УкрРус

Незаконная вырубка леса в Украине: преступление без наказания

Читати українською
  • Незаконная вырубка леса в Украине: преступление без наказания
    Getty Images

Украина государство, занимая последнее место в Европе по объему заготовленной древесины — 0,5 кубометра на 1000 жителей, позиционирует себя как едва ли не крупнейший в Европе экспортер круглого леса. Факт: лесопромышленный комплекс Украины имеет явно выраженнную экспортную направленность и служит, по сути, поставщиком сырья для экономик других стран. Почему до сих пор не определены приоритеты или идеология развития отрасли? Парадокс? Нет, обычное явление бездумной, недальновидной, потребительской философии рядового украинского чиновника. Отбить по максимуму и как можно быстрее инвестиции в "должность", а затем — хоть трава не расти, то уже головная боль преемников, а не предшественников. Развивать лесную отрасль, инвестировать, строить предприятия — долго, затратно, неинтересно для мелких чиновников-барыг. Так что стоит напомнить украинскую пословицу: "Чому бідний — бо дурний, чому дурний — бо бідний". "Маємо те, що маємо".

Немного истории. В 80-е годы прошлого столетия Украина, позиционируя себя чистым нетто-импортером, в перерасчете на круглый лес использовала для собственных нужд по 40–45 млн куб. м древесины, заготавливая на своей территории только 15 млн куб. м. За годы независимости ситуация кардинально изменилась: Украина ежегодно поставляет на внешние рынки более 5 млн куб. м кругляка и минимум 2 млн куб. м пиломатериалов первичной обработки, пишет журналист и экономист Петр Чечелюк в статье на ZN.UA.

Хроники дня сегодняшнего. Масштабы незаконных вырубок леса, о которых скромно отчитываются лесные предприятия, и цифры экспертов поражают. По данным Государственного агентства лесных ресурсов (ГАЛР), в 2015 г. незаконная вырубка древесины нанесла стране убытки в размере 85 млн грн. Эксперты хором утверждают, что эта цифра на порядок выше! По самым скромным подсчетам, из-за нелегального оборота древесины, контрабанды, невозвращения валютной выручки, наличных расчетов государственная казна за год теряет свыше 40 млн долл.

Законодательство, регулирующее деятельность отрасли, нарушается практически на всех стадиях технологического процесса — от заготовки леса до реализации готовой продукции. При этом осуществляется немалое количество экономических преступлений. Цифры для безлесного государства (как его позиционируют в Европе) — впечатляющие!

В 2007 г. государственное лесное хозяйство вступило в так называемую финансово-сырьевую фазу своего развития, продолжающуюся и по сей день. Характерной ее особенностью является ручное управление экспортом древесины (продажа по контрактам лишь для избранных иностранных компаний); ее заготовка происходит не на участках главного пользования, а путем проведения незапланированных так называемых санитарных рубок, при которых отбирается древесина только ликвидных сортиментов. Фирменным признаком "модели" стала схематическая коррупция, управляемая руководством ГАЛР. Складывается впечатление, что в Украине мало кто понимает, какая ситуация сложилась в отрасли. Объективно это происходит из-за нежелания чиновников навести порядок в этой мутной воде, в которой последние наживаются.

Признаки коррупции при экспорте древесины, как утверждает в своих исследованиях FLEG II (программа Всемирного банка "Правоприменение и управление в лесном секторе стран восточного региона действия европейского инструмента соседства и партнерства-2"), хорошо известны и легко идентифицируются. К ним относятся: закрытость и искажение информации об экспорте древесины государственными предприятиями; согласованная переориентация государственных лесных предприятий на поставку древесины на рынки, лояльные к коррупции, к которым относятся рынки Китая, Румынии и Турции; организация торговли через посредников и компании, зарегистрированные в офшорных зонах и других странах с мягкой системой налогообложения; сознательное занижение цен на экспортируемую продукцию ради получения маржи.

