УкрРус

Борис Филатов: если блокпост берет по 100 тысяч с фуры, мало кто устоит

  • Борис Филатов
    Борис Филатов
    argumentua.com

С Борисом Филатовым у "Обозревателя" особая история взаимоотношений. После цикла расследований о "похождениях бравого комбата Семена Семенченко", тогдашний вице-губернатор Днепропетровской области Филатов буквально ниспослал гром и молнии на журналистов издания за критику сотоварища. Признаемся честно, это был довольно турбулентный период для творческого коллектива, поскольку общество на то время не было готово признать, что герои войны могут быть одновременно мародерами и показушниками. Но с тех пор прошло более девяти месяцев, и время не только расставило точки над "і", но и сблизило нас во многих оценках. Впрочем, делайте выводы сами.

- В блоге на "Обозревателе" Вы выложили видео захвата двух российских ГРУшников, при этом заметив: мол, делаю это для того, чтобы их втихаря не обменяли. Неужели россиян так часто ловят и просто обменивают?

- По данным моих источников из спецслужб, за время необъявленной войны всего было задержано около 140 кадровых российских военных. Позже эту цифру косвенно подтвердил в интервью BBC и Петр Порошенко.

Возникает вопрос: РФ держит в заложниках немало наших людей. Почему мы не можем произвести симметричный ответ? Уверен, если бы я эту ситуацию не "подсветил", то с этими двумя "клоунами" из Тольятти была бы такая же ситуация: их просто бы обменяли.

- Почему?

- Объяснения могут быть разными. Вот, например, военные рассказывали, что когда под Иловайском задержали первых "заблудившихся", то Петру Алексеевичу лично звонил Владимир Владимирович и они там о чем-то говорили. Это проверить невозможно, но факт состоит в том, что какие-то команды пошли по военной вертикали и конкретным исполнителям было объявлено, что это договоренности по линии руководителей государств.

Откровенно о: что скрывал комбат Юрий Береза роли командования батальона "Днепр-1" в истории убийства офицера СБУ бережет ли Аваков честь мундира? новых гранях Семена Семенченко

Хотел бы надеяться, что русских военных будут хотя бы обменивать, а не просто отпускать под какие-то обещания или непонятные договоренности.

- Вопрос как к бывшему вице-губернатору прифронтового региона. Почему столь активно развивается так называемая экономика войны - контрабанда? Вот губернатор Луганщины Геннадий Москаль в очередной раз обратил внимание на эту проблему, когда лично, под объективами останавливал фуры. Эксперты рассказывают, сколько зарабатывает один блокпост, сколько кладет в карман каждое силовое подразделение. Война и контрабанда - всем выгодны?

- Конечно, люди – слабы. Когда с каждой фуры берут по 100 тыс. грн, как мне рассказывали волонтеры, часто бывающие на передовой… Мало кто сможет устоять, в том числе и командиры подразделений, чтобы не принять участие в разделе этого пирога.

Но проблема не только в том, что милиция, контрразведка, СБУ и прочие силовые ведомства зарабатывают на теневых потоках; у нас нет внятной государственной программы. Сегодня никто не понимает, мы блокируем оккупированные территории или нет, поэтому и нет выстроенной командной работы.

Уверен, если бы я эту ситуацию не "подсветил", то с этими двумя "клоунами" из Тольятти была бы такая же ситуация: их просто бы обменяли

Читайте:Геннадий Москаль: без россиян от местных "апалченцев" только лапти бы остались!

Борис Филатов

Сегодня Филатов - известный блогер. Но перо у него такое же тяжелое, как и его кулак

- Почему нет этой программы? К слову, также нет выстроенной политики по отношению к Крыму. Только потому, что некое высшее звено имеет интерес к сохранению контрабандных потоков?

- Бесспорно. И мне называли фамилии чуть ли не командиров бригад, покрывающих этот бизнес. Но главенствующая проблема в отсутствии четкой политики по отношению к оккупированным территориям.

Все зависит от конкретных персоналий. У г-на Москаля – свое видение ситуации, но при этом злые языки утверждают, что на одних контрабандистах губернатор успешно пиарится, преграждая им дорогу, тогда как на деятельность других он закрывает глаза. Но с другой стороны, к этим языкам особого доверия нет, потому что они ходят по кулуарам ВР, распространяя эту информацию… Не исключено, что они имеют отношение к тем контрабандистам, на которых пиарится Москаль.

Проблема не только в том, что милиция, контрразведка, СБУ и прочие силовые ведомства зарабатывают на теневых потоках...

- Извините, но в стране есть же министр внутренних дел! Он наверняка знает, какую дань собирают его подчиненные. Вот вопрос: сколько фур проезжает через блокпост в день?

- Не знаю. 20-30, может, и больше.

- Говорят, что "хороший" блокпост собирает до 5 млн грн в день. Цифра большая, и она объясняет, почему руководство МВД "не видит" этой проблемы, почему руководство СБУ "не видит" этой проблемы, а также – Минобороны.

