УкрРус

Немилостивый: Яценюку не хватает опыта в управлении большим количеством личностей

  • Немилостивый: Яценюку не хватает опыта в управлении большим количеством личностей

"Батькивщина" - единственная оппозиционная фракция, из которой выходят депутаты. Недавно заявление о выходе из фракции написал наш сегодняшний собеседник - нардеп Виталий Немилостивый. В ходе прошлогодних парламентских выборов он возглавлял харьковский областной избирательный штаб Объединенной оппозиции. В партийный список ОО господин Немилостивый, в прошлом – замминистра промышленной политики в правительствах Юлии Тимошенко и Николая Азарова, попал по квоте "Фронта Змин" Яценюка.

С момента, когда прозвучал финальный избирательный свисток, прошло всего семь месяцев и сегодня вчерашний руководитель штаба ОО в первой столице Украины жестко критикует Яценюка и других лидеров оппозиции. В первой части интервью мы обсуждали атмосферу, в которой проходят заседания фракции "Батькивщина", акцию "Вставай, Украина!" и мотивы, побуждающие нардепов-оппозиционеров покидать фракционный корабль объединенной оппозиции.

В одном из эфиров "Шустер-Live" Вы обнародовали свое заявление о готовности сложить депутатский мандат в случае, если аналогично поступит и лидер фракции "Батькивщина" Арсений Яценюк. Была ли у вас после этого беседа с Арсением Петровичем? Другими словами, отреагировал ли как-либо на Ваш шаг господин Яценюк?

Нет, не было никакой реакции. Ни со стороны Арсения Петровича, ни со стороны других руководителей фракции. Этот мой шаг так и остался незамеченным.

Скажите, а почему Вы настаивали на том, чтобы от депутатского мандата за компанию с Вами отрекся и Арсений Петрович?

Почему я это сделал? Если мы говорим о моральной ответственности, то она должна быть обоюдной. То есть, если мы принимаем присягу и обязуемся выполнять то, что там написано, это касается всех. А если фракция перестает заниматься тем, что там написано и занимается абсолютно другими вещами, а какой-то депутат с этим не согласен, что тогда? Это ведь не означает, что не прав только этот депутат.

Вопрос состоит не в том, что кого-то купили. Вопрос состоит в том, что люди не согласны с тем, что происходит внутри фракции. А если люди не согласны, то ответственность несет, наверное, руководитель. В данном конкретном случае – это Арсений Яценюк.

Руководителям, кстати, не единожды предлагалось принять регламент работы фракции (так как написано в законе), но это так и не было сделано. На момент, когда я вышел из фракции и публично об этом заявил, ни разу фракция не соблюла закон и не оформила ни одно свое решение в соответствии с регламентом. То есть, руководитель оставлял себе маневр для того, чтобы кого угодно в чем угодно обвинить, любое свое решение выдать за решение фракции и т.д. Я это расцениваю именно так.

Кстати, благодарен, что он (Яценюк. – Авт.) меня услышал и, насколько я знаю, 16 апреля регламент фракции все-таки был принят. Надеюсь, это приведет к тому, что внутри фракции будет проводиться более публичный диалог.

Кстати, о диалоге, проводимом во время фракционных заседаний. Прежде чем выйти из "Батькивщины", Вы поднимали этот вопрос в ходе заседания фракции?

Вы знаете, в ходе заседания фракции очень сложно было вообще какой-либо вопрос поднять. Не знаю, как это происходит сейчас, опишу вам, как это происходило ранее. Так вот. Представьте себе ситуацию: идет заседание фракции, на котором присутствует около ста человек. В течение часа надо рассмотреть 15-20 вопросов. Поделите 60 минут на 15-20 вопросов. Что в итоге? А в итоге свое слово успевает сказать лишь лидер. Когда я, например, поднимаю руку, мне слова не дают. А если кому-то и дадут слово, это вовсе не означает, что потом происходит обсуждение вопроса, который был поднят. Я неоднократно поднимал руку, пытаясь высказать свою позицию, но это никого как бы не волновало...