То есть фактически исследование FLEG II еще раз напомнило обо всех известных нарушениях и злоупотреблениях, и, казалось бы, все, что надо, — это осуществить соответствующие изменения на законодательном уровне, провести кадровую чистку и наладить новые и прозрачные механизмы деятельности в лесном секторе. Так почему до сих пор не был внедрен ни один из вполне очевидных, перечисленных выше пунктов? Почему до сих пор чиновниками не были обеспечены открытость информации об экспорте древесины государством, включая сведения о торговых партнерах, фирмах — получателях леса и его ценах в динамике; контроль ценовой политики ГАЛР с целью установления рыночных цен на продукцию; строгий запрет подписывать контракты с фирмами-потребителями, замеченными в коррупционных схемах; запрет подписывать договоры поставок древесины конечному потребителю через посреднические фирмы?

Европейские технологии по-украински

Цивилизованный мир руководствуется тремя основными мотивами принятия решения о запрете экспорта древесины: природоохранным, который сводится к уменьшению объема вырубки лесов; экономическим (обеспечение сырьем отечественных деревообработчиков) и социальным (создание новых рабочих мест). Украина, не сумев устранить внутренний конфликт между отечественными деревообработчиками и собственно лесной отраслью, проявила неспособность преодолеть незаконную заготовку и теневой оборот древесины, к которому прибегают наиболее отсталые страны Африки и Азиатско-Тихоокеанского региона.

В украинском лесу внедряется с 2000 г. и позиционируется как панацея от незаконной заготовки древесины и коррупции в отрасли электронный учет древесины (ЭУД). Но самое интересное то, что информация о стоимости и экономической эффективности этого учета нигде и никогда не обнародовалась. Существуют сомнения, имеется ли она вообще. Есть все основания считать, что система учета воплощалась как очередная коррупционная схема, с помощью которой лесным предприятиям навязали программное обеспечение и оборудование по ценам, в несколько раз превышающим рыночные. И самое печальное, что в вопросе контроля древесины и ее реализации схема учета в части противодействия самовольным рубкам и коррупции не принесла никаких видимых результатов.

Экономической оценки и анализа эффективности этой системы в ГАЛР за годы ее существования никто не видел. Как система контроля над учетом и движением древесины, она вообще находится вне правового поля. Об этом свидетельствует тот факт, что на фоне все более широкого охвата ЭУД нелегальные рубки леса не уменьшились, а увеличились. Компенсация ущерба, нанесенного лесам самовольными рубками, выявленными лесоводами с правоохранительными органами, не выросла, а упала. Казалось бы, сейчас должен был бы возникнуть вопрос, нужна ли эта система вообще. Однако анализ опыта стран Европы, в которых электронный учет древесины ведется весьма результативно, показывает, что кому-то выгодно возводить преграды на пути полного и результативного внедрения и реализации ЭУД.

Неоднократно подлежал обсуждению вопрос об усилении уголовной ответственности за проведение незаконной вырубки леса. Такие дискуссии в современных условиях вполне оправданы и нужны. И, конечно же, не менее необходимо непосредственное внедрение изменений в действующее законодательство и реальное усиление ответственности за незаконное распоряжение собственностью украинского народа.

Положительно то, что 8 сентября 2016 г. в Верховной Раде Украины был зарегистрирован проект закона о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины (относительно усиления ответственности за незаконную порубку леса и незаконные операции с лесоматериалами и пиломатериалами). Этот законопроект, во-первых, предполагает дефиницию незаконной порубки деревьев, во-вторых, значительно усиливает уголовную ответственность за совершение таких действий. Так, предлагается, что лицо, которое совершило преступление, предусмотренное статьей 246 Уголовного кодекса Украины (незаконная порубка деревьев и кустарников в лесах, защитных и других лесных насаждениях, а также перевозка, хранение, сбыт незаконно порубленных деревьев, изготовление или оборот лесоматериалов или пиломатериалов из незаконно порубленных деревьев), будет наказываться штрафом от 30 тыс. до 45 тыс. не облагаемых налогом минимумов доходов граждан или лишением воли на срок от четырех до шести лет и с конфискацией имущества. В-третьих, предложена и новая редакция статьи 201 УК Украины (контрабанда), ведь предлагается включить к предметам контрабанды "лесоматериалы и пиломатериалы ценных и редких пород деревьев".

