солидный бизнес, так что, учитывая тяжесть им содеянного, откупиться лишь 20 тысячами зеленых ему однозначно не удастся. Особенно, если "крышей" выступает начальник одного из управлений Генпрокуратуры. Каков уровень, таковы и расценки.

Можно по-разному относиться к переводу Романа Андреева в столицу, рассуждая, повезло – не повезло, повышение это или нет. Безусловно, не повезло курируемому им надзору за оперативно-розыскной деятельностью, ведению дознания и следствия, а, значит, и всем жителям Украины. Читателю не нужно объяснять, почему крайне важно, чтобы надзорная функция прокуратуры находилась на высочайшем уровне. А какой уровень будет при Андрееве представить несложно – виновным в столкновении прокурорского автомобиля с памятником по-прежнему будет признаваться памятник…

Наши блоги