УкрРус

"Когда ты выступаешь против Асада": четыре страшные истории о зверствах сирийских военных

  • Сирия
    В Сирии тысячи людей подверглись пыткам и издевательствам

В период 2011–2015 годов в сирийские тюрьмы попали десятки тысяч человек, после пыток и болезней многие умерли. Власти скрывают данные, однако выжившие рассказывают страшные истории о том, что происходило на самом деле.

Международная правозащитная организация Amnesty International опубликовала доклад "Это ломает человека: пытки, болезни и смерть в сирийских тюрьмах", который основывается на свидетельствах 65 человек – тех, кто задерживался сирийскими силовиками, членов их семей, а также бывших сотрудников мест лишения свободы и государственных больниц. "Дождь" привел рассказы четверых выживших.

Ситуация с пытками в Сирии стала катастрофической с началом кризиса в 2011 году, когда правительственные силы жестко подавили мирные протесты. Сирийские власти, как утверждают в Amnesty, стремятся скрыть эту информацию, в частности, не пуская в тюрьмы правозащитников, журналистов и представителей Совета безопасности ООН.

С большинством собеседников сотрудники Amnesty International общались лично на юге Турции. С некоторыми из тех, кто переехал в Ливан, Европу или США, интервью проводились по телефону или онлайн.

Они рассказали о длительном заключении в одиночных камерах, переполненности камер, антисанитарии, отсутствии медицинской помощи, еды и воды, воздействии экстремальных температур, длительном содержании в камерах с трупами. Ни один из опрошенных во время заключения под стражей не имел каких-либо контактов с внешним миром, в том числе с родственниками и адвокатами. Большинство из них под пытками признались в том, что им вменялось, чтобы облегчить свои страдания или обезопасить близких.

"Пока двое насиловали меня, другие ждали своей очереди"

Лайлу (имя изменено), которая документировала нарушения прав человека в Сирии, задержали в октябре 2012 года. Тогда сирийская армия атаковала район Аль-Кадам на юге Дамаска, где она жила со своей семьей. Лайла пыталась выбраться из района после того, как в ее дом попали бомбы. Военные задержали ее и обвинили в участии в незаконной вооруженной группировке.

"Пришел командир и попросил солдат посадить меня в пуленепробиваемую машину. В машине было два передних сиденья. Лейтенант изнасиловал меня, а затем сел вперед, позвав четверых солдат. Пока двое насиловали меня, другие ждали своей очереди. Я начала кричать, я сходила с ума. Лейтенант пригрозил мне: "Если ты закричишь — я убью тебя". Я ответила: "Убей меня! Я не хочу больше жить после того, что вы, собаки, со мной сделали". Он ударил меня и сказал: "Ты это заслужила. Ты предала свою страну". Я так устала. Я не могла двигаться, не могла что-либо чувствовать.

Автомобиль поехал. Они отвели меня в большое здание… Я была в полном шоке. Люди задавали мне вопросы. Я была не в сознании… Я находилась в коридоре, он плохо пах. По обеим сторонам коридора были черные двери с номерами. Моя камера была размером примерно два на полтора метра. Я была в шоке. Я увидела женщин в той комнате. Я поняла, где я, и начала плакать. Я побежала к ним… Все это время мои руки были связаны, они были черными. Я спросила, где я. Это было 227 отделение военной разведки".

"Летающий ковер"

Ахмад Х. — инженер из Дарайи, пригорода Дамаска. Он участвовал в организации мирных протестов в марте и апреле 2011 года. После того, как его ранили военные правительственных войск, Ахмад занимался доставкой медикаментов в больницы, где лечили пострадавших демонстрантов. Его задержали в декабре 2012 года, за решеткой он находился до октября 2015 года.

"Они пытали меня. Они положили меня на пол лицом вниз, раздвинули мне ноги и начали бить пластиковой трубой. Это не сработало — они не увидели, что мне больно.

Поэтому капитан сказал положить меня на "летающий ковер". Я начал смеяться про себя. Я не знал, что это такое.

Они быстро связали мне руки. Они связали меня веревкой. Я не мог двигать ни руками, ни ногами. Я попытался пошевелить бедром, но охранник накричал на меня. Он ударил меня по лицу и по интимным местам. Я думал, что они связали меня только для того, чтобы бить, но вскоре они подняли вверх нижнюю часть кровати. Мне показалось, что они хотят бить меня по ногам. Вдруг они стянули их друг к другу. Я думаю, это продолжалось часов десять. Я думал, что прямо там и умру, но человеческое тело прекрасно.

