УкрРус

Ограбление правоохранителями магазина "Graff": полтора года спустя

Читати українською
  • Сотрудники милиции и прокуратуры грабят магазин
    Сотрудники милиции и прокуратуры грабят магазин
    Скриншот с Youtube

В памяти еще свежа скандальная история, когда 20 августа 2014 года в магазине "Graff" на улице Городецкого в центре Киева произошло циничное ограбление, совершенное сотрудниками прокуратуры, милиции Печерского района г. Киева, и бойцами спецподразделения "Сокол".

Тогда в магазине и на не имеющих к магазину отношения помещениях был проведен незаконный обыск, в ходе которого силовиками было украдено денег, часов и ювелирных изделий на 2,5 млн евро.

Набивая карманы драгоценностями, стражи закона не подозревали, что вскоре результаты их преступной деятельности станут хитом на YouTube, так как предварительно поразбивали камеры видеонаблюдения. Но владельцы магазина не поскупились на системы безопасности, благодаря чему действия, позорящие честь мундира, стали достоянием общественности.

С тех пор прошло полтора года. Виновные так и не привлечены к ответственности, украденное имущество не возвращено, а владельцы магазина по-прежнему обивают пороги различных учреждений в надежде на торжество справедливости, правосудия и здравого смысла.

О том, как продвигается расследование резонансного дела "Обозревателю" рассказал директор ООО "Часовой салон "Кристалл", под чьим руководством находится ювелирный магазин "Graff", Игорь Брыков.

"Все находятся на свободе, кроме одного понятого. Его год искали, не могли найти. В конце концов, Генеральная прокуратура его нашла. Он один находится в СИЗО. Залог – миллион гривен. Для всех остальных залог был 365 тыс. гривен. Они (правоохранители) их заплатили, и вышли на свободу. Дело находится в суде", - начал управляющий магазином.

Напомним, что 25 августа 2014 года было открыто уголовное производство по подозрению в совершении ограбления относительно сотрудников прокуратуры Печерского района г. Киева Козлова П.Б., Савчука В.В., сотрудников Печерского райотдела милиции Забуги В.В., Жданова О.М., Арцюха Р.М., Коберника Р.В., Цегельника В.И.

***

- Весь обыск проходил не в магазине "Graff", а в соседней части офиса ООО "Часовой салон "Кристалл". Разрешения на обыск у них не было, - вспоминает Игорь Брыков, - у них была липовая бумага, которая была получена у судьи по сфальсифицированному уголовному делу. Якобы, что магазин "Graff", занимается продажей фальсификата с использованием радиоактивных материалов. Обыск должен был произойти в помещении №77 по улице Городецкого, 12.

Они пришли в магазин "Graff", который расположен в помещениях № 74, 75. Зашли в магазин, и, так как помещения граничат стенка в стенку, есть общий проход между ними, они ворвались в офисное помещение ООО "Часового салона "Кристалл", на что у них не было разрешающих документов. Перед этим вырубили систему видеонаблюдения. Там где можно было силовым методом, они вырвали видео-сервер, вырвали провода, повынимали аккумуляторы. Полностью все обесточили. Магазин остался без видеонаблюдения.

Они думали, что это одна и та же система. Они ворвались в офис. Офис – это складское помещение ООО "Часового салона "Кристалл". Соответственно меня они выгнали на улицу, когда узнали, что я директор этого предприятия. Взяли за руки, за ноги, и выставили на улицу, обратно больше не впускали. В офисе нашли сейфы складского помещения, разрезали их, несмотря на то, что я стоял с ключами на улице, и говорил: "Впустите меня, я вам все сейфы открою, если у вас есть разрешающие бумаги".

Я и милицию вызывал, и охранные службы, все приезжали. Никто, понятно, никого никуда не пускал, потому что работала прокуратура. Они разрезали сейфы, и думали, что видеокамеры не работают. Воспользовавшись этим, начали набивать себе карманы, носки, трусы, сумки, пакеты. У кого что было. Вынесли порядка трехсот шестидесяти пяти единиц товара. Что касается сейфа, то там отдельное производство по гражданскому иску.

Практически весь день они хозяйничали в магазине. В одиннадцать часов зашли, а вышли в половине десятого вечера.

- Вы думаете, это было по чьей-то наводке?

- Так как следствие идет уже полтора года, то мы можем только догадываться. В органах городской и районной прокуратуры существовала такая преступная группа "прокуроры": Кузьменко, Харлов, Козлов. Они, таким образом, штурмовали бизнес.

Понятно, что этой чистой воды "заказуха". Мы не можем говорить, что нас заказал кто-то со стороны. Но все документы, которые мы имеем на руках, и следователи с нами соглашаются, говорят о том, что это банда внутри прокуратуры и милиции.

