УкрРус

Карен Бекарян: В вопросе ЕС и ТС Армения предпочитает использовать формулу "и-и"

Читати українською
  • Карен Бекарян: В вопросе ЕС и ТС Армения предпочитает использовать формулу "и-и"
    www.armradio.am

Не так давно Армения удивила международное сообщество своим решением подкорректировать внешнеполитический курс: если ранее был четко определен европейский вектор, то сегодня явно проявляется евразийский вектор. О возможностях предподписания Арменией ассоциации с ЕС, о перспективах вступления в Таможенный союз, об отношениях с соседними странами, в эксклюзивном интервью "Обозревателю" рассказал председатель неправительственной организации "Европейская интеграция", армянский аналитик Карен Бекарян.

- Заявление Сержа Саргсяна о вступлении в Таможенный Союз - откуда это?

- Прежде всего, в Таможенном союзе состоят страны, которые вместе с Арменией входят в блок ОДКБ. А формат отношений безопасности не может слишком сильно отличаться от формата политических, экономических и прочих отношений. Естественно, Армения следила за всеми процессами, которые происходили в Таможенном союзе. Мнение о том, что в России - наши партнеры, всегда имело место и во власти, и в обществе. Это объективный аспект нашего сотрудничества с Россией как стратегическим партнером и Казахстаном и Белоруссией - как членами и учредителями ОДКБ.

Во-вторых, для армянской экономики, для армянского бизнеса рынок сбыта, как правило, находится в России и в некоторой степени - в странах Таможенного союза.

Третье. Вы знаете, что в России - огромная армянская диаспора. Эта диаспора там работает, часть ее - это так называемая "новая диаспора", это люди, которые выехали в Россию уже после развала СССР и обретения независимости. Они поддерживают тесные связи с родиной и помогают своим родственникам в Армении.

Это одна сторона медали.

С другой стороны, в последние без малого четыре года очень глубоко, тщательно, детально велись переговоры с Европейским союзом относительно Договора об ассоциации и о зоне свободной торговли. Около месяца тому назад Европа заявила о том, что Армения успешно завершила переговоры и готова парафировать, то есть предподписать договор об ассоциации. Это должно было произойти на Вильнюсском саммите. Тогда же должны были парафировать аналогичные договоры Молдова и Грузия. Украина же должна полноценно подписать договор об ассоциации с Евросоюзом на том же саммите.

В Армении и во власти, и в обществе очень многие считали, что в процессе европейской и евразийской интеграции не должна работать формула "или-или". Эта формула никоим образом не отвечает интересам Армении. Потому что для нас большое значение имеет фактор безопасности, и ведущую роль в нашей безопасности играет Россия и ОДКБ

В Армении и во власти, и в обществе очень многие считали, что в процессе европейской и евразийской интеграции не должна работать формула "или-или". Эта формула никоим образом не отвечает интересам Армении. Потому что для нас большое значение имеет фактор безопасности, и ведущую роль в нашей безопасности играет Россия и ОДКБ. И, естественно, большой крен во внешней политике Армения не может себе позволить. И есть еще вопрос цивилизационного выбора. Для Армении Европа - это та цивилизация, частью которой она была, есть и будет. И поэтому, когда эти два направления ставятся в противостояние друг с другом, это худшее, что может быть для Армении. Мы предпочитаем в этом вопросе использовать формулу "и - и". До сих пор удавалось маневрировать.

Еще год тому назад во время встречи президента Армении Сержа Саргсяна с президентом России Владимиром Путиным они договорились о создании комиссии экспертов, чтобы изучить, как Армения может участвовать в интеграционных процессах евразийского направления. В Армении несколько специфическая ситуация, она не имеет общих границ с Таможенным союзом. Кто-то из российских ответственных лиц для решения этой проблемы предлагал обратиться к опыту Калининграда, что в отношении Армении просто некорректно: у России с Калининградом нет наземного "коридора", но есть морское сообщение. Кроме того, между Россией и Калининградской областью есть транзитер - Евросоюз, который какие-то условия предоставит. А в случае с Арменией кто выступит транзитером? Грузия? Иран? Непонятно, как. Турция и Азербайджан? Тем более, непонятно. Поэтому Армения в последние полгода поставила вопрос именно в этой плоскости.

Для нас это ни в коей мере не вопрос выбора политического или цивилизационного направления. Это, прежде всего, вопрос продуктивности интеграционных процессов. Если говорить о цивилизационном, ценностном выборе - то для нас Армения была, есть и будет частью Европы, несмотря ни на что. Если говорить о вопросах безопасности, исторических, экономических связей для нас Россия будет существовать несмотря ни на что.

Поэтому во время саммита Европейской Народной партии президент Армении сказал коллегам, что нужно понять ситуацию: для нас соглашение об ассоциации и ЗСТ с ЕС будет эффективным, если будет открыта армяно-турецкая граница. Но в этом направлении, к сожалению, никаких сдвигов нет. Граница с Турцией остается закрытой, независимо от того, что есть подписанные протоколы, ратификация которых заблокирована Турцией. И ведь это не просто граница с Турцией, а граница с НАТО, и с таможенным союзом Европейского союза - поскольку Турция член этих организаций. А поскольку никаких подвижек в этом направлении нет, то и продуктивность такого варианта интеграции под вопросом.

Но даже учитывая всё это, для проевропейски настроенных армян (а их немало), все-таки, отчасти решение о вступлении в Таможенный союз было неожиданностью. Например, наша организация "Европейская интеграция" не делала официального заявления после решения президента. Но мы выступили с заявлением после того, как наш министр иностранных дел заявил, что Армения готова продолжить европейскую интеграцию в той части, которая не противоречит Евразийскому союзу. Наша организация считает, что выстраивать иерархию внешнеполитических направлений и ставить европейскую интеграцию в подчиненное, зависимое от евразийской интеграции положение - неправильно.

- Однако Эльмар Брок уже заявил, что Армении придется выбрать между Евросоюзом и Евразийским союзом…

- Сейчас ситуация такова, что и для европейцев, и для Армении есть некоторые сложности. Естественно, Армения не хочет потерять ничего, что связано с европейским направлением. Эти переговоры шли не впустую, Европейские чиновники разного ранга неоднократно признавали, что Армения в направлении ассоциации и ЗСТ с ЕС сделала огромный рывок, и по некоторым параметрам даже обогнала Молдову и Грузию. Это факт, с которым нужно считаться. Со стороны Европы у Армении нет никаких проблем, чтобы в ходе Вильнюсского саммита подписать соглашение.

Три года европейские реформы в Армении проводились и будут проводиться дальше. Они не будут свернуты. Но логику европейцев понять можно. Если они позволят Армении совмещать европейскую и евразийскую интеграцию, они тем самым создадут не очень хороший прецедент для других стран восточного партнерства

Так что все три года европейские реформы в Армении проводились и будут проводиться дальше. Они не будут свернуты. С другой стороны, логику европейцев понять можно. Если они позволят Армении совмещать европейскую и евразийскую интеграцию, они тем самым создадут не очень хороший прецедент для других стран восточного партнерства, в частности для Молдовы и для Украины, и отчасти для Грузии после президентских выборов. Поэтому европейцы оказались меж двух огней: перечеркнуть три с половиной года реформ нельзя, но и создавать прецедент двойной интеграции - тоже ненормально. Сегодня ненормально. Возможно, в будущем будет иначе.

Теперь предстоят консультации, причем не только в формате Евросоюз-Армения, но и с отдельными странами Евросоюза. Потому что мнения разных стран в отношении Армении отличаются. Некоторые страны высказываются за продолжение диалога, и даже предлагают подписать в Вильнюсе договор об ассоциации без ЗСТ. Другие говорят, что переговоры с Арменией нужно заблокировать, что Армения ничего не должна подписывать. Самые первые заявления были со стороны Литвы, которая сейчас председательствует в ЕС - и эти заявления были гораздо более жесткими, чем последующие мнения Европейской Комиссии. Были заявления от Эльмара Брока, от некоторых скандинавских стран…

- Кто из них дружественно отнесся к Армении?

- Можно говорить о том, кто будет дружественен. Сейчас в Европе на высшем уровне предпочитают с заявлениями не спешить. Но мы надеемся, что наши друзья в Евросоюзе предпримут свои шаги. Мы можем надеяться и на Францию, и на Италию, Грецию, Кипр, Болгарию и т.д. Стран, с которыми Армения поддерживает добрые отношения, немало. Но насколько это может повлиять на ситуацию до Вильнюса - это уже вопрос. Потому что до подписания договоров с Украиной, Молдовой и Грузией актуальность нежелания создавать прецедент - остается. Поэтому говорить о том, куда пойдет процесс, очень трудно. К сожалению, мы не смогли создать комиссию в формате Армения - Евросоюз - Россия (или Таможенный союз), где специалисты - юристы, экономисты сели бы, отделили бы те моменты европейской и евразийской интеграции, которые противоречат друг другу, и дали бы свои рекомендации. Это был бы для Армении самый лучший вариант. Но этого не произошло, хотя я надеюсь, что к этому мы придем. Значит ли это, что двери уже закрыты? На мой взгляд, нет. Такие саммиты, как в Вильнюсе - это "экшн". Нужно подождать, чтобы он прошел. Тогда можно будет спокойно разобраться и понять, куда процесс идет.

- Какие выгоды может получить Армения от вхождения в Таможенный союз?

