УкрРус

Спикер Генштаба ВСУ Владислав Селезнев: "В Крыму было страшнее, чем в АТО"

  • Спикер Генштаба ВСУ Владислав Селезнев: "В Крыму было страшнее, чем в АТО" | фото 1
    1/3
    © скриншот из видео

Более года назад, 27 февраля здания Верховного Совета Крыма и Совета Министров были захвачены вооруженными людьми, были вывешены российские флаги. С этого момента начался процесс, который в дальнейшем привел к аннексии Крыма. На материковую часть Украины с полуострова выехали тысячи украинцев, в том числе и военнослужащие.

О событиях в АРК "Обозревателю" рассказал бывший руководитель Крымского регионального медиа-центра при Министерстве обороны Украины, нынешний спикер Генштаба ВСУ подполковник Владислав Селезнев.

- Когда начался процесс аннексии, где вы находились?

- Я был в Трускавце, отдыхал с семьей. Но то, что я был в отпуске, не означает, что я не следил за лентой новостей и за тем, что вообще происходит в Украине. Когда узнал – чувство было не самое приятное, потому что я понимал, что началась агрессия в отношении независимого государства. Мы тут же вернулись домой, поскольку надо было освещать события.

На отдыхе. Фото - из личного архива Ирины Селезневой

- Вам было страшно?

- Было. На улицах находились люди с оружием - без каких-либо опознавательных знаков. Появились также представители крымской "самообороны". Они все проявляли агрессию как против проукраински настроенных крымчан, так и против украинских военнослужащих.

- Вы со своей командой освещали тогда выезд украинских военных на материк. Сколько военных остались верными присяге?

- По имеющейся у меня информации, из 18 тыс. украинских военных около 14 тыс. остались на полуострове. Я также знаю, что в списки Черноморского флота Российской Федерации были добавлены 9 200 человек.

- Вы с кем-нибудь из них общаетесь?

- Со многими контакты сошли на "нет". Остались один-два человека. Общаюсь для того, чтобы получать информацию о происходящих там событиях как в Крыму в целом, так и среди военных, перешедших служить в армию агрессора.

- Можно ли было избежать аннексии Крыма?

- Есть разные точки зрения на эти события. Я считаю, избежать можно было, лишь начав решительные, радикальные действия. Таким образом можно было бы, если не кардинально изменить ситуацию, то хотя бы ослабить давление со стороны пророссийски настроенных боевиков и со стороны "зеленых человечков".

Читайте:Сенченко: оккупанты считают всех крымчан папуасами, ненадежными с точки зрения путинского режима

- Какие перспективы у крымчан сейчас?

- Прежде чем говорить о перспективах, следует сказать, что благодаря четкому взаимодействию со СМИ офицеров крымского медиа-центра, удалось продемонстрировать не только Украине, но и всему миру то, что происходило на полуострове. Именно благодаря распространяемой нами информации все узнали о том, что в Крыму находятся российские войска и что их действия направлены на аннексию полуострова. Относительно же сегодняшних перспектив крымчан могу сказать, что их уровень благосостояния значительно ухудшился. Серьезно поднялись цены на продукты питания и предметы жизненной необходимости. Кроме того, есть факты, когда представители нынешней крымской "власти" грубо нарушают положения российского законодательства и направляют свою деятельность на личное обогащение.

- Что изменилось у вас за этот год?

- Этот год был очень напряженным, потому что сразу после крымских событий я отбыл в зону проведения АТО, где выполнял обязанности руководителя пресс-центра. Год показал суть и истинное лицо многих людей, как военнослужащих, так и людей, не имеющих к армии никакого отношения. Год разочарований, откровений и открытий.

- Сколько времени вы пробыли в АТО?

- Больше полугода.

- В Крыму - аннексия, на востоке Украины - АТО. Где вы больше испытывали страх?

- Несмотря на то, что в зоне проведения антитеррористической операции я часто бывал на передовой и попадал под минометные и артиллерийские обстрелы, на востоке все намного проще и понятнее. Там выстроена руководящая вертикаль, есть военное руководство, отдаются приказы. То есть все понимают, какие действия и когда надо выполнять. В Крыму не было подобного. В АТО все намного четче.

- Вы сейчас живете в Киеве?

- Да. Я снимаю квартиру, которую оплачиваю за свой счет. Так как у меня в Крыму осталась служебная квартира, выделенная в свое время МОУ, я не получаю никаких дотаций. Сейчас в Симферополе в ней живет моя мама – инвалид второй группы, которой очень сложно перемещаться и нужен постоянный уход, и моя дочь.

Читайте:Из зоны АТО отвели уже 15 противотанковых пушек - Селезнев

- Была информация о том, что служебные квартиры украинских военнослужащих, выехавших на материк, подвергались рейдерским захватам. Насколько она верна? По отношению к вашей семье не было подобного?

- Речь следует вести не только о моей семье. Многие украинские военнослужащие, не изменившие присяге и выехавшие на материк, оставили в Крыму служебное жилье, в котором никто не жил. Эти квартиры почти все подверглись нападениям маргиналов, были срезаны замки, сорваны двери и в них заселились другие люди. Членам семей украинских военных, оставшихся жить в служебных квартирах, постоянно приходят различные угрозы с требованием их освободить. Кроме того, звонят какие-то люди, называющие себя юристами российской армии и также угрожают. Моей семье постоянно приходят подобные угрозы. Сейчас мы пытаемся приватизировать эту квартиру, в соответствии с действующим законодательством. Ведь эти квартиры приобретались за деньги Министерства обороны Украины и никакого отношения не имеет к Министерству обороны Российской Федерации.

Видео - Владимира Богданцева

Наши блоги