Потому что Козлов, который был старшим группы, прокуроры Печерской районной прокуратуры, Виталий Забуга – старший следователь Печерского РОВД, они до этого очень много раз были на обысках, подобных нашему. Очень много после себя наследили. 20 августа было ограбление, а 25 августа мы подали заявление в милицию, прокуратуру, СБУ.

- Через пять дней после происшествия?

Мы не хотели сразу входить в конфликт с прокуратурой, с властью. Мы обнаружили, что у нас есть видео. У нас же все видеокадры сохранились, был скрытый сервер, который они не нашли. Мы имеем видео доказательства практически по каждому, по фамилиям могу назвать: что он взял, куда он это выносил.

- А как с бойцами спецподразделения "Сокол". Удалось узнать их имена и фамилии?

- Потом уже я получил весь список тех, кто был у меня на обыске из бойцов "Сокола". Проблема была в том, что они были в масках. На кое-каких кадрах видно, как они снимают свои маски. Где-то он отдыхает, где-то он уже спит, где-то пищу принимает. Все думали – как же их идентифицировать? Самостоятельно поработав над этим видео, я сделал фотографии всех этих людей. Я каждого человека в маске брал, находил на нем особую примету, к примеру, висящий карабин, идентифицировал его. Потом я вел его по камерам, находил его, что он в определенной комнате маску снимает. Они очень много засветились на камерах: как они выносят, заносят.

- Какова сейчас судьба сотрудников прокуратуры?

- По сотрудникам прокуратуры. Когда мы подали заявление, обнародовали видео, сразу же первый прокурор (Козлов) был арестован. Суд принял меру пресечения в виде содержания под стражей, залог – 5 млн гривен. Потом произошла апелляция, и апелляционный судья снизил ему залог до 365 тыс. гривен. Он оплатил этот залог. Вышел на свободу, отсидев в СИЗО три месяца.

Когда мы обнародовали видео и все новости это показали, к нам на предприятие начали звонить люди, которые рассказывали, что этот Козлов был у них на предприятии, украл то-то. Или незаконно арестовал человека, а потом вымогал деньги. Выстроился список из двенадцати людей, пострадавших от рук Козлова. Я приносил постоянно все эти эпизоды в прокуратуру города. Просто это все не было обнародовано: эти люди обращались в прокуратуру, в милицию, но никто их не регистрировал, никто не давал делу хода.

Я пошел к прокурору города. Козлов уже вышел на свободу. Я говорю: "Вот люди в очереди стоят, которые готовы на Козлова давать показания. Не по моему делу, так по своим". На Козлова открыли еще один эпизод: незаконное содержание человека под стражей, привлечение его к уголовной ответственности. Арестовали и посадили опять в СИЗО. На следующий день после того, как он вышел. Залог назначили – 80 тыс. гривен. Он собирается платить его и выходить на свободу.

За время всего происходящего у меня были информаторы и в городской прокуратуре. Они мне объяснили, что Козлов не будет платить 80 тысяч. Потому что Козлову объяснили: "Павел, там потерпевшие – придурки. Они будут митинги устраивать, будут к президенту обращаться, будут орать. Там очень много эпизодов у людей, которые тобой недовольны. Поэтому, сиди, родной, в СИЗО, а когда все это успокоится – выйдешь на свободу".

На самом деле, так и произошло: он отсидел в СИЗО ровно год. Когда городская прокуратура якобы заканчивает свое дело, доводит его до суда, потом передает дело в суд, Козлов платит 80 тысяч и выходит на свободу. Это по второму эпизоду, потому что по нашему он уже ранее платил.

Я приезжаю в городскую прокуратуру и говорю: "Как же так, что Козлов на свободу выходит, есть же еще двенадцать заявителей?" Прокуратура города просто сказала: "Извините, мы свое дело сделали, передали его в суд, который его выпустил. Мы больше против него ничего не можем сделать". Он вышел на свободу, сейчас находится под залогом. По моей информации, он уже устроился работать юристом в какую-то юридическую контору. Решает вопросы на таможнях, в судах.

- Что с остальными?

- Второй прокурор был Савчук. Его арестовали и дали меру пресечения "домашний арест". Я не знаю, продлевается он или нет, это известно только суду на сегодня.

Следующий – Виталий Забуга, старший следователь Печерского райотдела милиции. Якобы расследовал уголовное дело, которое было против нас. Его арестовали в один день с Козловым. Забуга просидел в СИЗО примерно месяц. Заплатил залог 365 тысяч гривен и вышел на свободу.

Далее - опер Руслан Коберник. Его арестовали в ноябре: СИЗО, залог 365 тысяч. Платит - выходит.

Следующий - опер Печерского РОВД Арцюх. Его арестовывают перед новым годом. Он просидел два месяца, заплатил залог 365 тысяч и вышел на свободу.