Есть две главные причины лоббирования экспорта леса властью, контролирующей деятельность государственных лесных предприятий (кстати, именно на их долю приходится основной объем продаваемой древесины). Во-первых, стремление к собственному обогащению за счет коррупции и, во-вторых, стремление обеспечить более высокие доходы государственного сектора экономики. Ответ на вопрос, какая причина преобладает в Украине, к сожалению, понятен и очевиден без дополнительной аргументации.

Также вполне очевидны основания того, зачем Минагрополитики и в.и.о. главы ГАЛР Украины Христина Юшкевич усиленно работают над отменой моратория на экспорт круглой древесины в обмен на второй и третий транши от ЕС (всего 1,2 млрд евро, которые составляют стоимость лишь годового экспорта лесного сектора). Инфантильным мечтателям в розовых очках, которые все еще надеются, что в секторе леса не все так плачевно, объясняю: обещанный транш используют на латание дыр в бюджете государства и частично разворуют. А в это время на многих станциях железной дороги Закарпатья работники местной таможни остановили десятки вагонов экспортного круглого леса. Если мораторий отменят, в торговле Родиной по схеме "лес на транш" заслуга тех, кто приложит к этому руку, будет немалой.

Опыт деятельности в лесном хозяйстве в странах Европы характеризуется широкой вариативностью. Это свидетельствует о том, что страны автономны в выборе методов управления лесопромышленной отраслью. Единственным важным условием является свобода предпринимательской деятельности, предоставление надлежащих и равных условий субъектам хозяйствования. И как результат — мощное сотрудничество государства и частных предприятий на благо страны. Модернизация законодательства в сфере реализации необработанной древесины будет способствовать ускорению евроинтеграционных процессов, позволит вывести заготовку и реализацию лесоматериалов на качественно новый уровень.

Почему так? Почему лес превратился из богатства украинского народа в его головную боль? Почему сегодняшнее состояние отрасли люди со здравым смыслом рассматривают как преступление без наказания? Возможно, потому, что Минагрополитики, взяв под свою опеку государственный лес, не выступает самостоятельным игроком в сфере лесных отношений и ограничилось ролью свадебного генерала? Министры доверяют руководству ГАЛР, поддерживают его решения и берут на себя ответственность за качество их подготовки. Кому от этого хорошо, комментировать не стоит. ГПУ доказаны факты, что за период 2011–2013 гг. экспорт древесины в системе главного лесного ведомства государства осуществлялся исключительно по, мягко говоря, теневым и нелегальным схемам: потребителей древесины заставляли оплачивать так называемые маркетинговые услуги юридическим лицам, зарегистрированным в третьих странах. Стоимость "услуг" рассчитывалась, исходя из объема и типа экспортной продукции, и колебалась от 4 до 12–20 долл. за кубометр. То есть были указания от ГАЛР экспортировать древесину по ценам, заниженным на стоимость фиктивных маркетинговых услуг.

Недавние официальные данные ГПУ свидетельствуют о том, что таким образом из оборота государственного лесного хозяйства были выведены финансовые активы, измеряющиеся десятками миллионов евро. Такие суммы при простых расчетах в десятки раз превышают возможный сегодняшний транш финансовой помощи украинскому лесному хозяйству от ЕС, который так ждут в Киеве на Грушевского и Шота Руставели. И это в то время, когда через таможенные переходы Одессы, Черновцов, Львова и Закарпатья на предприятия глубокой переработки древесины Европы, Турции и Китая ожидают таможенного осмотра десятки и сотни вагонов с деловой древесиной под кодом… топливных дров. Украина… без леса? Вполне вероятно. А правительство Украины взяло курс на отмену моратория.

При работе над статьей заранее были подготовлены и отосланы вопросы по всем проблемам отрасли в.и.о. главы ГАЛР Украины Христине Юшкевич. Однако она не нашла времени для получасовой беседы с журналистом, сославшись на занятость. Тем временем все виды украинских СМИ — от бумажных до электронных, от центральных каналов телевидения до частных региональных — пестрят коммерческой саморекламой временного руководителя украинским лесом о невиданных "наведении порядка и достижениях" отрасли. Чувствуется интенсивная и массированная подготовка к так называемому конкурсу на должность главы лесного ведомства Украины, который состоится 20 сентября согласно распоряжению Кабмина.

