УкрРус

По лезвию ножа: День Независимости на дальних блокпостах

Читати українською
  • По лезвию ножа: День Независимости на дальних блокпостах

Маршрут Славянск-Артемовск-Мироновский-Горловка-Авдеевка-Марьинка-Еленовка-Волноваха-Мариуполь. Два бронированных автомобиля, каски, бронежилеты, АК-74. Вместе с группой офицеров департамента Госавтоинспекции журналист "Обозревателя" побывал на т.н. "клапанах" - дальних блокпостах, стоящих на подступах к позициям террористов ДНР - и на собственной шкуре прочувствовал, как быстро меняется ситуация в прифронтовой зоне.

24 августа, День Независимости, Славянск - здесь на территории одного из техникумов находится база АТО.

В старых общагах в спартанских условиях живут бойцы - спят на раскладушках, сами готовят себе еду, а во дворе стоят БМП Нацгвардии и автомобили спецподразделений департамента Госавтоинспекции.

Мы загружаем бутыли с водой и продукты в один из двух броневиков. Эти автомобили скоро отправятся в путь по дальним кордонам - по тонкой линии, сразу за которой начинаются позиции боевиков ДНР.

Броневик на базе в Славянске. Фото Андрея Дихтяренко

Замглавы департамента ГАИ МВД Украины Александр Ершов вместе с группой офицеров инспектирует блокпосты - "клапаны", где бойцы внутренних войск МВД и Нацгвардии круглые сутки проверяют караваны, тянущиеся из захваченной сепаратистами зоны.

Полковник Ершов у броневика. Фото Андрея Дихтяренко

Здесь в любую минуту ждут атаки диверсантов или артиллерийского обстрела.

- Госавтоинспекция в зоне АТО - это не только инспектора ДПС, что вместе с Нацгвардией проверяют автомобили на блокпостах. Но и спецподразделения ГАИ (бывшая "Кобра" - прим. ред.), которые в обязательном порядке конвоируют колонны военной техники, - объясняет полковник Ершов. - Так что наши сотрудники нередко первыми "ловят" пули сепаратистов.

Из Славянска выезжаем в полной боевой выкладке - праздничный день встречаем в камуфляже, касках и бронежилетах, трясясь по разбитым войной (а до того - фурами с углем) окольным дорогам. Мы еще не знаем, что маршрут окажется длиннее, чем планировалось, и на базу мы вернемся лишь через сутки.

Наши броневики, над одним из которых развевается желто-голубой флаг, движутся на Артемовск, обгоняя по встречке зеленые КАМАЗы и "Уралы". А оттуда на границу с Луганской областью - прямо в клин, вбитый украинскими войсками между позициями ДНР и ЛНР пару недель назад.

Останавливаемся возле взорванного моста между "нашим" Артемовском и "ненашей" Горловкой, где по переброшенным через уцелевшие опоры рельсам осторожно проезжают легковушки, забитые людьми и скарбом, на многих написано - "Дети".

Взорванный мост под Артемовском. Фото Андрея Дихтяренко

Подхожу к одному из ждущих своей очереди водителей и интересуюсь, куда он держит путь. Говорит, вывозит бабушку в Харьков, а сам с семьей собирается возвращаться в Горловку. В городе перебои с продуктами, но "жить можно". На мое удивление, возмущенно вскидывается:

- А ты бы в этом бардаке бросил квартиру? Я в июле съездил на Азов, так хату "выставили" за два дня!

Тут подходит его очередь пересекать мост, и я не успею рассказать про невеселый опыт своих многочисленных знакомых, до последнего сидевших в обстреливаемом с разных сторон Луганске без света, связи, хлеба и воды. Я-то знаю: иногда лучше вовремя бросить квартиру.

А мы поворачиваем как раз в сторону Луганской области и едем на восток, вдоль Мироновской ГРЭС к базе тернопольских гаишников, что расположена недалеко от Светлодарска у базы МВД. Тернопольчане приехали сюда недавно, сменив одесситов, и еще не успели привыкнуть к раскатам взрывов. Обживаются на новом месте. Слышно, как работает артиллерия, где-то рядом идут бои с ЛНР-овской "армией" Мозгового.

Поздравляю бойцов с праздником, разговариваем о перспективах Украины.

- Мы обязательно победим, если каждый украинец будет защищать родину здесь, на востоке! - убеждено говорит один из них. - Я пошел сюда добровольно, дома осталась жена с маленьким ребенком.

Тем временем, меня зовут вв-шники, спрашивают, не хочу ли я поговорить с сепаратистом.