Коберник и Арцюх, получив уведомление о подозрении, продолжали работать в Печерском райотделе милиции, имея подозрения в совершении особо тяжкого преступления. Заплатив залог, они ходили на работу и выполняли все свои полномочия, были милиционерами.

Опер Цигельник – получив уведомление о подозрении, уволился из милиции, ушел от следствия в армию.

Опер Жданов – пошел на сотрудничество со следствием. Добровольно сам принес 48 изделий, написал явку с повинной. Дал показания на своих милицейских начальников: кому они до этого товар отдавали, как все проходило. У меня есть аудиозаписи. Я с ним общался на эту тему. Он мне это все рассказал, под протокол написал. Сейчас находится дома, прячется от всех, потому что он оказался "стукачом": рассказал все, как было.

Был такой опер Витко. Подался в бега. Следователь Мария Васильева – подалась в бега. Понятой тоже убежал. Их год искала СБУ и следственный отдел прокуратуры города Киева. Они не были оглашены в розыск. В конце концов, когда дело уже год было у прокуратуры города, они передают его в суд по всем, кого я назвал выше.

По беглецам сказали: "Найдутся, значит, будем их судить". Генеральная прокуратура выводит из дела этих троих беглецов.

Они забрали дело в августе, а уже в сентябре 2015 года поймали всех троих с интервалом в неделю. Васильева Мария сама пришла. Витко – прятался у родителей в Хмельницкой области, где его и поймали. Потом поймали понятого Филоненко в Киевской области. Делали спецоперацию, выходили на него, потому что очень сильно прятался, жил на чердаке у какого-то мужика.

Когда уже всех поймали, Васильева поняла, что деваться ей некуда, пришла сама и сдалась беременная в Генеральную прокуратуру. Сейчас она родила ребенка, в суд не ходит. Когда она появится в суде, никто не знает. Сейчас, наверное, возьмет себе больничный. У нас же такой закон, что нельзя беременную привлекать, в СИЗО садить.

- Что все-таки по сотрудникам "Сокола"?

- Генеральная прокуратура взяла это дело в сентябре прошлого года. Получается, что уже полгода они все только начинают. Еще никого не вызывали, не допрашивали, не опрашивали.

Несмотря на то, что на камерах мы видим, как они это все воруют, их прокуратура Киева вообще не стала никак привлекать к ответственности. Даже подозрения им не выдали. Планы у них такие были, но им то одно мешало, то другое. Никто не был привлечен к ответственности.

Сейчас вроде бы как обещают привлечь Соколова к ответственности. Потому что максимум, что до этого сделала городская прокуратура, так это опросила их в качестве свидетелей, где они вначале сказали "Да. Мы видели как сотрудники Печерского РОВД и прокуроры воруют". Потом они сказали, что не отрицают того, что прокурор Козлов им сказал, чтоб они брали себе ценные вещи, выносили себе в машину. Вначале, они пошли на какое-то содействие. Прошло какое-то время, их опять начали вызывать на допросы. Они потом резко поменяли свои показания, начали говорить, что ничего не знают, ничего не видели.

- Обращались ли вы в новосозданные органы?

- Я уже обращался везде. У меня огромная переписка с Администрацией Президента, с парламентским Комитетом по борьбе и противодействию коррупции, с Генеральной прокуратурой, с городской.

В НАБУ я буквально на прошлой неделе отнес заявление, потому что ГПУ стоит. Но я уверен, что НАБУ передаст это все обратно в ГПУ. Нам говорят, что это не тот ранг преступников, чтобы ими занималось НАБУ.

- Хоть кто-то из тех, кого поймали, дает показания?

- Только понятой дал показания.

- Никто ничего не возвращает? Обыски у них проводились?

- Никто ничего не возвращает. Обыски у них проводились. Опять же, тот, кто пошел на сотрудничество со следствием, мне в приватной беседе рассказал, что их начальство предупреждало, что у них будут обыски, связанные с этим делом.

- Сколько на сегодняшний день в общей сложности идет судебных процессов?

- У нас сейчас два процесса: один - по семи людям, второй – по тройке беглецов. В пятницу было последнее заседание по семерке. Сейчас мы два эти процесса пытаемся объединить.

Начался первый процесс в сентябре 2015 года, но мы никак не можем зайти в стадию заслушивания обвинительного акта. То один не пришел, то другого адвокат не пришел, третий заболел. Они игнорируют суды, затягивают таким образом процесс.

- На что вы надеетесь в конечном итоге? Чего вы хотите добиться?

- Надеемся на торжество справедливости и хотим отстоять свою репутацию, поскольку нас беспочвенно обвинили в том, что мы торгуем радиоактивными товарами. Напомню, что мы являемся официальными представителями всех тех компаний, с которыми сотрудничаем.

Наши блоги