УкрРус

Бекешкина: Уровень социального напряжения в Украине довольно высокий

  • Бекешкина: Уровень социального напряжения в Украине довольно высокий

После событий, произошедших во Врадиевке, многие эксперты допустили, что реакция людей может носить цепной характер. Мол, стоит где-то кому-то из чиновников поднести спичку к тлеющему бревнышку, и костер вспыхнет с невероятной скоростью. Имеют ли фундамент подобные прогнозы? Какие выводы должна сделать власть, анализируя реакцию жителей небольшого провинциального городка на милицейский "беспредел"? Об этом "Обозреватель" беседует с известным социологом, руководителем Фонда "Демократические инициативы и. И.Кучерива" Ириной Бекешкиной.

- Какие выводы после событий во Врадиевке должно сделать высшее руководство государства?

- Такие же выводы, о которых говорили в своих опросах социологи после трагедии, произошедшей с Оксаной Макар. Если люди чувствуют, что в обществе нет правосудия, они берут правосудие в свои руки. И это очень небезопасные процессы. То есть, очевидно, что необходимо навести очень серьезный порядок в правоохранительных органах.

- Как вы оцениваете реакцию руководства МВД?

- Министр внутренних дел отреагировал с существенным опозданием, сославшись на то, что к нему дошла неадекватная информация. Но извините, за неадекватную информацию он и отвечает, поскольку это информация с его ведомства. То есть, неадекватное информирование министра – это не оправдание.

- Некоторые эксперты считают, что "врадиевский протест" может перекинуться на всю страну. Разделяете ли вы такие прогнозы?

- Нет. Я не думаю, что тут может быть повторение Египта, поскольку ситуация в нашем случае совершенно иная. Однако локальные нарывы, на мой взгляд, время от времени будут возникать в различных регионах Украины. Потому что слишком уже наболело. А ведь подобные случаи были уже и после событий во Врадиевке. Там милиционер застрелил кого-то, там пьяные стражи порядка над кем-то издевались… То есть милиция дошла до ручки и правоохранительные органы тоже. Поэтому сидеть и ничего с этим не делать – невозможно в принципе. Необходимо проводить радикальные реформы.

- Естественно, если верить СМИ, сообщившим, что, согласно опросам, только 1% украинцев доверяет милиции…

- Это неправда. Эти данные, если я не ошибаюсь, изначально были обнародованы в программе Евгения Киселева. Затем эти цифры растиражировали многие другие СМИ. На самом деле необходимо плюсовать: 1% полностью доверяет милиции + 18% - преимущественно. При этом 70% - не доверяют милиции.

- Как бы вы оценили уровень социального напряжения в обществе?

- Уровень социального напряжения в Украине довольно высокий по всем показателям. Однако никто не может спрогнозировать прорвет ли, где прорвет, и по какому поводу. Наивысший уровень протестной готовности был в 98-99 годах, когда людям не выплачивали зарплату. Затем были локальные выступления, однако ничего серьезного в масштабах общества не происходило. То есть, прогнозировать такие процессы нереально, однако можно констатировать, что протестная готовность в общества является высокой.

- Может ли эта готовность носить не только социальный, но и политический характер?

- Безусловно. У нас, когда определенные события приобретают значительные масштабы, к ним всегда присоединяются политики. Давайте, например, вспомним налоговый Майдан. Сначала эта акция начиналась без политиков и носила чисто экономический характер. Но потом к акции присоединились политики и требования стали более политизированными. А если речь идет, скажем, о необходимости реформирования правоохранительных органов, очевидно, что это политическое требование.

- Вместе с тем, уровень доверия к политикам также оставляет желать лучшего.

- Единственный политик, которому сегодня украинцы более-менее доверяют – это Кличко. Но и у него уровень доверия пошел в минус. Ранее был в плюсах, а сейчас в небольшом, но все-таки минусе. Насколько я помню, ему доверяет 45% граждан, а не доверяет – 48%. Но уровень доверия в 45% для всех остальных политиков – это что-то из области фантастики. В целом, уровень недоверия к оппозиции и представителям власти сейчас приблизительно одинаковый.

- В любом случае, получается, что "сюрпризы" в плане социальной активности прогнозировать нереально?

- Невозможно спрогнозировать непрогнозированное, поскольку тут нужно прогнозировать действия. Кто, например, мог спрогнозировать, что произойдет во Врадиевке? Никто. Кто мог прогнозировать, что застройка сквера в Египте вызовет такую реакцию? Кто мог прогнозировать столь неадекватную реакцию на происходящее со стороны египетской власти? То есть, никто не может прогнозировать ни события, ни, к сожалению, действия власти.

Если бы после случая во Врадиевке власть среагировала бы оперативно, ситуация развивалась бы по-другому. Необходимо было всех (как минимум, временно) отстранить от выполнения своих полномочий, а уж потом разбираться, что к чему. Но ведь изначально никакой реакции не было.

- Какие еще (помимо милиции, разумеется) институты власти могут вызвать крайнее неудовольствие граждан?

- Налоговая служба, например. Сейчас ведь очень сложная экономическая ситуация, а планы и указы будут стараться выполнить любой ценой. И это, думаю, также вызовет возмущение определенных категорий.

Мы проводили опрос и спрашивали, удовлетворяет ли людей экономическая ситуация в стране. Конечно же, большинство ответили, что нет, не удовлетворяет. Тогда мы спрашивали, а кто в этом виноват? Наибольшее количество респондентов ответили, что правительство и Президент.

- Кстати, о Президенте. Адекватной ли была его реакция на события во Врадиевке?

- Реакция Виктора Януковича была адекватной, но запоздалой. К сожалению, у нас, пока Президент не стукнет кулаком по столу, ничего не делается. И это, кстати, угроза, присущая авторитарному типу правления. А ведь авторитарный режим – это такая себе елка, когда сверху ничего абсолютно не видно.

- С чего именно, как вы считаете, необходимо начинать реформирование прогнившей правоохранительной системы?

- Я не верю в вероятность очень быстрой трансформации. Хотя бы потому, что Украина, в отличие от Грузии, очень большая. В Грузии просто уволили всех правоохранителей и набрали новых. Но когда об этом говорят, забывают об очень важном моменте, а именно о том, что новым правоохранителям в три раза повысили зарплату.

Сокращения в милиции необходимы, поскольку нигде на душу населения не припадает столько милиционеров, как у нас. Отсюда и низкие зарплаты. Вот говорят, к примеру, что наши гаишники – взяточники. Это правда. Но если у рядового гаишника зарплата 1500 грн., это означает, что ему дали жезл и сказали: "Остальное заработаешь сам".

То есть, необходимо проводить сокращения при сохранении нынешнего фонда зарплат. Тогда остальные будут зарабатывать больше и от них можно будет что-то требовать. Нельзя ничего требовать с человека, который получает 1500 грн. и должен при этом содержать семью. В Грузии милиция получает вполне достойную зарплату, поэтому есть возможность отбора.

Необходимо также ввести декларацию доходов и расходов. Вы же посмотрите, какие автомобили стоят под судами, прокуратурой, отделениями милиции. За какие, спрашивается, шиши? То есть, очевидно, что существует вертикаль снизу вверх. И гаишники в этой вертикали – лишь маленькие ручейки, которые потом сливаются в полноценную реку, которая двигается вверх.

С тем, чтобы проводить кардинальные реформы, нужна политическая воля, которой нет и быть не может. Ну, не может человек взять и сам себя вытянуть за волосы из грязи. А тех, кто готов это сделать наверху, к сожалению, нет.

Наши блоги