УкрРус

Экс-директор ЕБРР в Украине: Дефолт – это не самое страшное, речь сейчас идет о выживании Украины

Читати українською
  • Экс-директор ЕБРР в Украине: Дефолт – это не самое страшное, речь сейчас идет о выживании Украины
    zn.ua

Андре Куусвек пять лет руководил Европейским банком реконструкции и развития в Украине. В прошлом году вернулся в Лондон, где возглавил департамент развития кредитных рисков британского офиса ЕБРР. Впрочем, за ситуацией в Украине сейчас он следит не менее пристально, чем раньше.

Банк на протяжении десятка лет остается крупнейшим иностранным инвестором Украины. Даже в нынешних условиях военного конфликта ЕБРР не прекращает финансирование украинских проектов, что уже само по себе является фактом, внушающим оптимизм другим потенциальным инвесторам. До конца года ЕБРР в целом планирует инвестировать в Украину около 1 млрд. евро.

Интервью с Андре Куусвиком "Обозревателю" удалось записать в Лондоне на конференции "Invest in Ukraine", на которой украинская компания A7Group искала инвесторов для Украины.

Насколько реально привлекать в Украину инвестицию в условиях войны? С одной стороны, мы понимаем, что на востоке Украины идут военные действия, которые заставляют нервничать инвесторов, но с другой – имеем перед глазами примеры, когда страны развивались, несмотря на то, что находились в состоянии конфликта с соседними государствами. Примеры - Израиль, Южная Корея. Украина может сейчас привлекать инвестиции или для нас это сейчас проблематично?

У меня нет сейчас оптимизма в отношении того, что в условиях конфликта Украина сможет активно привлекать новые инвестиции. Самое главное – удержать тех иностранных инвесторов, которые уже работают в стране.

С помощью чего удержать? Я, наоборот, знаю несколько примеров, когда международные компании свернули свою деятельность в Киеве и перенесли офисы в другие страны.

Есть инвесторы, которые работали и зарабатывали в Украине на протяжении не одного года. У них сейчас есть выбор: или вложить эти деньги в Украину, или инвестировать в другие страны, например, в Азию, которая хорошо развивается. В Украине большие макроэкономические, геополитические риски, и инвесторы, однозначно, их оценивают. Но если у них в Украине есть бизнес, который, если не приносит в данный момент прибыль, но находится на самоокупаемости, все ждут и не уходят с рынка. Инвесторы надеются, что конфликт будет временным. Ведь всегда после кризиса следует рост. Это наблюдалось везде, в том числе в России после кризиса 1998 года. Рост фиксировался и в Центральной и Восточной Европе после 2008 года. Падение экономики там достигало 15%, но после кризиса она пошла в рост – плюс 5-7%.

Все же давайте разберемся с примером Израиля. Почему, на Ваш взгляд, Израиль может привлекать инвестиции, часто пребывая в состоянии войны, а Украина – нет?

У Израиля это противостояние продолжается более 60 лет. Люди к этому привыкли. Кроме этого, там есть сектор высоких технологий, IT, сектор медицинских услуг, с которыми можно выходить на мировой уровень. И там есть все-таки мнение инвесторов, что правительство Израиля контролирует ситуацию в стране. Когда мы говорим об Украине, здесь речь идет не только о том, что происходит в Украине, но и о том, какие будут следующие шаги и действия России - соседа, который гораздо больше, мощнее. Никто не знает, что дальше будет делать Россия, и это самый главный риск.

То есть все из-за непредсказуемости России?

Прежде всего, из-за непредсказуемости самой Украины. Мы не знаем, что будет происходить в стране. То же самое и с Россией.

По результатам первых месяцев работы президента Петра Порошенко и правительства Арсения Яценюка, Вы видите шаги по улучшению инвестиционного климата, регуляторной политики, реформированию экономики?

Я вижу желание этих людей изменить ситуацию в Украине. Я 5 лет жил в Украине и мне все время казалось, что люди там интеллигентные, хорошие, но нет доверия друг к другу, нет доверия к правительству.

Сегодня есть качество новых лидеров, которое дает надежду, что ситуация изменится. Мне кажется, что в марте-апреле был огромный шанс очень быстро поставить Украину на новый путь, но, к сожалению, тогда уже начался конфликт, который продолжается до сих пор.