Риторическим является вопрос, насколько честно и прозрачно будет назначен новый глава ГАЛР и какие последствия это будет иметь для лесного хозяйства Украины. Да и в целом, к сожалению, так получается, что должность контролирует все потоки древесины. Так складывается, что в Украине на должность главного лесовода позиционируют агрономов, пэтэушников, которые не отличат дуб от сосны, не являются специалистами в отрасли и априори не знают ее основ. И вместо того, чтобы работать на благо украинского народа и лесной промышленности, тщательно трудятся над созданием теневых махинаций и поиском дополнительной наживы. И тут интересно, где же начало и конец такого годами наработанного механизма, и хватит ли смелости и сил совестливым и честным работникам лесной отрасли, чтобы сломать такую грязную систему?

Кто отберет коррупционные рычаги у государства?

Украинским деревообработчикам государство сознательно создало проблему, которая не решается десятилетиями. В распределении лесных ресурсов учитывается лишь мнение того, кто реализует древесину, мнения же и желания покупателя или потребителя не принимаются во внимание вообще. И тут возникают все проблемы. Одна из них связана не столько с ограниченным ресурсом леса, сколько с расстановкой приоритетов в его распределении. Государственные лесные хозяйства отгружают на экспорт гарантированный и заранее спланированный объем леса, а на внутренний рынок — то, что осталось. Так, по дефицитной и стратегической породе древесины — сосне — экспортная квота составляет 40% от общего количества ее заготовки. Около 30% деловой древесины сосны идет на переработку в самих гослесхозах и отгружается в рамках разных государственных программ (для строительства и эксплуатации шахт, военных укреплений для Вооруженных сил Украины и т.п.). Остается треть древесины, которую выставляют на так называемые аукционы. Казалось бы, проще изменить приоритеты в пользу бизнеса — и проблемы с сырьем исчезнут навсегда. Этого даже требует принцип соблюдения национальных интересов отечественных производителей. Но как Минагрополитики, так и ГАЛР Украины, очевидно, наплевать на государственные интересы, если они противоречат интересам корпоративным или личным.

На аукционных торгах численно доминируют мелкие предприниматели, которые диктуют правила игры, не имея никакого отношения к первичной обработке древесины. Вследствие этого такие торги теряют первоначальный смысл и превращаются в хаотичную распределительную систему. Результаты ее неутешительны: крупные деревообработчики не получают нужного объема сырья, что негативно сказывается на росте и развитии их предприятий; значительные объемы древесины "выигрывают" мелкие потребители, которые в дальнейшем ее не выкупают, и перекупщики-спекулянты, которые тут же стараются ее продать по более высокой цене. А те деревообработчики, которые готовы работать на благо государства, платя немалые налоги в бюджет, вынуждены охотиться за древесиной, чтобы не остаться без работы. И уже в который раз возникает вопрос: в чью пользу осуществляется управление в лесной промышленности?

Именно поэтому коррумпированная СИСТЕМА управления торговлей древесиной, которая регулируется ГАЛР Украины и годами не меняется, вызывает глубокое недоверие деревообработчиков. Именно это недоверие заставило бизнес лоббировать радикальные методы изменения ситуации на рынке древесины, которые неподконтрольны главному лесному ведомству. К этим изменениям относится и мораторий на экспорт круглого леса.

До того момента, пока примитивные лесопильни гослесхозов не начнут закупать древесину на открытом рынке без упомянутых "льгот", конкурируя с частными деревообработчиками, государственная лесопилка будет получать субсидии от государства, а все экономические показатели будут систематически и необоснованно повышаться. В любом случае власть должна сформулировать в виде закона свою позицию по поводу равных условий продажи древесины и взять на себя ответственность за принятое решение. Вполне оправдано в этом случае обращение к опыту европейских стран. Например, Финляндия предлагает следующую систему: 60% древесины заготавливают частные предприятия, заинтересованные в восстановлении лесных ресурсов и контроле экологической ситуации в стране. Ведь именно от этих показателей зависит помощь государства и размер уплачиваемых налогов. Лесозаготовители не имеют отношения к рубке леса и его транспортировке. За все это несет ответственность покупатель-деревообработчик и соответственно оплачивает. То есть прослеживается четкое размежевание обязанностей лесозаготовителей и деревообработчиков. Вот вполне реальная и уже проверенная панацея от существующих коррупционных схем в Украине.

