УкрРус

Алексей Мочанов: надо вернуться с победой

  • Алексей Мочанов
    Алексей Мочанов
    hate.trust.ua

Общественный активист и волонтер Алексей Мочанов рассказал о том, почему не расстается со своей гитарой даже на передовой, об ошибках украинской патриотической пропаганды, а также о том, что не все бойцы – герои.

Его интервью опубликовал портал Ipress.

Недавно у вас был день рождения, и известный украинский художник Юрий Журавель нарисовал ваш портрет с гитарой и автоматом за плечами. У вас остается время, вне волонтерской работы, на творчество?

Мое волонтерство – это, в первую очередь, именно гитара, а не туалетная бумага, "Уфо", кофе, "Целокс" или какие-то другие вещи. Вот началась вся эта история с противостоянием между Украиной и захватчиками ДНР и ЛНР, которых финансирует Россия, а я настаиваю именно на такой формулировке, потому что нам все рассказывают о войне с Россией и тысячах трупов российского спецназа и кадыровцев, но никто не может показать хотя бы одной фотографии.

Так Алексея Мочанова увидел художник Юрий Журавель.

Поэтому давайте называть вещи своими именами - там есть негодяи, которые пытаются отколоть от страны кусок и сидят на зарплате в Кремле. Но основная масса - это местные жители и наемники, а не какие-то кадыровцы.

Я баллотировался в мэры Киева 25 мая, когда начались события в Крыму, мы понемногу забрасывали ребятам деньги на карточки, покупали телефонные пакеты, и я об этом никому не говорил, чтобы это не превращалось в предвыборный пиар. Мы тогда впервые поездили по киевским госпиталям, в частности, в госпиталь пограничников на улице Ягодной, в ирпенский госпиталь, играли концерты, общались с ребятами, бывали в частях, которые отправляли на юг, в Херсонскую область. Вот так я с гитарой на эту войну и пришел и с ней еще ни разу не расставался.

А когда поехали на передовую?

2 июня мы поехали в Изюм, где на блокпосту стояли мои знакомые гаишники и бывшие "беркутовцы". Взяли гитару, сигареты, шоколад, орехи. И я там пел песни. Тогда же был первый бой. Как оказалось, собака перешел "растяжку", был взрыв. Все были на нервах, начали стрелять из всего, что только было. Тогда это казалось настоящей войной. Люди готовились к выходу на Красный Лиман и, конечно, все были на нервах.

Я тогда с ребятами пообщался, узнал, что нужно, и к следующей поездке я нагрузил машину еще больше. Мы тогда ездили вдвоем, и главной задачей было пообщаться, поговорить, успокоить. Ребята из милиции, которые стояли в Изюме, говорили: "езжайте дальше, там десантура стоит, у которой ничего нет".

Третья моя поездка была 13 июня, когда Порошенко туда приехал подписывать первое перемирие. Тогда я поехал уже на микроавтобусе, и мы много чего привезли ребятам из 95-ой бригады. Вот с того времени мой бус наездил на "передок" 40 тысяч км.

Читайте:В Днепропетровск везут тела еще 29 погибших бойцов АТО: опубликован список

Сколько бы мы не привозили, парни всегда спрашивали: а ты гитару взял? Приходилось играть концерты и на ступеньках БТРов, в Песках под мостом у костра, на горе Карачун был четыре раза под минометными обстрелами.

Я до сих пор надеюсь и верю, что меня туда в первую очередь будут звать ребята, чтобы пообщаться. Это не концерты, а такие себе творческие вечера - поговорили, попели. Люди должны понимать, что те, кто развозит помощь, - это всего лишь перевозчики и называть их волонтерами, говорить, что на них все держится, не совсем правильно. Держится все на людях, которые скидываются деньгами, которые реагируют на просьбы что-то привезти, находят необходимые вещи, покупают их, вяжут носки, шапки, плетут маскировочные сетки. Не надо переоценивать нашу роль. Если бы не люди в тылу, мы бы туда ничего не привезли. Уважения заслуживает бабушка, которая вяжет носки, люди, которые всем селом собирают на балакалави. Во Львове есть фирма "Акрополис", которая передала на фронт 12 гитар. И мы отвезли на передовую гитары, комплект струн, тюнер. Ребята рады таким подаркам. Все преходящее, а музыка - вечна.

