УкрРус

Французский политолог: Путин - далеко не такой хороший стратег, как все думают

Читати українською
  • Французский политолог: Путин - далеко не такой хороший стратег, как все думают
    Французский политолог: Путин - далеко не такой хороший стратег, как все думают
    Facebook

Украина обязательно станет частью Европейского союза, но к тому времени это объединение сильно изменится, расширив свои границы на весь европейский континент.

Об этом в интервью "Обозревателю" рассказал эксперт ЕС в области внешней и оборонной политики, президент экспертного центра "Континентальный Университет" Оливье Ведрин.

Он также прокомментировал войну на Донбассе, подчеркнув, что президент России Владимир Путин является далеко не таким хорошим стратегом, как все считают. А западные политики и дипломаты не могут с ним договориться исключительно потому, что не понимают российской психологии и менталитета.

- Как вы считаете, станет ли Украина частью ЕС в ближайшие 20 лет?

- В ближайшие 20 лет все возможно. Да, Украина будет частью Европейского союза, но ЕС - это не окончательная форма европейской конструкции. И я думаю, что через 20 лет мы будем иметь новою конструкцию. Возможно, это будет более сплоченное политическое объединение. Я думаю, мы получим новую европейскую организацию, потому что нельзя управлять всем европейским континентом так, как мы это делаем сейчас, когда у руля только западная часть этого континента. Нам нужно понять, и как можно быстрее, что нам необходимо создать новую организацию. Мы открыли в Киеве дискуссионный клуб под названием "Континентальный Европейский союз", который будет проводить анализ того, как мы можем объединить весь европейский континент на базе европейских ценностей: демократии, равенства полов и солидарности.

- То есть через 20 лет, возможно, не только Украина, но и ряд других стран присоединятся?

- Да. Когда мы говорим об этом, я подразумеваю присоединения стран "Восточного партнерства": Армении, Азербайджана, Грузии, Молдовы, Беларуси. Для меня это новый шаг к расширению Европейского союза.

- Ваш дискуссионный клуб носит название "Континентальный Европейский союз". Что же в таком случае делать с островной Великобританией?

- Это замечательный вопрос для француза, ведь французы и британцы - лучшие враги. Но у меня много друзей из Англии, и они мне очень нравятся. Великобритания - это тоже часть ЕС, но британцы все время в истории ЕС чувствовали себя другими. Я разговаривал с некоторыми своими британскими друзьями, и они считают, что Объединенное королевство останется в составе ЕС, потому что выход из ЕС станет для этого государства кошмаром. Почему? - Потому что в таком случае Шотландия быстро потребует независимости, ведь Шотландия выступает за ЕС, и это будет концом Объединенного королевства. Поэтому, я думаю, что британцы быстро поймут, что в их же интересах оставаться в Европейском союзе.

- Какие проблемы должна решить Украина перед тем, как у нее появится шанс стать частью ЕС?

- Это не секрет. Коррупция.

- Только коррупция?

- В вашей стране две войны. Первая - на Донбассе, против российской агрессии. Это все знают.

- Даже в Европе?

- Даже в Европе. Они знают, даже если не говорят об этом.

И вторая война - против коррупции. Это две большие войны Украины. Коррупция напрямую связана с постсоветским обществом и его менталитетом. И борьба с ней займет десять лет или, может, одно поколение, потому что старшие люди, которые были вовлечены в советский менталитет, должны уйти.

- Вы живете в Украине уже три года, то есть год до революции, и два года - после. Что изменилось?

- Гражданское общество. Я был на Майдане с начала декабря до конца февраля, я выступал со сцены Майдана. После этого в современной Украине мы можем видеть рост и развитие гражданского общества. Многие из людей, которые были на Майдане, сейчас возглавляют общественные организации, они очень активны и подталкивают власть к реформам. И это очень важно. Я действительно верю в волну Майдана, в гражданское общество, потому что это новое поколение, им по 25-35 лет.

- Гражданское общество подталкивает власть делать реформы уже более года. Как на счет правительства? Добилось ли оно каких-то успехов в этом направлении?

- Все говорят о реформах, все говорят о борьбе с коррупцией. Это уже превратилось в моду. Украинское правительство сделало некоторые шаги в этом направлении. Но я уверен, что на данный момент огромное значение имеют международное давление, а также давление со стороны гражданского общества. И эти два давления на правительство обяжут его проводить реформы и делать это быстро, потому что сейчас они делают это слишком медленно. Это давление немного ускорит процесс, но, как политолог, я придерживаюсь мнения, что это правительство нужно менять.

- Кто, по-вашему, должен быть премьер-министром?

- Мне очень нравится Саакашвили. Он был президентом Грузии, и добился неплохих результатов. Я думаю, что если Саакашвили станет премьер-министром, у Украины будет шанс добиться реальных перемен.

