УкрРус

Кто, как и для чего давил на Елену Тищенко

Читати українською
  • Кто, как и для чего давил на Елену Тищенко

Елена Тищенко стремительно ворвалась в орбиту политической элиты Украины, формально став руководителем Межведомственной рабочей группы по вопросам антикоррупционного законодательства. Многие связывали ее назначение с именем и.о. главы Администрации президента Украины Сергея Пашинского – давним приятелем и, согласно некоторым источникам, бизнес-партнером бывшего мужа Елены Сергея Тищенко.

Неформально же миссия Елены – работа над планом возврата в Украину активов тех, кого принято причислять к "Семье" беглого Президента Януковича. Думается, не стоит даже говорить, насколько важна эта задача и для имиджа государства, и для персональных рейтингов новой власти.

Назначение Тищенко сопровождалось достаточно громким скандалом, связанным с тем, что менее чем полгода до назначения, г-жа Тищенко находилась в российской тюрьме по подозрению в легализации похищенных средств. Отсидев в тюрьме более трех месяцев, она была амнистирована, переведена в категорию свидетелей, освобождена, а казахстанский БТА Банк отказался от заявленных ранее исковых требований по возмещению ущерба в отношении Елены. Г-жа Тищенко смогла выехать из России и даже получить должность в системе новой украинской власти.

Информации о том, что именно предъявляли Елена российские правоохранители, как и о том, что стало поводом для ее освобождения, крайне мало и она крайне противоречивая. Известно, что Елена была одним из юристов известного казахстанского бизнесмена и оппозиционера, Мухтара Аблязова, за которым уже долгое время охотятся власти Казахстана, так как он является личным врагом №1 президента Назарбаева. Также в СМИ фигурировала информация, что Елена пошла на сделку с властями Казахстана и дала необходимые сведения против бывшего работодателя.

В результате собственного журналистского расследования, редакция получила уникальные документы, позволяющие пролить свет на "дело Тищенко" в России, а также на то, кто и зачем его инициировал. Итак, обо всем по порядку.

Как уже было сказано выше, госпожу Тищенко задержали в российской столице по подозрению в совершении преступлений по двум статьям уголовного кодекса России – по статье 159 "Мошенничество в особо крупном размере" и по статье 174.1 "Легализация похищенных средств". Впрочем, обвинение в мошенничестве было снято буквально через неделю из-за своей очевидной абсурдности. Обвинения строились вокруг роли Елены в правовой защите Аблязова, бизнес которой является и является одним из главных предметов интереса со стороны прокуратуры Казахстана.

Если говорить с точки зрения закона, дело по легализации не могло быть причиной для содержания под стражей, так как данное обвинение не предусматривает такую меру пресечения. Поэтому для организации ареста была искусственно завышена сумма ущерба, которую якобы действия г-жи Тищенко нанесли казахскому БТА Банку.

Свет на детали этой истории помогает пролить один из главных документов нашего расследования – "Протокол встречи Елены Тищенко и следователей".

Участники встречи – по факту, главные действующие лица всего этого правового беспредела:

- Николай Будило – старший следователь следственного департамента МВД РФ, один из фигурантов печально известного "списка Магнитского".

- Андрей Павлов – представитель юрфирмы "Quorum Debt Management Group", с одной стороны официально представляющей интересы БТА Банка в России, с другой стороны, неформально являющейся связующим звеном и ключевым "разводилой" между администрацией президента Казахстана, казахстанской прокуратурой и российскими следователями, ведущими дело против Аблязова и его коллег. Как и его "партнер" Будило, Андрей Павлов также фигурант "списка Магнитского".

- Представители прокуратуры Казахстана – главные "заинтересованные" лица, действующие по указанию администрации президента Казахстана.

- Юристы английской фирмы Hogan Lovells – Michael Roberts и Chris Hardman, представляющие БТА Банк в Англии и координирующие других западных юристов и пиар агентов.

Связь между этими лицами, а также скоординированность их действий в подготовке преследования Елену Тищенко и в фабрикации дела против нее видна невооруженным взглядом. Достаточно посмотреть на документы, которые оказались в распоряжении нашей редакции.

Вот, например, фрагмент из переписки между следователем Николаем Будило и юристом Андреем Павловым. Здесь они согласовывают текст обоснования для суда о нахождении под стражей Елены Тищенко. Заметьте, следователь обсуждает это не со своим руководством, а с представителем якобы потерпевшего, по факту – заказчиком данного дела.

А вот отчет Андрея Павлова в Казахстан. Представитель банка бодро рапортует про результативное проведение "сложной комбинации по задержанию" Елены Тищенко и ставит вопрос о том, что с ней делать дальше, так как решение о том, выпускать Елену на свободу или нет, принимали не в Москве, а в Казахстане.