Кроме желания, Вы видите конкретные шаги новой власти для достижения этой цели?

Невозможно оценивать действия правительства по реформированию в такой ситуации. Критично важно в это время защищать страну. Когда они стали новыми лидерами, макроэкономическая ситуация в стране уже была ужасной. Украина была очень близка к банкротству. Кроме того, эскалация напряженности на востоке обходится очень дорого. Сейчас правительство просто для того, чтобы дать стране выжить, принимает множество решений, которые с точки зрения долгосрочной перспективы, может, и неправильные. Как, например, норма о том, что все компании должны в обязательном порядке продавать валюту, полученную от экспорта. Так что, прежде всего, перед Украиной сейчас стоит вопрос выживания, а не строительства.

Какие перед Украиной сейчас самые большие макроэкономические риски? Угроза дефолта окончательно миновала?

Есть сценарий и хуже дефолта.

Какой?

Не хочу об этом говорить, но в принципе речь идет о выживании государства. Дефолт – это не самое страшное. Он был в Аргентине, в Мексике, в той же России. Влияние дефолта во многом зависит о лидеров, которые потом будут стоять во главе государства, и от того, как они смогут объяснить ситуацию.

В Украине за 20 лет накопилось много негатива. Нужно было проводить реформы в начале 90-х годов. Это не сделали. А потом ставки уже были выше, уже были олигархи, уже были активы, которые стали делить и т.п. Сегодня проводить реформы трудно, но не невозможно. Лучше это сделать сейчас, чем через 5 лет.

ЕБРР является крупнейшим иностранным инвестором в Украине. Сколько Вы инвестировали в Украину?

Наш портфель сегодня -4,7-4,8 млрд. евро. Если же считать средства, вложенные с 90-х годов, когда мы начинали свою деятельность в Украине, то речь идет уже о 10 млрд. евро. У нас был очень значительный рост инвестиций, когда я руководил работой ЕБРР в Киеве, – это было с 2009 до 2013 года. На протяжении этого периода мы вкладывали около 1 млрд евро собственных средств ежегодно. В текущем году мы снова выходим на такие же объемы инвестиций.

В какие проекты в основном инвестирует ЕБРР?

Есть четыре сектора: финансовый, промышленность и агробизнес, энергетика и инфраструктура. На каждый из этих секторов приходится около 25% инвестиций. Где есть качественный спрос и есть партнеры, с которыми мы можем работать, то туда мы и вкладываем деньги.

Какие сферы наиболее перспективные в Украине для инвестирования?

Этот вопрос всегда является очень трудным, потому что самое главное – видеть, в какой сфере появляются ресурсы - люди, которые хотят и умеют работать, финансовые, а в некоторых сферах и материальные ресурсы.

Наиболее перспективным сектором является сельское хозяйство и все, что с ним связано (переработка упаковка, ритейл и логистика). Но все это возможно, когда есть достаточно стабильный финансовый сектор, который может поддерживать рост этих компаний.

Нашими бичами всегда были коррупция и отсутствие судебной системы.

Согласен.

Сейчас ситуация улучшается?

Трудно оценивать, но мне кажется, что со стороны властей желание изменить ситуацию есть. Они понимают, что это были наиболее негативные факторы для инвесторов и процесс очистки системы уже начался.

Кроме того, мы сейчас продолжаем переговоры с правительством по поводу создания института омбудсмена, который будет представлять позиции бизнеса и защищать его от коррупции. Я был инициатором этой программы. Ко мне как-то подошли бизнесмены, которые пожаловались, что у них требуют отдать треть бизнеса. Надеемся, что сможем ознакомить широкую общественность с деталями этого проекта уже до конца текущего года.

Это было при Януковиче?

Да. Это был неприкрытый рэкет. Мне было понятно, что деньги, которые выдает ЕБРР, не могут изменить общую ситуацию. Если в стране возможен такой рэкет, и при этом защитить себя в судах невозможно, то это все не имеет смысла. Поэтому мы начали реализовывать свою антикоррупционную инициативу. Сейчас у нас есть меморандум, в котором прописано создание института омбудсмена, который будет заниматься защитой бизнеса в Украине.

Наши блоги