УкрРус

Владимир Якунин за завтраком с Березовской

Читати українською
  •  Владимир Якунин за завтраком с Березовской
    Обозреватель

"Обозреватель" продолжает проект "Завтрак" с журналисткой Аленой Березовской. На сей раз, Алена беседовала с российским государственным деятелем и управленцем, президентом ОАО "РЖД" (Российские железные дороги), президентом и основателем форума "Диалог цивилизаций" - Владимиром Якуниным. Встреча происходила на острове Родос. Говорили о власти, Боге и братских народах.

А.Б. Владимир Иванович, вначале хочу Вас поблагодарить за приглашение поучаствовать в форуме "Диалог цивилизаций". За три дня работы я получила такое количество полезной информации, что, думаю, за курс обучения в институте получила бы меньше. Вы очень активно занимаетесь общественной деятельностью, мне интересно, это порыв души или …?

В.Я. Вы знаете, идея для моей общественной работы сложилась не вчера. История общественного форума привела к такому развитию. Мы ощущаем, что должны сделать очередной шаг в этом развитии. Я хочу сделать комплимент себе и своим товарищам - я не знаю в мире другой такой площадки, настолько соответствующей определению негосударственная, непрофильная, международная организация. Потому что все другие сильные организации связаны с государственным финансированием.

А.Б. Первый раз мы с Вами виделись в 2012 году в Иерусалиме, на приеме у Патриарха Феофила III. Вы человек, который достиг многого в жизни, имеет власть, деньги, уважение и почтение. Cкажите, как Вы пришли к Богу, если не секрет, это был какой-то переломный момент?

В.Я. Вы знаете, я не обладаю властью, в привычном смысле этого слова. Да, я пользуюсь авторитетом, и это дает мне определенные возможности. Но в придачу к этим возможностям я получил целый пакет неприятностей. Знаете, когда пытаются найти какие-то неприятные моменты в человеке. Огромный поток компромата, которые придумываются, формируются. Это побочный эффект.

С точки зрения того, был ли переломный момент? Думаю, что был. Он связан с 90-ми годами, с разрушением Советского Союза, с разрушением той идеологии, в которой мы воспитывались. Это был очень тяжелый период не только для нашего поколения, но еще более тяжелый для вас, для "внучатого поколения". Все это сформировало новую активность, сформировало новые потребности. Несмотря на то, что мне уже 65 лет, я каждый день учусь и намерен продолжать учиться до гробовой доски.

А.Б. Привычное слово "власть"… Даже нас, журналистов, называют, четвертой властью. Однако я бы разделила эти понятия на "власть которая берет" и "власть которая дает".

В.Я. У нас под властью понимают, в первую очередь, политическую власть. Диктаторская власть это тоже власть, власть в неформальной группировке – тоже власть. То, о чем мы с вами говорим – это влияние. Очевидно, кому-то выгодно, чтобы журналисты считали себя властью, но не как институт влияния, формирования общественного мнения, а как власть, которая не подлежит никакой самокритике, и не подлежит никакому контролю. Это выливается в то, что сегодня журналист не несет никакой ответственности за то, что он выводит в массовое сознание. Это может быть и ложь, и клевета, но если он при этом сошлется на некие неизвестные источники "как говорят", то его даже невозможно привлечь к ответственности. В этом случае так называемая четвертая власть становится опасной. Поэтому очень важно рассматривать вопросы взаимодействия общества и журналистов, влияния средств массовой информации, влияния цифровых СМИ на общественное сознание. Именно потому - там где есть власть, там должна быть ответственность.

А.Б. Вы активно отстаиваете традиционные христианские ценности. Где, по-Вашему, граница между правами человека и христианской моралью?

В.Я. Это серьезный философский вопрос. То, что сегодня называется моральностью, что называется традициями, уходит в глубину веков, к истокам цивилизации. На каком-то этапе религия явилась тем институтом, который этот опыт оформил в виде определенных верований. Может быть не всегда имея возможность объяснить их, зафиксировать этот опыт человечества. Сегодня, когда пытаются представить дело так, что есть некие глобальные универсальные ценности, а все остальное вторично, мне кажется, что это попытка насильственного насаждения, внедрения в цивилизационный ход гена разрушения. Может быть, в отдаленном будущем реализуется конец советских фантастов, которые обрисовали коммунистическое будущее – братство, равенство, отсутствие жадности. Но это нельзя насадить насильственным путем. Это не может быть основанием для какой-то одной или нескольких стран, которые вдруг решили, что именно они являются носителями этих универсальных моральных ценностей, и посылать бомбардировщики, авианосцы и подводные лодки для того, чтобы принудить другие государства. При этом умирает не государство, при этом умирают – физически - люди, разрушаются общественные связи. Попытка оправдать это некими высшими моральными ценностями – безнравственны.

А.Б. Например, как в Сирии или Ливии?

В.Я. Я далек от того, чтобы быть поклонником режима Каддафи, но когда главу государства фактически линчуют перед телевизионными камерами, или когда "борец за демократию", как называют представителя оппозиции, пожирает сердце повергнутого врага – разве это моральные ценности?

А.Б. Поскольку я представляю Украину, у меня к Вам вопрос по подписанию соглашения об ассоциации с Европейским союзом. Очень много противоречий, очень много вопросов, и политика, которую проводит Россия, для нас не совсем понятна. Россия действует с позиции силы, через наказание. Однако на данный момент Россия проиграла информационную войну…

В.Я. Декларация о том, что мы уважаем суверенитет дружественного братского государства Украина – скорее внешняя форма. Невозможно быть соседями, представителями одной цивилизации без того, чтобы не происходило активное взаимопроникновение, в том числе и в политике. Я считаю, должно быть так, как решит великий украинский народ. Хотя мне тяжело признать, что Вы правы в том, что в эпоху развития коммуникаций мы проиграли информационную войну. При этом использовались такие отвратительные вещи, как разжигание межнациональной вражды, нетерпимости. Забывая о том, что это самая разрушительная война – между братьями, между семьями… Любое политическое действие должно анализироваться с точки зрения последствий. Я анализировал документы, в которых выстраивалась концепция уничтожения Советского Союза. Она содержала, в том числе такие элементы, как уничтожение Православия и отделение Украины от России. И сегодня де-факто состоялось разделение единого некогда народа – из Белоруссии, Украины и России. Сейчас у нас есть шанс, будучи разделенными формальными границами, остаться единой цивилизацией, и если этот шанс не будет реализован, тогда те, кто планировали разрушение этого единого цивилизационного пространства, могут достигнуть своей цели…

Наши блоги