Вы поймите, у меня есть большой управленческий опыт и когда, игнорируя иные мнения принимаются решения… Когда один раз ставятся замечания, второй, третий и нет реакции, то это не потому, что человек не понимает, что он делает, а потому, что он не хочет делать по-другому.

Вы о Яценюке?

Я о руководстве фракции в целом.

Откровенно говоря, об атмосфере, царящей на фракционном заседании "Батькивщины" я наслышана более чем. Некоторые Ваши теперь уже бывшие коллеги по фракционному цеху называют "летучки" не иначе как шоу одного-двух актеров. Все остальные – зрители, мнение которых не учитывается, они могут разве что аплодировать, восхищаясь игрой. Вы уже не связаны узами фракционной дисциплины, так что можете ответить без дипломатических витиеватостей: так ли в действительности проходят заседания фракции?

Именно так все и происходит, и, к сожалению, насколько мне известно, ничего не меняется. Возможно, Арсению Петровичу на данный момент пока не хватает опыта в управлении большим количеством личностей, людей, у которых есть свое мнение. У него есть опыт управления, к примеру, на госслужбе, где начальник всегда прав. Вот я, например, был замминистра промышленной политики. Заходил в кабинет министра со своим мнением, а выходил с мнением министра. Это вполне нормально на госслужбе. Но когда равных 100 человек, тут должен быть немножко другой стиль управления. И, на мой взгляд, на данный момент Арсений Петрович этого еще не осознал.

Это – с одной стороны. С другой стороны, аргументация, которую озвучили Вы, выходя из фракции, откровенно говоря, не выдерживает никакой критики. Снежки, лед, брошенные в депутатов от Партии регионов. Вы сочли это вероятным стартом гражданского противостояния. Уже не знаю, смеяться или плакать…

Но вопрос ведь абсолютно не в снежках! Вопрос в тенденции и в том, к чему это все может привести. Скажите, вы понимаете цель акции "Вставай, Украина!" и можете ее сформулировать?

В моем понимании, главной целью акции является живой диалог "глаза в глаза" представителей оппозиции с обществом. Оппозиция, как никто, должна держать руку на пульсе общественных настроений. А вот как на практике реализуется эта цель – отдельный вопрос.

То есть, вы считаете, что общение с людьми в рамках этой акции – это лучший способ коммуникации?

Я не говорю о том, что это наилучший способ коммуникации. Однако это вовсе не означает, что и этот метод оппозиция не должна использовать.

Да, согласен, что наша цель – услышать избирателей и понять их проблемы. Но ведь очевидно, что на этих встречах должны говорить не лидеры оппозиции, а люди. Мы же должны их слушать, а взамен говорить: "Ваши проблемы мы предлагаем решить таким-то и таким образом".

Скажите, мы предложили хоть одно решение хотя бы одной проблемы, кроме того, что надо поменять Президента Украины? Как мы, оппозиция, собираемся выходить из кризиса? Мы сказали об этом? Нет. Мы сказали, кто будет реализовать наши лозунги? Нет. За окном – 2013-й год. Это единственный год, если мы говорим о политике, когда можно принимать в парламенте консолидированные решения (в том числе, непопулярные) с тем, чтобы вывести страну из кризиса. Мы должны консолидироваться, в том числе вокруг принятия законов, необходимых для вступления в Евросоюз.

А вот в 2014-м уже можно начинать подготовку к выборам, а до этого времени мы должны сформировать команду. Или мы потом опять будем торговать должностями, как это сегодня происходит? Представьте, что сегодня происходит чудо: мы свергли Януковича и пришли к власти. Президентом стал, условно говоря, Арсений Петрович. А дальше что? Нужно 1,5 тысячи госслужащих первого ранга, которые, во-первых, будут патриотами, во-вторых, не будут воровать, в-третьих, будут понимать политику, которая проводится для выведения из кризиса, в-четвертых, будут готовы добросовестно эту политику реализовать. И, наконец, пятое – этим исполнителям должны верить люди на местах. Вот чем мы должны заниматься в 2013 году!