- Я люблю задавать этот вопрос всем иностранцам. Что французы знают об Украине?

- Они знают про казака Тараса Бульбу.

- Связана ли Украина до сих пор с Россией в восприятии европейцев?

- Да. Сейчас мы начинаем понимать, что Украина - другая из-за Майдана, но до этого многие люди в ЕС считали, что это одна страна.

- Вернемся к войне на Донбассе. Ка вы считаете, есть ли у нас шанс решить эту войну дипломатическим путем?

- Я думаю, у нас будет шанс решить этот конфликт, когда в России изменится власть, но не иначе. Потому что для Путина невозможно проиграть эту войну. Эта война необходима его пропаганде, без войны он не сможет оставаться у власти. Ему нужна война, и, как по мне, это невозможно, чтобы завтра Путин оставил Донбасс и Крым, потому что он потеряет власть. Я думаю, единственный путь победить его - это наращивать санкции и поддерживать российскую оппозицию.

- Кого вы относите к российской оппозиции?

- Одной из самых ярких фигур был Борис Немцов, и мы знаем, что произошло. Но есть и другие, как Илья Пономарев, Илья Горюнов, Андрей Пионтковский, Гарри Каспаров. Я лично знаком со многими из них, они пытаются что-то сделать, но многие из них сейчас в эмиграции. Российскую оппозицию необходимо объединить. Если мы хотим победить Путина, мы должны нарастить санкции и помочь российской оппозиции.

- Каким образом? Финансово? Вернуть их обратно в Россию? Или как?

- Финансово. Дать им политическую программу, помочь им объединиться и помочь им изменить Россию, потому что ради безопасности Европы, ради безопасности ЕС и ради безопасности мира мы не должны позволять Путину делать то, что он делает сейчас.

- Но он делает это уже два года, а мы все пытаемся с ним говорить. Почему? Неужели ЕС и США не могут его просто заменить?

- Это хороший вопрос. Мои друзья из Брюсселя, Парижа или Лондона не понимают российского менталитета, они пытаются понять его, как западные люди, через свои ценности. Но если мы хотим противостоять Путину, мы должны думать, как русские с советским менталитетом. И это проблема всех европейских дипломатов и европейской политики. Вы можете подписать с Путиным хоть Минск-10, но это не сработает. Вы можете подписывать любые договоренности, какие вы хотите, он подпишет все, но не будет никакого результата. С Путиным вы должны быть только сильными. Наращивайте санкции, покажите свою силу и скажите: если ты хочешь воевать, мы готовы. Это единственный путь.

- Кроме Украины, Россия еще вторглась в Сирию. Зачем?

- Я думаю, что в Сирии мы имеем тот же процесс, что в Афганистане. Война в Сирии - стратегическая ошибка Путина, он втягивает свою страну во второй Афганистан, и если он будет это наращивать, это приедет к такому же результату. Я не думаю, что много россиян готово идти добровольцами в Сирию, чтобы воевать за Путина.

- Некоторые эксперты считают, что Путин вторгся в Сирию, чтобы контролировать ЕС при помощи беженцев. Насколько обоснованной вы считаете эту идею?

- Я думаю, что Путин - не очень хороший стратег. Многие говорят, что Путин - игрок в шахматы на международной арене. Я не верю в это. Я думаю, Путин ждет какой-то слабинки, и когда он ее видит, он атакует. Но никакой стратегии. А по поводу Сирии вы правы, он использует эту страну, чтобы давить на ЕС, но он не создал этот кризис, он его использует.

Но эта проблема с беженцами и с Сирией действительно произошла по вине Путина. Почему? Три года назад Франция была готова бомбить Сирию, но Россия заявила, что успокоит Асада, и мы получили то, что имеем сейчас, мы потеряли три года и получили беженцев. Но я уверен, что Путин не думал об этом, когда он это сделал.

Теперь у нас есть кризис беженцев, это тяжелый вызов для ЕС. Я думаю, Европа переживет этот кризис, но мы должны подчеркнуть тот факт, что Путин виновен в том, что произошло три года назад, и в последствиях этого. Но Путин - не такой стратег, как все думают, потому что война в Сирии началась не с его подачи, и беженцы - это нормальный процесс для любой войны. Мы должны прямо столкнуться с Путиным на политическом поле, поэтому мы должны помочь российской оппозиции, неправительственным организациям, против которых в России даже создали специальный закон.

Если посмотреть на российские медиа, я думаю, приближается конец системы, эта система может еще выжить один-два года и, согласно анализу Фонда Жоржа Сороса, путинская власть может продержаться два года, и я с этим согласен. Проблема еще в в том, что мы знаем, что получим конец путинского режима, и сейчас мы должны подумать о постпутинской эре.

Наши блоги