УкрРус

Норд-Ост vs Батаклан: СМИ рассказали о реакции россиян на теракты в Париже

  • Норд-Ост сравнили с парижским терактом
    Норд-Ост сравнили с парижским терактом

Россияне провели четкую параллель между терактом в московском театре на Дубровке в 2002 году и в парижском театре Батаклан 13 ноября 2015 года.

Как отмечает автор New York Times Юлия Иоффе в своей колонке для Foreign Policy, многие россияне воспользовались возможностью пожурить своих наивных французских коллег в том, что они, мол, сами принесли террор в свою страну ,пишет НВ.

"Зрителям понадобилось некоторое время, чтобы понять: вооруженные боевики, стреляющие из автоматов в воздух, не были частью представления. Несколько человек попытались сбежать, но было поздно: боевики уже взяли контроль над помещением и начали обвязывать колонны взрывчаткой. Над сценой они повесили исламский флаг и объяснили заложникам, что это расплата за войну против них и их мусульманских братьев", - вспоминает российско-американский журналист.

Но они говорили не о Сирии, а о Чечне, и дело происходило не в парижском театре Батаклан, а в московском театре на Дубровке, объясняет автор. Это события не 13 ноября 2015 года, а 23 октября 2002-го. Люди пришли, чтобы посмотреть мюзикл "Норд-Ост", а не концерт американской группы Eagles of Death Metal. Чеченские террористы удерживали помещение театра не несколько часов, а три дня, не позволяя при этом 900 заложникам ходить в туалет и принуждая вместо этого использовать оркестровую яму.

"Журналистам, освещавшим "Норд-Ост", было тяжело наблюдать за тем, как разворачиваются события в Париже, и не проводить прямых параллелей с захватом российского театра 13 лет назад", - пишет Иоффе. В частности, по той причине, что и в первом, и во втором случае штурм здания закончился массовой гибелью людей.

Когда Париж охватили теракты, москвичи понимали, как чувствуют себя парижане в эти моменты. На следующий день у французского посольства в Москве образовалась пробка, поскольку жители города несли к зданию цветы, образовав при этом массивный холм из стеблей и лепестков. Другие ждали в очереди, чтобы выразить свое сожаление. Многие плакали, даже те, кто говорил, что не имеют близких людей в Париже. Просто они знали, как сейчас чувствуют себя парижане.

Однако рассказывает журналистка, не у всех сопереживание вылилось в сострадание. Многие россияне воспользовались возможностью пожурить своих наивных французских коллег в том, что они, мол, сами принесли террор в свою страну.

"Мы в России как никто понимаем, что сейчас происходит с французами. Как никто другой, - написал колумнист Егор Холмогоров в газете Комсомольская правда. - Бойня в концертном зале "Батаклан" один к одному напоминает "Норд-Ост"". Затем он обвинил во французской трагедии "оргию толерантности". Холмогоров, как и некоторые другие россияне, также заявил, что парижские атаки – это последствия вмешательства Франции в Ближний Восток – грех, соизмеримый с толерантностью.

Алексей Пушков, глава парламентского Комитета по международным отношениям, во время выступления на телевидении заявил, что ответственность за парижские атаки лежит на американский коалиции, которая борется с Исламским государством.

"Франция платит за свое активное участие в дестабилизации Ближнего Востока, а также излишне гостеприимную политику в вопросе миграции", - написал колумнист Павел Святенков в прокремлевской газете "Известия", которая на следующее утро после нападений "пропела" о предстоящем крахе евро и французского туризма.

Даже один из российских спецназовцев, принимавший участие в штурме театра на Дубровке, раскритиковал, в первую очередь, французские силы безопасности.

Многим россиянам было больно от того, что подобного глобального проявления сочувствия, как после парижских атак, не наблюдалось после крушения российского самолета над Синайским полуостровом две недели назад. Конечно, сочувствие Франции – это хорошо, но почему после катастрофы А321 аватарки пользователей Facebook не покрылись российским флагом, спрашивали они.

Одно из отличий, объясняет автор, состоит в том, что посетители концерта в Батаклане погибли от рук исламских террористов, а не от рук своих же спасателей, как это было в Москве. Разница между Парижем и Москвой такая же, как между немедленным штурмом Батаклана и складыванием еще живых жертв в штабеля, словно дрова. Как между честным признанием ошибок безопасности и путинским лживым извинением перед семьями, потерявших близких в Дубровке, за которым последовало затыкание рта тем, кто возмущался по поводу использования газа во время штурма.

"Дело не в том, что кто-то заслужил теракты в своем городе, а кто-то, наоборот, стоит больших сожалений, - заключает автор. - Просто реакция на подобные устрашающие нападения может много сказать о том, что значит жить в каждом из этих городов".

Как сообщал "Обозреватель", в теракте во Франции погибла россиянка.

Наши блоги