Жаль, что стало меньше концертов, за которые платят деньги, потому что все концерты благотворительные, а жить за что-то надо. Учимся крутиться изо всех сил и становимся потихоньку львовянами.

Откуда вы знаете, какие львовяне?

Я служил во Львове в пограничных войсках, и ничто львовское мне не чуждо. Сянки, Турка, Старый Самбор, Шегини - Львовскую области я знаю всю, мне она нравится.

Ваше предложение сдаться в плен к "Гиви" нашло какой-то отклик?

К сожалению, нет. У меня действительно друзья попали в плен. Кого-то из этих десантников я знаю, кто-то меня знает. Та сторона (сепаратисты. – Ред.) постоянно пытается выяснить, это случайно не "Правый сектор" и Нацгвардия к ним попали. Хотя я до сих пор убежден, что роль Нацгвардии и "Правого сектора" в этом противостоянии очень сильно преувеличена.

Почему?

У каждого своя функция и, безусловно, ребята отлично делают свою работу, они - герои. Но Нацгвардия и "Правый сектор" работают в рамках определенных полномочий, выполняя определенные функции. Нацгвардия - с охраны и обеспечения пропускной способности блокпостов на дорогах и прилегающих территорий, а "Правый Сектор" до сих пор не получил статус, что позволяет официально владеть оружием и оказаться в структуре хоть какого ведомства. По сути дела, они сейчас на правах партизан. Все равно сейчас основная военная нагрузка на подразделениях Вооруженных Сил Украины, затем МВД, и только потом Нацгвардия, добровольческие батальоны и "Правый сектор".

О том, что ребят вместе с полковником Кузьминых взяли в плен мы узнали в Константиновке, когда с Володей Парасюком остановились на АЗС заправиться (Мочанов и Парасюк перегоняли из Львова купленные заграницей автомобили для нужд военных на востоке. - Ред).

И я всю дорогу в Красноармейск пытался понять, что происходит у меня в душе. Я уверен, что мы очень много делаем для того, чтобы пацаны там выстояли, и зараза не пошла дальше. Если мы делаем все для того, чтобы ребята там могли стоять под пулями, то мы должны сделать все для того, чтобы их там не было в плену.

Поэтому я очень надеюсь на дипломатию, на переговоры, но, к сожалению, наша власть показывает обратное. Возможно, нам не показывают всего, но факт остается фактом: большое количество наших ребят, которые пропали без вести или попали в плен - это трагедия для страны. Мы видели на видео, как обращаются с пленными в Красном Партизане, и тот же Миша Толстых (полевой командир террористов "Гиви". - Ред.) в Донецке.

Читайте:Пора платить. Яценюк провел совещание с силовиками по ситуации в зоне АТО

Я вообще думаю, что "Гиви" и "Моторола" - это два таких нарочно выдуманных российской пропагандой персонажа. Про российскую пропаганду я говорю уверенно, потому что вы видели, когда издевались над нашими ребятами, то в кадре торчали микрофоны телеканалов Lifenews, ОРТ, "Россия". Когда вы видите видео, как журналист Lifenews допрашивает пленного украинца, то такое впечатление, что это минимум майор ФСБ, а его техника работы меньше всего похожа на интервью.

Я выходил на страницы "Гиви" в соцсетях, через людей, которые занимаются освобождением пленных, и через ребят, которые по ту сторону баррикад. У меня там, к большому сожалению, есть несколько людей, которых я знаю еще с 90-х годов по автоспорту. Они были с Донбасса и остались там - приняли такое решение. Сейчас, если друг на друга плеваться и, как это принято в украинском обществе, не слышать друг друга, а только кричать "долой" и "позор", ничего не добьешься. Там реальные люди, реальные судьбы и моя боль. Я не знаю, что я готов был бы отдать, чтобы вернуть ребят из плена, чтобы похоронить 200-х, забрать раненых. Я надеюсь, что государство что-то делает для этого, но я не очень верю в это - страну люблю, а государство презираю.

