УкрРус

Кризис в Украине 2014 года - пугало для Ирана

Перевод сделан специально для сайта "Обозреватель". Оригинал на iranreview.org.

Международная система постоянно находится в динамике. Конфликт и соперничество среди крупных держав, а также призрак павшей Берлинской стены, наконец, показали свое зловеще присутствие в украинском кризисе 2014 года. Сложившая ситуация доказывает, что такая страна, как Иран, должна взять на вооружение текучесть мирового порядка и полярность международной системы.

С точки зрения исторических событий и генеалогии, первопричину кризиса в Украине следует искать в Крымской войне (1853-1856), Первой мировой войне (1914-1918), Второй мировой войне (1939-1945) и эпохе Холодной войны (1945-1989), а также в более поздних цветных революциях, особенно в Оранжевой революции в Украине после террористических атак в США 11 сентября.

Этот кризис имеет исторические, стратегические, психологические, экономические, политические и энергетические причины в дополнение к значительным движущим силам. Таким образом, на основе этих макро показателей прогрессирование кризиса можно объяснить следующим образом:

1. Распределение власти между политическими субъектами и отсутствие фиксированных полюсов передач в подсистемах системы международной безопасности; более того, нестабильность стратегических отношений между Россией и Западом, которые сделали США "единой сверхдержавой" в поствоенные времена Холодной войны;

2. Неэффективность таких важных международных организаций и институтов, как ООН, Европейского союза (ЕС), Организации Североатлантического договора (НАТО), Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), и "Большой семерки" в управлении этим международным кризисом;

3. Исторические реалии (результат идеологии Петра Великого), которые побудили российских политиков попытаться захватить свободное водное пространство для того, чтобы использовать его в качестве плацдарма для стратегического вмешательства России на международном уровне, что противоречит высказыванию Киссинджера о "демонизации Владимира Путина" Западом;

4. Существование центробежных тенденций в странах "ближнего зарубежья России" после распада бывшего Советского Союза и отсутствие центростремительной силы среди государств-членов Содружества Независимых Государств (СНГ);

5. Роль крестного отца с большими полномочиями в событиях в Восточной Европе, процесс "вестернизации"; геополитический подход России к внешней политике;

6. Расширение НАТО на восток и чрезмерное стремление западного блока завоевать новые стратегические фронты в таких регионах, как Восточная Европа, Черное море и Азия, которые Джон Дж. Миршеймера описал, как "либеральные заблуждения, которые провоцируют Путина; и

7. Существование большой военно-морской базы России на побережьях Черного моря, а также агрессивность Запада по поводу национальных интересов России в этом регионе.

Украинский кризис показал, что Россия очень чувствительна к наличию своих западных конкурентов в тех сферах, которые Москва считает собственными. На этой основе она пытается пересмотреть свой потерянный авторитет и стратегическое влияние в начале третьего тысячелетия, воспользовавшись прокси-войной в качестве инструмента.

Теперь, если игроки, участвующие в этом кризисе не покажут своей сдержанности, кризис в Украине может превратиться в острый международный кризис, широкое распространение последствий которого будет влиять на будущее не только одной страны. Масштабы кризиса показывают, что, несмотря на тактическое сотрудничество в создании нового мирового порядка, отношениям между Соединенными Штатами и Россией по-прежнему не хватает серьезной стратегической толерантности в требованиях так называемой стратегии "перезагрузки".

Кризис в Украине показывает, что суверенное пространство, власть, влияние находятся еще в процессе изменения. Эта ситуация также заметна и достойна глубокого анализа из-за ее роли в восстановлении стратегического соперничества и внедрения новой конфигурации для масштабных политических идеологий двух сторон света.

С самого начала кризиса в Украине, заявляя о своей масштабной стратегии "беспристрастности" к развитию в трансрегиональных цивилизационных сферах, в том числе в Украине, Иран отреагировал на этот кризис готовностью к сотрудничеству и мирным духом в своей внешней политике, основанной на фундаментальной логике, которая требует больше внимания к мировому порядку и международной стабильности.

Такая страна, как Иран, который считает себя, по словам Грэма Фуллера, "центром вселенной", очень чувствительна к соперничеству между крупными державами в трансрегиональных цивилизационных сферах. С самого начала Иран постоянно контролирует события, связанные с военными операциями и переговорами в подобных кризисах, как в Украине, в то же время, выражая недовольство о насильственном характере этого кризиса, который точно отличается от принятых принципов Организацией Объединенных Наций и человеческих норм.

Общественное мнение и политическая элита Ирана считают, что подобные украинскому кризисы, можно решить с помощью таких мер, как Минские договоренности, а также мирных средств разрешения международных кризисов на основе фундаментальных принципов Устава ООН и дипломатии.

С самого начала кризиса в Украине Иран осудил распространение насилия на международном уровне, подчеркивая важность активного участия всех региональных и международных субъектов в быстром урегулировании этого кризиса. Иран также выразил свою обеспокоенность в связи с распространением насильственных подходов на международном и региональном уровнях.

После достижения Иранских договоренностей 14 июля 2015 года страна считает, что управление кризисом в Украине зависит от следующих параметров: новый мировой порядок, и, по словам Уолтера Рассела Мида, "возвращение геополитики", дальнейшее сотрудничество между Россией, Китаем и Ираном в Евразии в дополнение к международному сотрудничеству и появление мягкого баланса на региональном и международном уровнях.

В свою очередь, Иран также известен своей колеблющейся позицией в делах Соединенных Штатов и России. С точки зрения этой страны, кризис в Украине становится значимым в контексте расширения будущих событий международного порядка и дипломатии на уровне руководства международной системы.

Последнее, но не менее важное. Самым серьезным уроком из украинского кризиса для Ирана и Украины, да и для других международных организаций, стало то, что нужно правильно использовать дипломатию в решениях международных кризисов, а также исполнять свои региональные функции и адаптироваться к возникающему мировому порядку.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги