УкрРус

Замглавы Антикоррупционной прокуратуры: к нам приходили люди, чтобы "прощупать почву"

Читати українською
  • Замглавы Антикоррупционной прокуратуры: к нам приходили люди, чтобы "прощупать почву"
    facebook.com/makcum.gryshchuk

Антикоррупционные органы Украины полноценно работают всего несколько месяцев, а уже успели засветиться в парочке громких скандалов. Представителей прокуратуры и НАБУ, в частности, обвиняют в закрывании глаз на факты коррупции среди действующей власти. Речь идет о деле главы Нацбанка Валерии Гонтаревой и деле губернатора Одесской области Михеила Саакашвили.

В интервью "Обозревателю" первый заместитель антикоррупционного прокурора Максим Грищук рассказал, почему закрылись громкие дела Гонтаревой и Саакашвили, кто сейчас расследует дело Януковича и что с делом "я от Кононенко".

- На днях в СМИ разгорелся скандал из-за того, что НАБУ закрыла дело главы Нацбанка Валерии Гонтаревой. В чем суть скандала? И почему дело закрыто?

- Антикоррупционная прокуратура осуществляла процессуальное руководство по делу Гонтаревой. В 2015 году "Дельта Банк" объявили неплатежеспособным, а позже представители СМИ получили документы, что невестка Валерии Гонтаревой вывела средства из банка-банкрота, заплатив при этом комиссию в 124 тыс. грн.

Журналисты определили, что обычно комиссия банка составляет один процент от суммы операций, а, значит, по данным СМИ, невестка главы Нацбанка держала в "Дельта Банке" 12,5 млн грн. Тогда и возникло предположение, что Гонтарева повлияла на сотрудников банка, чтобы они выдали ее родственнице крупную сумму денег.

По этим фактам мы зарегистрировали дело в Едином реестре судебных решений и расследовали его несколько месяцев. В итоге, выяснилось, что 124 тыс. грн – это не комиссия, а сумма, из которой высчитывалась комиссия.

Кроме этого, мы установили в ходе расследования, что 12,5 млн грн никогда не было на счету у невестки главы НБУ. Тем не менее, выяснилось, что у сына Гонтаревой в "Дельта Банке" был депозит 800 тыс. грн. Эти деньги он получил от продажи недвижимости и в феврале 2014 года положил на сбережение в банк.

Через год, то есть в феврале 2015 года, договор о депозите закончился, и тогда сын главы Нацбанка продолжил депозит на суму 200 тыс. грн, а остальные 600 тыс. грн частично обналичил или перекинул на счета жены. Это - так называемое дробление депозитов.

Тут есть нарушения, но по части финансовой дисциплины. Тех, кто, как и сын Гонтаревой, раздробили свои депозиты и обналичили, по нашим данным, порядка 13 тыс. человек. Общая сумма таких операций составила около 2 млрд грн. Нашей же задачей было выяснить, повлияла ли Гонтарева на решение "Дельта Банка" о выдаче денег ее сыну и невестке. И такой факт мы не нашли.

На самом деле, есть вопросы еще и к самому "Дельта Банку". Нам известно, что в Генпрокуратуре есть дела, открытые на основе фактов злоупотребления должностными лицами этого финучреждения своими полномочиями: они разбрасывали на разные предприятия миллиарды гривен, и не исключено, что именно это послужило причиной банкротства банка.

Вообще хочется добавить, что мы всегда открыты к сотрудничеству. Если к нам поступает информация касательно нарушения законодательства высшими должностными лицами, то мы ее обязательно проверяем. По результатам проверки принимаются соответствующие процессуальные решения.

- А что с делом губернатора Одесской области Михеила Саакашвили? Его тоже закрыли?

- Да, это дело тоже закрыто. Мы стали вызывать заявителя, по факту высказываний которого дело и было открыто, но он отказался давать показания. Просто сказал, что не придет. По делу Саакашвили мы проверили все, что могли. И слова не подтвердились.

- Кто занимается расследованием дела по офшорам президента Украины Петра Порошенко?

- Насколько мне известно, сейчас эту проверку проводит Госфискальная служба. К примеру, они могут расследовать был ли в операциях переведения бизнеса в офшоры факт неуплаты налогов. Вообще мы сейчас, как НАБУ и как Антикоррупционная прокуратура, можем расследовать дела президента только в том случае, если его полномочия остановлены – так определено Уголовно-процессуальным кодексом.

- Есть ли у вас дела, открытые по фактам коррупционных преступлений среди нынешних представителей власти?