Как человек, который часто бывает на фронте, можете объективно оценить официальную информацию о жертвах, которую обнародует власть, с обеих сторон конфликта?

Мне очень трудно называть какие-то цифры. Вот я был в терминале Донецкого аэропорта с товарищами. Мы смотрели, что там происходит, вывозили раненого, которому я даже укол от столбняка делал. Трудно сказать о потерях. Когда в башне аэропорта стоят парень из "Правого сектора" и десантник с 79-й бригады, в окно попадает залп "Рапиры", и они погибают, падают на пол и, как братья, обмениваются кровью, я знаю, что их двое. А СНБО сообщает об одном погибшем. Я звоню Селезневу и спрашиваю: "Как так? Их же двое! - У нас "Правый сектор" не учитывается, потому что они имеют неопределенный статус", - отвечает Селезнев.

Мы же 23 года живем в стране, где наверх пробиваются подхалимы, а неудобных людей стараются отсеять на начальном этапе, чтобы они не мешали товарищу директору воспринимать мир не таким, каков он есть, а таким, как он себе его придумал

То есть спать рядом - учитывается, есть консервы с красной рыбой (кильки в томате. – Ред.) вместе - учитывается, защищать родину вместе - учитывается, а когда одновременно гибнут, то, оказывается, один был на войне, а второй - призрак, случайный человек.

Поэтому я точно знаю, что цифры, которые дает СНБО, подкорректированы. Мы же 23 года живем в стране, где наверх пробиваются подхалимы, а неудобных людей стараются отсеять на начальном этапе, чтобы они не мешали товарищу директору воспринимать мир не таким, каков он есть, а таким, как он себе его придумал. Нам всем тяжело отказываться от самих себе выдуманных постулатов, потому что мы уже так все привыкли, и менять мир вокруг, свое отношение к нему кажется некомфортным. Ибо, если мы начнем реально смотреть на вещи и говорить друг другу правду даже тогда, когда она неудобна, и не кричать ее в лицо, а тихо и спокойно, то все будет иначе. Модель поведения страны очень четко видна на шоу Савика Шустера. Каждую пятницу туда идут люди и кричат друг на друга, никто никого не слышит. У Шустера ни разу не было так, чтобы человек пришел с одним убеждением, а вышла с другим.

Дайте мне доказательства, когда вы кричите о сотнях убитых в аэропорту кадыровцах, спецназе. Я был в аэропорту и их не видел. Да, случаются какие-то наемники из Чехии, Польши, России, казаки... "Моторола" - это Арсений Сергеевич Павлов с Ухты, республика Коми. Все его называют мойщиком, но до работы на автомойке он служил в морской пехоте, и воевать, скотина, к сожалению, умеет.

Когда мы всей страной кричим, что "Гиви" и "Моторола" - это два смешные подонка, то спросите о том, не смешно ли, что с этими двумя подонками с мая регулярная украинская армия, МВД и СБУ ничего не могут сделать? Возможно, все немного по-другому? Не знаю точных потерь, но уверен, что то, что нам сообщают, взято практически с потолка.

В тылу бытует такая легенда, что неудачи наших войск - это результат несмелого командования или бездействия командования. Существует также такое мнение, что если бы нашим войскам отдали приказ наступать, то за неделю от российской армии уже бы ничего не осталось. По вашему мнению, это так?

Сейчас Россия участвует в конфликте как информационно, так и с помощью ресурсов. "Грады", "Ураганы", танки Т-72, боеприпасы - все это русское. Но, как это не прискорбно будет признать, человеческие ресурсы, в основном, - это местное население, которое очень качественно оболванили рассказами о нацистах и распятых мальчиках.

Замечательный русский сатирик Виктор Шендерович, когда приезжал во Львов, написал, что очень разочарован, потому что никакой свастики на домах не увидел, люди спокойно разговаривают на русском, в парке, где собираются ветераны УПА, их меньше, чем людей, которые просто играют в шахматы. То есть вот такой образ Львова, вымышленный российской пропагандой.