В одной из комнат сидит пойманный вв-шниками бывший зенитчик ДНР по кличке Петля - руки в наколках, за спиной три ходки.

Сепаратист по кличке Петля. Фото Андрея Дихтяренко

Рассказывает о том, как из вора и наркомана перекрасился в "борца за Новороссию":

- Сорвал цепочку, попал в милицию, когда началась заваруха, сбежал. Ну и думал, если пойду воевать, меня пронесет... Нас привезли ДНР-овцы с квартиры, где ширку варили. Сначала мы пять дней копали окопы, а потом я согласился воевать и меня повезли на Гольму (район в Горловке - прим.ред.), на тренировочную базу. Сидел на "зушке" вторым номером, но наша "зушка" не стреляла! Тогда еще боевых действий не было. А потом я убежал от них.

- То есть решил пропетлять и от тех, и от этих! Ты лучше расскажи, как малолетних горловских пацанов бил палкой, заставлял окопы рыть! - перебивают его вв-шники.

- Ну да, было дело, - спокойно соглашается Петля.

И продолжает свой рассказ.

- Нам обещали около 5 тысяч гривен в месяц. Россияне возили оружие через Луганск и воевали рядом с нашими. Но я больше со своим кругом общался, нас там много было таких, в наколках. Некоторых возили под Луганск тренировать, рассказывали: заставляли ходить в полной выкладке, проверяли на детекторе лжи.

- А почему ты решил убежать?

- Да мать и жена звонили: "Кончай х**ней заниматься". Ну а потом, короче, спал я, а в пять утра вылетел самолет и начал бомбить. Я подорвался и побежал не к "зушке", а пошел петлять. Ну а у них за это - п****ц! Прятался дома, а потом меня менты взяли.

Мы прощаемся с тернопольцами и едем на 26-й "клапан" - блокпост Нацгвардии, который стоит на холме прямо над Горловкой.

Досмотр машин возле Горловки.Фото Андрея Дихтяренко

26-й "клапан" над Горловкой. Фото Андрея Дихтяренко

Здесь слышно, как работают "грады" рядом с городом, а недалеко за посадкой стоят брошенные "грады" сепаратистов - но их при отходе заминировали.

Нацгвардейцы рады тому, что их проведали - говорят, что еды, воды и боеприпасов достаточно, но просят полковника Ершова привезти им коврики-карематы.

Бойцы с 26 "клапана".Фото Андрея Дихтяренко

Инструктор Нацгвардии Андрей Серган беспокоится, что их блокпост в случае атаки террорств без поддержки военных будет легко смят "одним танком и двумя БТРами" и просит подмоги от 95-й армейской артиллерийской бригады, что базируется под Славкурортом. Говорит, рядом есть старая дорога, и в любой момент сепары могут зайти в тыл и отрезать пути к отступлению.

- Последний раз нас обстреливали две недели назад, - вспоминает он. Территория, откуда можно в любой момент ждать нападения, начинается уже в сотне метров...

- Служится тут нормально, настрой у нас боевой, - рассказывает Вадим Яценюк, один из нацгвардейцев с 26-го "клапана", боец 1-го соединенного батальона имени генерала Кульчицкого. - Мы учли опыт первых дней кампании, и тут находятся уже обстрелянные бойцы. Я участвовал в боях под Славянском, есть знание специфики района и местных, мы хорошо обеспечены - и если все будет идти, как идет, есть надежда, что АТО скоро завершится. И хочу опровергнуть миф, что жители Донбасса какие-то неадекватные - в основном тут абсолютно нормальные люди, хорошие и разумные. Помогают продуктами и хорошо к нам относятся, что бы там ни рассказывала российская пропаганда.

Майдановец Вадим Яценюк. Фото Андрея Дихтяренко

Вадим - киевлянин и поехал в зону АТО добровольцем практически с Майдана. По его словам, нацгвардейцы уже научились вычислять сепаратистов по особым знакам, которыми они распознают своих. Он просит меня передать через "Обозреватель" привет своим друзьям из Поисковой Инициативы Майдана, которые много делают для поиска пропавших людей и сбором средств для бойцов АТО, всей 3-й сотне Евромайдана и своей двоюродной сестре, у которой день рождения - в один день со страной.

Прощаемся с ребятами и едем через села и бесконечные подсолнуховые поля в Авдеевку, огибая Донецк, над которым висит дым. Авдеевка сильно разбита, здесь много развалин, а прямо у дороги стоят сожженые машины. Из более 70 тысяч жителей здесь осталось максимум 10 тысяч.