- Да, у нас есть такие дела. К примеру, мы сейчас расследуем факты коррупции в "Запорожьеоблэнерго" и в Одесском припортовом заводе. Есть и другие дела, но не обо всех сейчас можно говорить.

- А что с делом нардепа Игоря Кононенко, представитель которого Андрей Пасичник, как уверяет экс-глава Минэкономразвития Айварас Абрамавичус, говорил ему "я от Кононенко" и предлагал провести коррупционные и непонятные кадровые схемы?

- Мы занимались этим делом, и на днях материалы расследования были переданы в суд.

- А кто занимается делами бывших представителей власти? Вы сейчас расследуете что-то?

- Да, мы тоже принимаем участие в расследовании дел бывших представителей власти. К примеру, сейчас мы рассматриваем одно из дел экс-министра экологии Николая Злочевского. Оно связано с отмыванием немалых сумм денег и коррупцией. Вообще, у каждого дела есть свои стадии расследования.

Иногда бывает, что расследование отнимает много времени, поскольку мы можем быть привязаны к иностранным правоохранительным органам. То есть долгое время ждем ответов от представителей государств, в которые незаконным путем вывозились деньги из Украины.

- Что случилось с представителем ГПУ, который очень хотел устроиться на работу в Антикоррупционную прокуратуру и пытался дать взятку в комиссии по отбору кандидатов?

- Это дело уже передано в суд.

- Отношения с ГПУ: как ГПУ и Антикоррупционная прокуратура поделили обязанности?

- Мы решили этот вопрос еще в декабре 2015 года: внесли изменения в КПК, и все дела, которые начала расследовать Генпрокуратура, она и продолжает расследовать. Вместе с этим, сейчас некоторые дела из ГПУ мы истребуем себе.

- О каких делах речь? К примеру, делом Януковича сейчас занимается Генпрокуратура, а вы можете взять часть из этого дела или, может быть, есть примеры дел, которые Антикоррупционная прокуратура забрала для расследования у ГПУ?

- Дело Януковича, которое, в первую очередь, является политическим, расследуют уже два года. Этим сейчас продолжает заниматься Генпрокуратура. Если бы Антикоррупционная прокуратура образовалась сразу после бегства Януковича, то его дело, безусловно, было бы в нашей компетенции.

- Какие дела Генпрокуратуры вы истребовали себе?

- То же дело Злочевского сначала расследовала ГПУ, а потом материалы передали нам. Также мы истребовали себе дело экс-нардепа Николая Мартыненко о закупке и торговле ураном. Речь о фактах, когда фирмы в Австрии, связанные с Мартыненко, покупали в Казахстане уран и продавали его Украине по завышенной цене.

- Сколько всего сейчас дел рассматривает Антикоррупционная прокуратура?

- Сейчас у нас порядка 127 открытых дел. Приблизительно 25 людям огласили подозрение. Большинство из дел – это взятки и злоупотребление служебным положением.

- Были ли случаи, когда к вам приходили и пытались дать взятку?

- Да. Были люди, которые приходили и, что называется, прощупывали почву. Мол, есть "хороший человек", а по нему, представляете, уголовное дело открыто. Мы всегда отвечали и будем отвечать, что нам неинтересно, хороший человек или нет – по всем будут приняты законные решения.

- Может ли простой человек обратиться в Антикоррупционную прокуратуру? Как это сделать?

- К нам приходит очень много людей. К примеру, ко мне приходят также на личные приемы. Но, к сожалению, люди обращаются к нам с делами личного, а не общегосударственного масштаба. Ни в коем случае не хочу сказать, что их дела менее важны – просто Антикоррупционная прокуратура занимается делами более масштабными, чем "мне не ответили на запрос" или "решите вопрос с дачным участком".

Ко мне на личный прием приходили также люди, у которых, к примеру, длительное время стоит на месте расследование фактов мошенничества. Мы всех выслушиваем, но не все можем начать расследовать – то, что выходит за рамки компетенции Антикоррупционной прокуратуры, мы передаем в городские или областные прокуратуры, а также направляем в Нацполицию.

- Есть ли в Антикоррупционной прокуратуре дела, которые связаны с военными преступлениями?

- Военными преступлениями занимается Главная Военная прокуратура, но у нас также есть дела, открытые по фактам превышения полномочий или коррупции среди военнослужащих. К примеру, сейчас рассматриваем дело одного высокопоставленного военного прокурора, которого подозревают в присвоении денег незаконным способом: он покупал квартиры и оформлял их на свою сожительницу.

Наши блоги