УкрРус

Денисова: на этой неделе "Батьківщина" будет ночевать в ВР

Читати українською
  • Денисова: на этой неделе "Батьківщина" будет ночевать в ВР

Время идет, а ситуация в украинском парламенте остается неизменной. Оппозиционеры по-прежнему блокируют трибуну ВР, круглосуточно дежуря в сессионном зале. Представители правящего большинства, в свою очередь, едва ли не впервые не прибегли к хорошо апробированному методу разблокирования Рады — силовому. И, несмотря на то, что спикер Рыбак заявляет о невозможности немедленного введения в эксплуатацию системы персонального голосования "Рада-3", представители правящей Партии регионов убеждены: с 19 февраля ВР будет работать также четко, как швейцарские "Rolex".

Будет ли найдет компромиссный знаменатель в набившем оскомину вопросе персонального голосования? Ответ на этот и другие вопросы парламентской повестки "Обозреватель" искал вместе с экс-министром труда и соцполитики, народным депутатом ("Батьківщина") Людмилой Денисовой.

- Одной из наиболее обсуждаемых сегодня политических тем в медиа, является дальнейший формат работы Верховной Рады. Ваши оппоненты из Партии регионов, среди прочего, предлагают ввести так называемые дни голосования — во вторник и четверг. Обсуждали ли вы данные инициативы на фракционном уровне? Готовы ли идти на подобного рода уступки, ведь, как ни крути, но действительно впервые в истории отечественного парламентаризма был сорван старт очередной сессии ВР? Это прецедент.

- Вы знаете, когда-то это должно было случиться. Статья 84 Конституции Украины четко обозначает, что голосовать на заседаниях Верховной Рады Украины народный депутат может только лично, ведь это персональная ответственность за все принимаемые законы. Вспомните полупустой зал, в котором при утверждении пенсионной реформы, Налогового Кодекса, сидело максимум сто человек, а на табло всегда высвечивалось 250. А ведь это стратегические законы!

Ни в одном законе не написано о том, что народный депутат вправе передать право голоса своему коллеге. И потом. Давайте, вспомним,что Европейский суд признал незаконным увольнение судьи Верховного суда Волкова. И ключевым основанием, напомню, было как раз то, что депутаты за это решение голосовали чужими карточками.

Таким образом, "кнопкодавство" в Верховной Раде впервые на юридическом уровне было признано Европой незаконным. Поэтому мы хотим, чтобы ВРУ работала легитимно, а все законы утверждались персонально каждым народным депутатом.

Они (регионалы — Авт.) говорят, что сенсорная кнопка не работает. Надо разобраться, почему не работает? Но на тот период, пока они ее отремонтируют (если действительно будет выявлен какой-то изъян), давайте, будем голосовать руками, бюллетенями, ногами, в конце-концов.

Проблема на самом деле в Партии регионов. Они не могут собрать свое большинство. Сегодня у них нет большинства, потому что многие депутаты не ходят на работу. Они купили мандат и сидят на Мальдивах. А те депутаты от ПР, которые ходят на работу, вынуждены нарушать закон и голосовать за отсутствующих коллег. То есть в ПР сегодня ситуация слабо управляется и Ефремовым, и Президентом.

- А что касается вероятного изменения регламента ВР в части процедуры голосования? Я, опять-таки, возвращаюсь к так называемым дням голосования. Слишком уж часто о целесообразности введения такой практики говорят в провластном лагере.

- Голосование может быть и два дня в неделю. Мы это обсуждали. Они предлагают такой вариант, как компромисс? Хорошо. Но тут совершенно не снимается вопрос персонального голосования. А они, по всей видимости думают, что смогут дважды в неделю собрать народ. Ну, хорошо, давайте, соберите. Мы готовы разблокировать работу Верховной Рады для принятия социальных законов. Но голосовать будут персонально! Мы не допустим, чтобы кто-то за кого-то нажимал кнопку.

- Как вы считаете, оппозиция донесла свою позицию широким массам, прежде чем заблокировать рабочий старт парламентской сессии? С одной стороны, да, преимущественное большинство наших соотечественников (более 90%) выступает за то, чтобы каждый депутат, как того и требует Основной закон, голосовал персонально. С другой стороны, ваши оппоненты из Партии регионов на каждом углу говорят о том, как они, хорошие, хотели работать, и как вы, плохие, не дали им стать к законодательному станку. Думаете, вы правильно проработали тактику?

Знаете, я убеждена в том, что благодаря нашему интервью, благодаря всем журналистам, которые доносят правдивую информацию до людей через телеэкран, печатные СМИ, Интернет, наша позиция понятна гражданам.

Убеждена, что в нынешней ситуации блокирование ВР было единственным правильным решением. Надо, чтобы они, наконец, поняли: нужно начинать исполнять закон с себя. Мы ведь пытались поставить точку в этом вопросе (персонального голосования. — Авт.) на предыдущей сессии. Мы проводили переговоры, взывали к совести, показывали статью Конституции.... И что в итоге? Ничего не получилось.

- Почему в сессионном зале дежурят лишь "ударовцы"?