Отдельного внимания заслуживает и письмо сотрудника БТА Банка Павла Просянкина Андрею Павлову. Письмо отправлено за два дня до задержания Елены и в нем – ее фото. Наверное, чтобы следователи знали, кого арестовывать.

Отдельно необходимо сказать про роль английских юристов в процессе над Тищенко. Идеализируя "западное" правосудие, мы зачастую забываем, что для многих это всего лишь бизнес. Поэтому, например, юристы Hogan Lovells не видят для себя никаких проблем в сотрудничестве с фигурантами "списка Магнитского" - российским следователем Будило и юристом Павловым.

Интересно, что в основание ареста Тищенко легли показания одного из английских юристов – Криса Хардмана. Для обоснования задержания Елены в Москве его пришлось срочно вызывать из Лондона. Уже через два дня после ее задержания был проведен "допрос", где следствие и получило необходимые "доказательства", которые легли в основание обвинений против Елены.

Мы не станем утруждать читателей массой подобных прямых и косвенных свидетельств, а сразу перейдем к сути того, чего добивались от Тищенко.

Как видно из протокола встречи (несмотря на пребывание Елены Тищенко в СИЗО, данное мероприятие не было официальным допросом, а скорее, обсуждением позиций сторон), от госпожи Тищенко необходимо было получить максимально жесткие показания на Мухтара Аблязова, его партнеров, коллег и союзников по оппозиции в Казахстане.

Основных направления было два:

- условно "экономическая" линия и

- общественно-политическая деятельность.

Для получения "правильных" показаний были задействованы все приемы, известные еще со сталинских времен: многочасовые допросы, проволочки с допуском адвокатов, помещение в так называемый "карантин" в СИЗО вместе с наркоманами, больными и т.д. При этом не стоит забывать, что Елена – мать четверых детей, младшей из которых на тот момент не исполнилось и двух лет. Естественно, разлука с ними также самым негативным образом влияла на психику, вплоть до того, что, со слов самой Елены, ее посещали мысли о самоубийстве.

Беседа получилась долгой и содержательной, и госпожа Тищенко, в обмен на свою свободу рассказала все, что знала, о чем слышала и намного больше. Тут были и сведения о бизнесе Аблязова, о его личной жизни, о взаимодействии с оппозиционной прессой и представителями оппозиции в Казахстане. Особое умиление вызывают пассажи о подготовке экстремистов для захвата власти, организации массовых беспорядков, закупке вооружений и об использовании беспилотников для сброса бомбы на самого Назарбаева.

Среди прочего, значительное внимание следователями из Казахстана было уделено вопросу взаимодействия Аблязова и российского оппозиционного политика Александра Белова-Поткина, который якобы обучал в Казахстане группы экстремистов. Именно на основании этих сведений Александр был буквально на днях задержан российскими властями и сейчас находится под домашним арестом.

В результате проведенной работы, Тищенко получила такую важную свободу, а власти Казахстана – "доказательную базу" для фабрикации новых уголовных дел. Верхом цинизма стала фабрикация так называемых "политических" дел против тех немногих оппозиционеров, которые остались в Казахстане. Теперь большинство из них причислены к экстремистам, которые покушаются на власти Казахстана и лично на Президента Назарбаева.

Результатом договоренностей между Еленой Тищенко, БТА Банком и российским правосудием стало закрытое соглашение о том, что банк прекращает свои преследования в отношении Елена фактически в обмен на ее показания против Мухтара Аблязова и его коллег и сторонников. Вряд ли можно осуждать человека в таком положении за то, что он выбирает семью, жизнь и свободу, пусть даже ценой дачи "нужных" показаний.

Также нужно отметить, что на этом злоключения Тищенко не закончились, и уже будучи в должности руководителя Группы она вынуждена была отбиваться от попыток российских юристов открыть против нее новое дело.

Последние документы – это два письма Елены Тищенко. Одно из них адресовано Майклу Робертсу из Hogan Lovells, второе – представителю БТА-банка в Казахстане. Содержание обоих – практически идентично. Елена, уже будучи украинской чиновницей, напоминает своим адресатам, что в соглашении с банком ей была гарантирована защита от дальнейших преследований в обмен на "правильные" показания. И что если попытки вновь привязать ее к делу не остановятся, она будет вынуждена обнародовать всю подноготную дела БТА-банка в СМИ.

К слову, интересным будет тот факт, что в одном из своих писем, Елена недвусмысленно указывает на связь между заказчиками из Казахстана и юристами Семьи, которые, судя по всему, координировали действия по делу Аблязова в Украине.

Судя по всему, угрозы отрезвляюще подействовали на представителей банка, так как интерес к персоне Тищенко моментально пропал.

Наши блоги