Когда мы говорим о том, что если бы наша армия встала, пошла в наступление, то уже вешала бы свои флаги в Ростове, мы не понимаем одного - в любой момент российская армия может включиться в эти события своими подразделениями, а не ресурсами и "гумконвоями". Сюда примчатся чуваки, на которых тратится полтора миллиарда в год, которые готовы ко всему, и которые отстегнули Крым от Украины без единого выстрела.

Социальная температура поднимется, когда весной вернутся 50 тысяч людей, которые прошли через горнило войны, у которых низкий порог терпимости, обостренное чувство справедливости и смещены нравственные ориентиры

Я бы не идеализировал положение наших войск. Сейчас очень большая проблема будет в марте-апреле. С фронта вернутся мобилизованные в прошлом году ребята, и очень небольшой процент останется в армии. Я думаю, что чиновников и коррупционеров начнут просто выбрасывать из окон офисов, потому что не выдержат эти ребята сидеть часами в очереди, когда прием осуществляется по блату и по предварительной записи. Чиновники им будут отвечать, что не посылали их на войну, а ребята придут с философией "я воевал, имею право".

Социальная температура поднимется, когда весной вернутся 50 тысяч людей, которые прошли через горнило войны, у которых низкий порог терпимости, обостренное чувство справедливости и смещены нравственные ориентиры. Для них скрутить голову - это, как убить комара. Поэтому давайте перестанем вести себя как российская пропаганда в 1941 году, когда Гитлера выставляли дурачком. Только вопрос был, почему с парада 9 сентября в Москве войска шли прямо в бой на окраине столицы? Как эти дурачки дошли аж до Москвы?

Читайте:Бойцы АТО отразили атаку боевиков под Луганским: террористам пришлось отступить

На Донбассе воюют люди, которым качественно промыли мозги. Тот же "Гиви" не с Кавказа, а из Иловайска. Его зовут Михаил Сергеевич Толстых. Поэтому часть тех, кто воюет, стоит на своей земле - кому-то заплатили, кому-то промыли мозги.

"Гиви" заплатили или промыли мозги?

Он - продукт российской пропаганды, который качественно собрали до кучи. Но ребята, которые там давно, и те, кто с той стороны очень уважительно отзываются о его военных способностях. Да, он - негодяй и мерзавец, как и "Моторола", но у него есть свое противотанковое подразделение, есть свои танки, они ведут бои. Но он ведет себя как скотина. Особенно, если речь идет о пленных. У человека нет совести, но он не дурак и не дебил. Он сволочь, но сволочь профессиональная. А среди наших, к сожалению, хватает идиотов.

Например?

Все время вспоминаю времена Майдана, где я провел 80 дней и ночей. И все эти "кто не скачет, тот москаль", еще какая-то фигня - это явно было не на руку нам. Обратите внимание на "Небесную сотню". Там, если не ошибаюсь, 27 простых парней из "Свободы". Но верхушка "Свободы", как только России не было о чем поговорить, исполняла такое, что интернет-пространство потом неделю не могло успокоиться. Такое впечатление, что они где-то получали инструкцию и четко ее выполняли. У меня много друзей в "Свободе" на низовом уровне. С Маркияном, руководителем Стрыйской "Свободы" я целую ночь на блокпосту простоял в Углегорске. Я с огромным уважением отношусь к этим людям и к тем семьям, которые потеряли родных в "Небесной сотни".

Но наверху, например, Фарион что-то как ляпнет по поводу Бирюкова и его русского языка... А в это время Бирюков находится в терминале аэропорта и устанавливает камеры наблюдения, которые помогают бойцам, а тут какое-то чудо ляпает...

Я согласен с Зеленским, который однажды сказал, что если бы Фарион назначили министром образования, он бы сразу отдал свою дочь в армию. У нас в стране действует круговая порука и принцип "рука руку моет". Если мы не можем навести порядок вокруг себя и своих друзей, то как мы можем претендовать на то, что мы наведем порядок в своей стране?

Мы разговаривали с Ярошем, говорили о том, что "Правому сектору" остро нужна служба внутренней безопасности, которая будет выявлять идиотов и беспредельщиков среди своих, и которая будет жестко работать в отношении тех компаний, которые называют себя "Правым сектором", и под его знаменами творят произвол, не имея к этой организации никакого отношения.

Такие подразделения в "Правом секторе" уже есть, и они обезвредили несколько преступных группировок, которые действовали, прикрываясь флагами "ПС". Они уже наказаны. Причем "Правый сектор" наказывает жестко. Но, к сожалению, такие службы внутренней безопасности есть не у всех.

А как вы оцените действия военного командования?

Министр обороны не влияет на ситуацию так, как ему это пытаются приписать. В Иловайске Гелетей виноват гораздо меньше, чем Генштаб. У нас структура армии построена так, что министр обороны - это тыловой хозяйственник, который обеспечивает потребности Генштаба, планирующего определенные операции.

А чем занимается 8-й армейский корпус? Зайдите в google и найдите его. Командирами корпуса были генерал Анатолий Пушняков и генерал Виктор Муженко. Сейчас один из них начальник Генштаба, другой командующий сухопутными войсками. Оттуда же взялся командир 95-й отдельной аэромобильной бригады, полковник и Герой Украины Михаил Забродский. Ни один десантник не может понять, почему он герой.

Я считаю, что одна из самых больших ошибок Петра Порошенко - это отсутствие людей, которых он слышит, которые ему давали бы реальную информацию, а не пытались сказать то, что он хочет услышать

Структура такая, что если ты свой, то ты попадаешь в систему, если нет - тебя система выбрасывает, ты чужой. Назначают кумовьев, как Стець при Порошенко. Чем занимается министерство информации? Что они заблокировали? Где решение об отключении пропагандистских каналов? У нас на каждом канале в новостях сначала показывают матерей, которые оплакивают своих сыновей, а потом идут российские сериалы, где мент с кокардой, на которой изображен двуглавый орел, носится по Москве и ищет бандита, у которого фамилия на "- ко".

Я считаю, что одна из самых больших ошибок Петра Порошенко - это отсутствие людей, которых он слышит, которые ему давали бы реальную информацию, а не пытались сказать то, что он хочет услышать.

Когда мы год назад говорили, что Янукович негодяй, то любой человек мог сказать, почему он негодяй: привел донецких, у него золотой унитаз, и он привел сына в парламент. Но в тройке претензий была претензия, что он привел в парламент своего сына. Надо было объяснить Петру Алексеевичу, что каким бы гениальным не был его сын, но пока он является Президентом, он не может привести его в Раду, потому что это повторение ошибки Януковича. Это дает поводы людям вокруг перестать верить ему.

К сожалению, он не общается с людьми. Мне в этом плане нравится мэр Львова Андрей Садовый, который каждое воскресенье во время революции обращался к людям с видеообращением, где было какое-то простое сообщение хозяйственного характера. Не глобальное, не в духе "все пропало" или "ще не вмерла...", а простое обращение о положении дел в городе.

Почему то же самое не делает Порошенко? Почему раз в неделю к людям не обращается министр обороны Степан Полторак? За что стоял Майдан? Людей не устраивала система, которую построил Кравчук, закрепил Кучма, попытался расшатать Ющенко, и забетонировал Янукович. А часть людей, которые после Майдана попали во власть, не устраивало лишь то, что в этой системе не их фамилии. Когда же они туда вошли, то их все начало устраивать.

Влияет ли волонтерское движение на какие-то процессы?

Я вообще противник волонтерства. То, чем мы сейчас занимаемся - это попытка построить параллельную государству систему. А нам не нужно две системы. И нет у нас какого-то волонтерского сообщества. Там люди друг другу помогают, но у волонтерского движения нет общей логистики. Пытались несколько раз собрать волонтеров, и сами волонтеры думали создать свою партию в парламенте. Но я был на одном таком заседании и понял, что волонтеры за полгода не договорятся о том, кто и где будет сидеть за круглым столом. У каждого свои амбиции, и это такой социальный лифт. Вчера ты был никем, а сегодня волонтер.

Волонтеры на процессы не влияют. Без них было бы трудно. Но и родственники очень помогают, когда их сын, муж, брат идет на войну. Покупают ему форму, каску, броник, очки, наколенники. Кстати, наколенники очень важный элемент защиты. Если ты в бою стал на колено перезарядиться и ударился коленной чашечкой о собственные гильзы - все, ты ранен и самостоятельно выбраться из боя будет очень трудно. Волонтеры делают свое дело, но это партизанщина, а партизаны никогда не выигрывали войны, это вспомогательная работа.