- Нет, наши тоже стоят. Я сама стояла.

- "УДАР" там ночует...

- Да, сейчас ночует "УДАР". Но у нас же расписан график. Есть группы, ест старшие в группах и т.д. В течение дня у нас есть ответственные, обеспечивающие постоянное присутствие народных депутатов в сессионном зале и у каждой из оппозиционных фракций — своя функция. "УДАР", например, блокирует президиум ВР и эту неделю ночует в сессионном зале. На следующей неделе будет дежурить "Батьківщина", затем - "Свобода". То есть мы четко распределили функции. И сегодня все три оппозиционные фракции настроены на реализацию одной задачи: не допустить больше кнопкодавства в Верховной Раде.

- Почему, на ваш взгляд, регионалы на этот раз не прибегли к не единожды апробированному способу разблокирования трибуны и президиума — силовому?

- Потому что, как я уже говорила, у них нет большинства. Они пытались всех стянуть, смести нас и открыть сессию. Но ведь надо было бы голосовать за такие законы, которые, например Международный валютный фонд (МВФ) называет обязательными. А речь идет про уменьшение льгот, увеличение коммунальных тарифов. Очевидно,что коммунисты эти законы не поддержат, поэтому им надо собрать своих. А своих у них в этом случае тоже нет. Поэтому, они и не прибегли к силовому способу разблокирования ВР. У них попросту нет большинства.

Спикер Рыбак, а также регионалы Ефремов и Лукьянов, выражают твердое убеждение в том, что 19 февраля работа ВР будет разблокирована. Вы разделяете такие прогнозы?

Вполне возможно, что до 19 февраля они все-таки вспомнят о том, что каждого из них лично выбирали избиратели. И, соответственно, у каждого из них есть обязательства перед избирателями — наконец-то начать работу и нести за нее персональную ответственность.

- Ваши требования о персональном голосовании общество поддерживает в преимущественном своем большинстве. Но не забываете ли вы о пресловутом эффекте бумеранга? Другими словами, готовы ли вы в любой пленарный день обеспечить надлежащую явку своих депутатов для персонального голосования?

- Могу говорить лишь за себя. Я всегда присутствую на сессии и голосую лично. Сейчас, например, я нахожусь на больничном, после событий 18 января, когда нас выкинули из больницы, где пребывает Юлия Владимировна. Но, тем не менее, я хожу в Верховную Раду.

Разные, конечно, случаи бывают в жизни, но народный депутат — это работа. Этот человек нанят народом на работу. А Партия регионов сегодня борется за то, чтобы не ходить на работу, но при этом получать высокую заработную плату. Мы же боремся за ответственность каждого депутата, за принятие законов и за их выполнение. Вот и все. Наши точки, как видите, совершенно полярные.

- Как вы себя чувствуете после небезызвестных событий, произошедших в больнице, где пребывает Тимошенко?

- Я все еще нахожусь на больничном. Конечно, кости еще болят, поскольку мне была нанесена глубокая травма грудной клетки и пояснично-крестцового отдела позвоночника. Кроме того, проявились сопутствующие заболевания, в частности, была ослаблена работа сердца, потому что были нервные перегрузки, когда они нас выкинули... Словом, это было издевательство. То, что Юлия Владимировна испытывает каждый день, они за 2,5 дня продемонстрировали на нас.

- Вы и ваши коллеги, после того как вас силой выставили за дверь больницы, подали заявление в прокуратуру. Есть какие-то подвижки в этом вопросе?

- Со слов Сергея Пашинского, который вместе с Сергеем Соболевым встречался на днях с замгенпрокурора Кузьминым, факт расследуется. Наши коллеги говорят, что им показали три тома документов. Но, тем не менее, нас пока еще ни на какие беседы в прокуратуру не приглашали. Однако мы, безусловно, будем настаивать на возбуждении уголовного дела, потому что этот случай — яркая иллюстрация тех издевательств, которые сегодня происходят с Юлией Владимировной.

- Пребывая в больнице, вы видели ЮлиюТимошенко, которая, в отличие от многих других заключенных, не дает интервью, не встречается с журналистами. Как она себя сейчас чувствует в моральном и физическом плане?

- Она сейчас не может даже по телефону позвонить! Какие уж там интервью... В Качановской колонии, где она содержалась, все имеют право беспрепятственно пользоваться телефоном. В том числе, приговоренные к пожизненному заключению. У Юлии Владимировны отобрали даже это право.

Конечно, она тяжело больна. Она не встает на правую ногу, а перемещается только при помощи ходунков. И вот сейчас я прочла в Интернете, что 13 февраля ее собираются этапировать на суд в Киев. Я, честно говоря, не знаю, как это будет сделано, потому что она практически всегда лежит. А когда передвигается, у нее страшные боли. Она нуждается в срочном хирургическом вмешательстве.

Вместе с тем, я должна сказать, что силы духа у нее хватит на всех. Она совершенно не сломлена, ей известно обо всем, что происходит в стране, в партии, во фракции. Юлия Владимировна полна идей и уверенна в том, что весь этот кошмар скоро закончится и Украина будет свободной европейской страной.

Наши блоги