Относительно частной переработки, то ей крайне необходимы налоговые льготы на период реализации инвестиционных проектов, снятие пошлины и НДС при импорте оборудования, субсидии процентных ставок из бюджета по кредитам банков. Все это можно осуществлять в рамках инвестиционных согласований между государством и бизнесом.

Основным владельцем (пользователем) лесов является государство, на котором лежит груз ответственности за сохранение лесных ресурсов и отработку стратегических направлений развития отрасли. Но, как показывает мировая практика управления лесами, централизованная система не обеспечивает необходимой экономической эффективности работы отрасли. Поэтому сегодня частные предприятия по переработке древесины должны стать площадкой по обсуждению устаревших проблем отрасли на высшем уровне власти. Одна из них — немедленное обособление лесного хозяйства от рубок леса, его примитивной переработки и экспорта. Объединение в одном лице функций выращивания леса и его реализации приводит к хозяйствованию по формуле: "сам себя контролирую".

Тяжелое наследие советской модели хозяйствования загнало отрасль в тупик, много важных элементов лесного хозяйства давно уничтожены, а другие находятся на грани уничтожения. Ущерб, нанесенный лесному хозяйству "реформами" последнего десятилетия, настолько большой, что без активных действий со стороны государства преодолеть его не получится.

Для исправления ситуации в лесном хозяйстве, прежде всего, необходимы кадровые решения, которые коснулись бы руководства ГАЛР и Минагрополитики. Совершенно очевидно, что те же люди, которые привели лесное хозяйство в тотальный упадок, не смогут вывести его оттуда. Они были настолько заняты построением новых теневых и коррупционных схем в лесном секторе, что забыли об основном и непосредственном назначении лесопромышленной отрасли. А поскольку на сегодняшний день принятие жестких решений в лесном секторе обернется признанием собственных ошибок, то ожидать их напрасно.

Сейчас как никогда деревообработчики вместе с общественностью должны побороться за то, чтобы лесную отрасль передать из Минагрополитики в Минэкологии. По этим вопросам уже давно идут горячие дебаты. Такое подчинение существовало после ликвидации Министерства лесного хозяйства, оно оправдало себя, и такую форму подчинения приняла Европа. По крайней мере, с новым пользователем лес перестанут рассматривать как ресурс, как вертикально стоящие бревна. Анализируя зарубежный опыт, в частности отсутствие позиции и либерализм относительно заготовки и реализации древесины, следует помнить об историческом становлении лесопромышленной отрасли в Украине. Нужно учитывать и самобытность нашего государства, и менталитет его жителей. И, как результат, сформировать законодательство, которое будет отвечать европейской юридической технике, но с учетом особенностей нашей страны.

Сегодня уже никто не сомневается в необходимости создания в Украине собственной мощной частной деревообрабатывающей промышленности. Это единственный вариант ухода от экспорта круглого леса с параллельным решением многих других проблем. На выходе через короткий промежуток времени мы получим полностью обновленную, многоукладную перерабатывающую отрасль, которая на 90% будет способна покончить с теневым экспортом. Результатом этих усилий станет то, что львиная доля прибыли останется в украинской экономике. А государственным лесхозам пусть останутся функции выращивания леса, защиты его от вредителей и пожаров. Так велел сам Бог. Такую практику принял мир, а мы до сих пор изобретаем велосипед.

Как экономист по специальности, часто обращаюсь к книге известного норвежского экономиста Эрика Райтнера "Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными". Норвежец мастерски описывает ситуации, как крепкие и богатые государства советуют бедным странам одно, но у себя дома применяют абсолютно противоположное (например, не защищать свою обрабатывающую промышленность, а в нашем случае — обменять лес на очередной транш). Текст экономиста пестрит примерами, что вся мировая экономическая политика сознательно выстроена таким образом, чтобы не дать бедным странам вырваться из бедности, а из экономических теорий к рассмотрению принимаются лишь те, которые выгодны богатым странам. Читают ли экономиста, известного всему миру, наши министры? Сомневаюсь…

Наши блоги