- Понятно, что в ЗСТ были бы плюсы, их очень много - но не в краткосрочной перспективе. Потому что для ЗСТ с ЕС нужно переконструировать и экономику, и бизнес, и отношения. Что же касается Таможенного союза, то тесные отношения всегда были и есть - и в бизнесе, и не только. Если будут найдены механизмы преодоления проблемы отсутствия общей границы, эти выгоды могут сработать. Их больше будет в краткосрочной перспективе. В долгосрочной, на мой взгляд, нет. Потому что в Таможенном союзе необходимость масштабной модернизации не так велика, как в ЗСТ с Евросоюзом.

Что касается безопасности. Нужно понимать, что в рамках нагорно-карабахского конфликта у Армении нет никаких иллюзий в отношении России. Этот конфликт был в военной стадии до 1994г., когда было заключено трехстороннее соглашение между Арменией, Нагорным Карабахом и Азербайджаном о прекращении огня - и Россия никоим образом в конфликт не вмешивалась. Это миф, что Россия помогала Армении. Гарантии безопасности Армении со стороны России больше связаны с угрозами со стороны Турции. Россия - сопредседатель Минской группы ОБСЕ и даже в этом качестве не делает никаких шагов навстречу Армении в армяно-азербайджанском конфликте. Даже наоборот, Россия продала Азербайджану крупную партию новейшего вооружения на более чем миллиард долларов.

Но угрозы Армении существуют не только со стороны Азербайджана. До сих пор продолжается политика принуждения Армении со стороны Турции, и всем ясно, что Армения и Турция - это совершенно разные весовые категории. Поэтому вопрос безопасности для Армении первостепенный.

- А Европа не могла бы обеспечить Армении надлежащий уровень безопасности?

- Как Европа может обеспечить нашу безопасность, если до сих пор закрыта армяно-турецкая граница? Это граница с НАТО, то есть с той системой безопасности, которую обеспечивает та же Европа? В свое время президент Армении инициировал урегулирование этой проблемы, дошли до подписания протоколов. Формально это происходило при посредничестве Швейцарии, но при подписании протоколов присутствовали представители силовых центров – и США, и ЕС, и РФ. Но Турция блокирует этот процесс.

- В чем причины противостояния на армяно-турецкой границе?

- Есть такое стереотипное мнение, что противостояние Армении и Турции связано только лишь с 1915-м годом, с геноцидом армян. Но к геноциду, лишению армян родины прибавилась и новейшая история. Развал Союза, война. И во время этой войны турецкие боевые бригады вышли из мест постоянной дислокации в сторону армянской границы. До сих пор армяне помнят, какой страх тогда царил по эту сторону границы. Турецкие войска приблизились вплотную к границе и использовали все методы психологической атаки - например, стреляли в воздух трассирующими пулями. Европейцы - наши друзья делали заявления, но ничего не помогало. Турецкие войска вернулись в места постоянной дислокации только после того, как министр обороны России приехал в Ереван и сделал заявление, что если хоть один солдат, хоть одна пуля или один снаряд пересечет границу Армении, это будет означать войну с Россией. Турки отошли.

- Получается, у Армении и Турции существует длительный взаимный негативный консенсус?

В Армении негативный стереотип в отношении Турции был отчасти сломлен после мирных инициатив президента. Это очень тяжело было воспринято в Армении. Президент пошел на очень смелый шаг, и негатив был сломлен. Но сейчас он восстанавливается - потому что со стороны Турции нет ответных шагов

- В Армении негативный стереотип в отношении Турции был отчасти сломлен после мирных инициатив президента. Это очень тяжело было воспринято в Армении со стороны оппозиции, да и партия Дашнакцутюн вышла тогда из правительственной коалиции в знак протеста. Тяжело восприняла это и диаспора. Президент пошел на очень смелый шаг, и негатив был сломлен. Но сейчас он восстанавливается - потому что со стороны Турции нет ответных шагов.

- Помимо Турции, вы имеете общую границу с такой страной-изгоем, как Иран. Какие у вас отношения с Ираном?

- Дружеские, партнерские отношения - хотя они иногда нервируют наших западных коллег. Что хорошо, так это то, что Армения все эти годы вела прозрачную внешнюю политику. Достаточно посмотреть на карту, чтобы понять, что отношения с Ираном для Армении не просто важны, а жизненно важны. И на Западе постепенно это начали понимать. Граждане Армении до сих пор дорогу в Иран называют "дорогой жизни" - это был единственный путь, связывавший нас с внешним миром во время карабахской войны. И тогда, и до сих пор Армения находится в блокаде со стороны Азербайджана и Турции, а в то время, во время войны, в другой нашей соседней стране – в Грузии – был полнейший хаос.

Во второй части интервью в понедельник, 7 октября, Карен Бекарян расскажет о внутренней политической "кухне" Армении, о своем видении будущего Грузии после президентских выборов и о "подводных камнях" конфликта с Азербайджаном по поводу Нагорного Карабаха.

Наши блоги