Вскоре они начали пытать меня всеми подручными средствами. Они использовали палку с электрическим контактом. Я дергался как кролик. Она была длиной 30-40 сантиметров, пластмассовая с металлическим наконечником, похожая на электрическую дубинку. Можно было видеть, как от одного зубца шло электричество к другому. Они использовали ее везде… Я кричал… На стене были разные источники электричества. Лампы при этом не мигали, как в голливудских фильмах, все это ложь. Ты чувствуешь себя при этом, как будто тебе надо пробежать миллион метров, а ты все увеличиваешься и увеличиваешься, пока не становишься готовым взорваться.

Спустя примерно десять минут или даже меньше они "разблокировали" кровать, мое тело упало вниз и громко хрустнуло, особенно нижняя часть спины. Когда они развязали меня, я не мог стоять. Они поставили меня на землю — я не мог стоять. На моем лице они увидели страдание. Все это время на моих глазах была тряпка, но, посмотрев вниз, я увидел свою щеку. Мое лицо было коричневым, от меня плохо пахло, на мне была кровь.

Они вытащили меня наружу, и каждый солдат, проходящий мимо, наступал мне на голову или плевал в меня. Они говорили: "Вот что происходит, когда ты выступаешь против Башара аль-Асада"".

"Я хотел кричать, но не мог"

Нур был студентом, когда в феврале 2012 года его задержали. Он помогал медикаментами организациям, связанным с неправительственными вооруженными группировками. От государственных поставок они были отрезаны. Amnesty утверждает, что агенты Воздушных разведывательных сил Сирии дважды допрашивали Нура. В беседе с правозащитниками он описал один из допросов.

"Они привели меня к окну, которое было закрыто металлической решеткой. Оно было очень высоким. Меня раздели догола, а запястья привязали к решетке. Мои ноги болтались в воздухе. Руки и запястья они обернули тканью, чтобы у меня не было шрамов. Они старались не оставлять следов на моем теле, так как я был студентом университета. И то же самое они делали с докторами и с журналистами — кем угодно, кто мог общаться с прессой.

Они держали меня так десять часов — с 22:00 до завтрака. В первые два часа было не так плохо — тело адаптировалось. Но к концу этих десяти часов тебе кажется, что прошло 100 часов. Через два часа я перестал чувствовать свою верхнюю часть тела. Я чувствовал нестерпимую боль в подмышках, которая прошла весь путь до моих ступней. Помню, что чувствовал боль в центре груди. Моя шея начала неметь, а в позвоночнике и спине были спазмы. Я хотел кричать, но не мог. Я только мог стонать, но даже и это требовало слишком много сил.

В конце я уже ничего не чувствовал, но сознание не потерял. Когда меня увидел охранник, то, помню, он сказал, что теперь ему есть, с чем работать, ведь я стал длиннее и мускулистее.

Когда они спустили меня вниз, мои руки были полностью онемевшими. Я мог только шевелить ногами. Подошел охранник и потащил меня в камеру. Я не чувствовал рук и ног три часа. В камере был мужчина, который массажировал мои руки. Это очень важно — иначе пришлось бы ампутировать руки. На самом деле все знают, как делать такой массаж. Все должны уметь делать это"

"Я начал слышать голоса моих детей"

Зияд (имя изменено) окончил медицинский факультет в Алеппо. Его обвинили в организации демонстраций и вербовке людей в неправительственные вооруженные группировки. Зияда трижды задерживали перед арестом в ноябре 2012 года. Под стражей он провел четыре месяца. Зияд был в нескольких отделениях служб безопасности. Он рассказал Amnesty об условиях своего содержания в отделении 235 военной разведки в Дамаске.

"Однажды перестала работать вентиляция. Я не могу описать вам, что ты чувствуешь, когда задыхаешься. Вентиляция отказывала и раньше — она не работала в течение часа. В это время мне казалось, что мои легкие готовы взорваться. Но в этот раз она сломалась на весь день. Семь человек умерли.

Мы спали друг на друге на полу. В день, когда отказала вентиляция, я начал терять сознание. Я начал слышать голоса моих детей. Я не знал, что другие люди умирают, все были очень тихими. Не думаю, что охранники поняли, что вентиляция сломалась, потому что на следующий день они пришли и увидели, что никто из нас не шевелится. Они начали пинать нас, чтобы проверить, кто жив, а кто нет. Мне и еще одному заключенному приказали встать у стены.

Тогда я понял, что семь человек умерли, что я спал возле семи трупов.

Нам сказали выйти из камеры. Я увидел другие тела в коридоре, около 25 тел. Думаю, что наша камера была не единственной, где в тот день сломалась вентиляция".

Авторы доклада призывают международное сообщество оказать давление на власти Сирии, чтобы те прекратили применять пытки и другие виды жестокого обращения с задержанными, а также отказались от необоснованных задержаний и похищений людей.

Сирийские власти на протяжении всего конфликта с оппозицией и военных действий отрицают факты применения пыток, а вину за продолжающееся в стране насилие возлагают на боевиков оппозиционных группировок и террористов.

Наши блоги