Город лишь номинально числится "нашим". Рядом Донецк, откуда часто заезжают мобильные группы террористов. За городом высится жуткая громада неработающего Авдеевского меткомбината, и с его территории периодически "прилетают" дары смерти.

Авдеевский меткомбинат. Фото Андрея Дихтяренко

Нам еще предстоит проехать через скошенное поле мимо этого завода, а пока в самом городе инспектируем под грохот "града" позиции бойцов.

На базе среди офицеров в камуфляже крутится шестиклассик Влад - типичный "сын полка".

Влад из Авдеевки, сын полка. Фото Андрея Дихтяренко

Отца давно нет, живут вдвоем с матерью, но все дни этих опасных летних каникул, которые могут затянуться на неопределенный срок, он проводит среди украинских бойцов - с ними интересно. Влад гордится "формой" - подаренной рубашкой цвета хаки, и показывает мне целую пригоршню собранных гильз.

Влад из Авдеевки у броневика.Фото Андрея Дихтяренко

Неожиданно для нас полковник Ершов командует: "Едем на Мариуполь". Дорога ведет мимо меткомбината, мы надеваем каски и бронежилеты, офицеры держат в руках автоматы. Я смотрю сквозь узкое окно на заброшенный завод и думаю о том, что промышленный Донбасс с его заброшенными шахтами и разграбленными заводами всегда был достаточно кошмарным местом, просто сейчас кошмар стал явью, оформился войной.

Звонкие удары. В стекле водительской двери нашего броневика вздувается пузырь - прилетели две шальные пули из посадки, с противоположной от завода стороны. Приезжаем километров 10, после чего останавливаемся и рассматриваем повреждения машин. К счастью, никто не пострадал, но обычная пуля пробила обшивку броневика - это неприятное открытие.

Обстреляный броневик. Фото Андрея Дихтяренко

Продолжаем огибать Донецк (где примерно в это время сепаратисты прогоняли пленных) через села, постоянно сверяясь с картой - вдоль похожей на оторванную полоску от камуфляжного костюма зелено-желтой посадки. Чуть не заехали в Пески, где шли бои, но вовремя свернули. В районе Марьинки и Еленовки наш путь пресекается с колонной танков и БМП - идут "на Донецк". Бойцы приветственно машут нам руками, мы отвечаем тем же.

Уже на следующее утро узнали: через несколько часов после того, как мы проехали через Еленовку, здесь и под Старобешево завязался кровопролитный бой. И возможно, кого-то из тех ребят, кто махал нам рукой, уже нет в живых.

Долго кружим по селам - пропадает связь, врет навигатор, пока не выезжаем на Волноваху. И натыкаемся на караван техники без опознавательных знаков, но с белыми полосами! Проехали мимо без приключений - наверное, все-таки наши. На выезде из Волновахи на мариупольской трассе нас догоняет "Хаммер" батальона "Донбасс", бойцы братаются с нами. Здесь, на войне, радость от встречи со "своими" - самая искренняя.

Трасса "Донецк-Мариуполь", в прежние годы забитая машинами каждый август, сейчас практически пуста. На полпути к Мариуполю нас бесцеремонно "тормозит" какой-то самопальный блокпост. Есть украинская символика, но выглядят проверяющие неряшливо, еще и просят патроны.

Наконец, вечер - мы в Мариуполе. Полковник Ершов проводит совещание с местной автоинспекцией и спецподразделениями - осложнилась ситуация под Новоазовском, возможны атаки российских войск, необходимо усилить охрану приморских блокпостов. По рации передают тревожные сведения - идут бои на юго-западе от Донецка, где пролегал наш маршрут. Возвращаемся, далеко огибая вражескую территорию.

- Сегодня мы несколько раз прошли по лезвию ножа, - серьезно говорит Александр Ершов.

Мы это понимаем.

Останавливаемся на ночлег в гостинице в маленьком городке. И, наконец, ужинаем. На этой войне обязательно поднимают четыре тоста:

Первый - за Победу.

Второй - за друзей.

Третий - за погибших товарищей.

Четвертый - за то, чтобы наши товарищи не пили третий тост за нас...

Говорим о войне, о том, что будет, если Россия начнет открытое вторжение, о том, как за все эти предыдущие годы была фактически уничтожена украинская армия, и что функцию государства фактически взяло на себя общество.

На следующий день рано утром наши обстреляные броневики возвращаются в Славянск.

Наши блоги