Те волонтеры, которые вошли в Минобороны и МВД - помогут, но не решат ситуацию кардинально. Хотя некоторые волонтеры уже надувают щеки, считают, что является главной силой в стране, но это неправда.

Но есть проблема. Например, кто-то взял несколько блоков сигарет, шоколад и поехал в воинскую часть. Его пустили. Мы же не знаем, что это за человек приехал. Он выгрузил помощь, поговорил, увидел расположение воинской части и может спокойно нарисовать ее план или план блокпоста, какая там техника, количество личного состава. Представляете, какой это подарок для любого разведчика? Я бы на месте той стороны просто удерживал несколько волонтерских групп, чтобы они катались блокпостами и частями.

Надо, чтобы было так, как раньше, когда мы приезжали в любой пункт, и нас уже ждали десантники, например. Мы приезжали на контрольно-пропускной пункт, к нам выезжала грузовик, перегружали все. На любые вопросы ребята отвечали: не ваше дело. И я это прекрасно понимал. Это абсолютно правильно. Зачем мне знать военные тайны? Если меня поймают и будут пытать, лучше я буду говорить, что не знаю, когда я действительно не знаю, чем, чтобы я кого-то сдал, когда мне будут колоть сыворотку правды или иголки под ногти запихивать.

Сейчас уменьшились пожертвования и уменьшились потребности военных?

Конечно, уменьшились, и особенно это было заметно перед Новым годом. Сначала было первое падение пожертвований в конце августа. Людям надо было собирать детей в школу. Вторая волна перед Новым годом, потому что людям хотелось все-таки что-то на стол купить и под елку. Ребята на передке абсолютно не хапуги - никто лишнего или более, чем нужно, не попросит. Наоборот скажут: езжайте дальше, там ребятам не хватает того или другого, дайте лучше им.

Сейчас будет новая волна мобилизации, и будут проблемы. Вот привезли мы, например, на блокпост три тепловизора. Меня реально бесит, почему ребята, которые идут на ротацию, забирают то, что им волонтеры привезли с собой. Это же не им лично подарок. Это на конкретный пункт. Почему ребята приезжают туда с одной сумочкой, в которой есть немного своих вещей, а уезжают домой с тремя сумками, в которые пытаются запихнуть даже консервы, которые попривозили волонтеры. Мы в этот момент очень жестко вступаем в конфликт с такими людьми, запрещаем им вывозить оборудование с места дислокации. У нас почему-то считается что, если ты на фронте - ты герой, если ты в тылу - ты мудак. Других вариантов нет.

Я настаиваю на том, что идиотов, дураков, пьяниц, хапуг на фронте столько же, сколько и в тылу. Если человек был в гражданской жизни таким, то на передовой он не станет другим. Там это все очень быстро проявляется, и люди ведут себя нормально. Там всегда рядом есть человек с оружием и страшно что-то не то делать, ведь пристрелят и потом скажут, что пытался убежать к сепаратистам. Но там тоже есть пьяницы, и потери у нас есть не только боевые.

Сейчас они еще умудряются снять себя на видео по телефону и выложить на Youtube, и им это кажется очень смешным. Когда ты на это смотришь - страх берет. Почему у нас нет военной службы правопорядка? К сожалению, когда парень приезжает, например, в Артемовск и лазит мирным городом с автоматом, а еще где-то выпил и корчит из себя Рэмбо, то надо, чтобы свои же люди арестовывали его.

И штрафбаты у нас, к сожалению, тоже нужны. Там есть разные люди. Женщины пишут "молимся за вас, вернитесь живыми". А я считаю, что надо вернуться не живыми, а с победой. Со щитом или на щите, как говорили в Спарте. Я пошел с Маршалом пострелять в тир в Киеве. То на Facebook написали "молимся за вас, вернитесь живыми". Откуда живыми? Из тира? Чтобы нас не побила бумажная мишень?

Наши блоги