Вы впервые стали депутатом ВР и буквально через полгода пленарной работы новоизбранной Рады разочаровались в оппозиционном лидере, с которым вместе шли на выборы. Шли под партзнаменами брендовой оппозиционной политсилы. Так неужели ранее методы управления в "Батькивщине" были другими, и только пройдя в парламент, Вы, скажем так, внезапно прозрели?

Смотрите, я занимался реализацией промышленной политике в стране. Занимался также производством. Публичной политикой я ранее не занимался. Когда я руководил избирательным штабом в Харькове, я был менеджером, который выполнял определенную управленческую функцию. Говорят, кстати, что неплохо с этим справлялся. Но это так, к слову.

Теперь, по сути. Избирательная кампания – это одно, а постизбирательная работа – совершенно другое. После выборов должны поменяться методы, технологии, цели и т.д. У нас же ничего не поменялось и не меняется, понимаете? То есть, грубо говоря, мы не перестали быть "майданными" политиками, которые просто констатируют, что все плохо, что виноват такой-то и такой и надо его немедленно поменять. Мы говорим: "Ребята, давайте будем предлагать, что делать". А нам отвечают: "Ничего предлагать не надо. Надо менять". Разве это правильно?

Не хочется выступать в роли адвоката оппозиции, но, тем не менее, факт состоит в том, что меньшинство ВР предлагает множество законопроектов, в том числе социально-экономических, а также вносит правки к законодательным наработкам "большевиков". Другой вопрос, что законопроекты оппозиции априори непроходные, а большинство поправок не учитывается.

Конкретизируйте.

Возьмем, к примеру, главную финансовую смету страны. Оппозиционеры вносили в проект бюджета-2013 множество поправок.

А знаете, на что эти все правки направлены? На проедание. Это – чистой воды популизм. А наполнение бюджета формируется благодаря Налоговому кодексу. Мы людям обещали на выборах, что когда мы придем в парламент, отменим Налоговый кодекс и примем другой.

Я задаю вопрос: "Господа, а где наши предложения по Налоговому кодексу?". Мне говорят: "У нас их нет". Спрашиваю: "Почему мы их не разрабатываем?". Отвечают: "У нас нет времени и ресурса". Извините, но у нас же есть время и ресурсы на бесполезную акцию "Вставай, Украина!"? Есть. Вот и спрашивается: а почему мы не можем на эти ресурсы нанять европейских экспертов, перевести европейское налоговое законодательство, директивы Евросоюза в этой сфере и принять их как Налоговый кодекс? Кстати, таким путем прошла в свое время Чехия и еще ряд стран. Но мы как оппозиция этого не предлагаем, поскольку у нас на это нет времени, денег и людей. Зато на проведение никому ненужных акций у нас есть и время, и средства, и человеческий ресурс.

Немножко отойду от темы. Скажите, с какой целью Вы, будучи еще де-юре членом оппозиционной фракции "Батькивщина", прибыли на так называемое выездное заседание Рады, в котором принимали участие представители правящего большинства? Кстати, Вас там встретили аплодисментами…

Почему они встречали меня аплодисментами, это лучше у них спросить… Я тогда сказал, что мне не нравится то, что происходит в этом зале. Сказал, что парламент должен работать в сессионном зале ВР и призвал всех лидеров фракций договориться и начинать работать в зале Верховной Рады. И еще я сказал, что выйду из фракции, но выйду не в этом, а в сессионном зале. Поэтому я не знаю, почему они аплодировали, ведь именно это я сказал, глядя им в глаза.

Но все же: с какой целью Вы пришли на Банковую?

Потому что именно там было зачитано мое заявление о выходе из фракции. Там я сказал, что отозвал свое заявление, поскольку не хочу, чтобы его зачитывали на таком заседании и в таком зале. Я сказал, что выйду из фракции при первом же легитимном заседании в парламенте. Я допускаю, что они хлопали, потому что хотели услышать от меня что-то другое, ведь аплодировали они вначале, а не в конце, когда я оттуда уходил. И потом. Там присутствовало три четверти людей, которые со мной работали в той или иной мере, когда я занимал другие должности.

Продолжение следует…

Наши блоги