- Вопрос риторический, на него нет ответа. Но с другой стороны, на министра внутренних дел пытаются повесить всех собак. Мне кажется, у главы МВД есть задачи поважнее - начиная от кадровых скандалов и заканчивая реформированием, которое идет крайне плохо.

Если уж говорить совсем цинично, что эта "экономическая" политика тоже является элементом блокады оккупированных территорий, потому что все эти поборы закладываются в цену товара.

- Глава СБУ несколько месяцев назад рассказал об участии батальона "Днепр-1" в крышевании контрабанды. История, анонсированная как скандальная, вдруг затихла. Что произошло - по вашей версии?

- Вы немного ошибаетесь, г-н Наливайченко нигде не упоминал именно батальон "Днепр". Он говорил о бандах, которые курируются некоторыми народными депутатами и должностными лицами Днепропетровской ОГА.

Г-н Наливайченко объединил "невпихуемое". У нас есть ситуация с расстрелом в Волновахе офицера СБУ гражданином Гордеевым. А все остальные заявления, которые глава СБУ сделал на своем брифинге, - эти вещи не связанные, хотя он пытался показать, что все эти потоки координировались в одном центре… Мы же все четко понимаем, что если контрабандные потоки и управляются, то только подчиненными г-на Наливайченко, милиционерами и военными.

Вернувшись к ситуации с Гордеевым - он служил в батальоне "Днепр", но после махинаций с документами он "как-то" задним числом пропал из числа личного состава. Кто произвел махинации с документами – следствие должно разобраться.

По словам моих коллег, которым я склонен доверять, у бойцов, выяснявших отношения с сотрудниками СБУ, было на руках 8 автоматов, зарегистрированных за "Днепром". В итоге – после убийства – пропал журнал выдачи оружия, он был переписан, и в итоге оказалось, что эти автоматы пропали где-то в Иловайске.

Следствие должно разобраться, был ли переписан этот журнал или нет. Можно провести соответствующие экспертизы, после чего руководство батальона должно объяснить правоохранительным органам, кто эти "герои", прославившиеся в противостоянии с правоохранителями. Не были ли они сами "правоохранителями" в какой-то момент? А потом, после трагедии, от них отказались.

- Иными словами, Вы предполагаете, что руководство "Днепра" покрывало этих бойцов, а теперь их попросту кинуло, спасая свою шкуру?

- Может быть и так.

У бойцов, выяснявших отношения с сотрудниками СБУ, было на руках 8 автоматов, зарегистрированных за "Днепром"

- На "Обозревателе" опубликован цикл расследований по "ратной" деятельности Юрия Березы (часть 1, часть 2). По Вашему, кто он, этот комбат Юрий Береза?

- В этой ситуации я хотел бы воспользоваться фразой "без комментариев". Для меня личность г-на Юрия Березы – большая боль и большое разочарование. И я не особо хотел бы развивать эту тему.

Расследование г-жи Заровной, как говорится, "имеет место быть". Я считаю, что г-н Юрий Береза должен ответить на вопросы, затронутые Татьяной Заровной в её расследовании, потому что, чем больше он молчит, тем больше повышается уровень недоверия.

Я могу рассказать одну историю, косвенно подтверждающую то, что написала журналист "Обозревателя". В столовой ВР, в присутствии свидетелей, у меня произошла одна история. Ко мне подошел коллега-депутат и спросил: "Вы – Филатов?… Так вот, я хочу сказать, что я вас не уважаю". Оказывается, это был Ефимов, мажоритарщик, избранный по Краматорску от БПП. Он рассказал историю, как батальон "Днепр" мародерствовал у него на округе якобы по моему распоряжению.

Я ему говорю: "Стоп, ведь за такие обвинения можно получить и по лицу, давай разбираться". Ефимов говорит: "Ну Герман Назаренко - это же Ваш человек?". "Нет", - отвечаю. Оказывается, этот Герман Назаренко, кстати, герой расследования Заровной, приехал с бойцами на округ и выкопал крупнейшую оросительную систему и при этом ссылался на личное распоряжение "Коломойского и Филатова". Этот разговор случился в 2 часа ночи, во время рассмотрения проекта госбюджета. Я сразу же позвонил этому господину Герману и включил громкую связь. Я спросил у Германа, был ли он в Краматорске, и выкапывал ли он оросительную систему. На том конце провода раздалось нечленораздельное блеяние. Г-н Ефимов, убедившись в том, что ни я, ни Коломойский не занимаемся сдачей оросительных систем на металлолом, принес свои извинения - и с тех пор у нас хорошие отношения.

Борис Филатов
Юрий Береза должен ответить на вопросы, затронутые Татьяной Заровной в её расследовании, потому что, чем больше он молчит, тем больше повышается уровень недоверия

Дальнейшее развитие ситуации: я подошел к г-ну Юрию Березе, и говорю: "Юра, наш с тобой коллега по ВР говорит, что твой родственник грабит людей, мародерствует, подойди к Ефимову и объяснись". На что Юрий Береза ответил, мол "он нас оболгал, потому что я выставил на выборах против него своего человека". Вот такая произошла "картинка", в которой я принимал участие. Их могло быть много. Например, история, связанная с Ровенским механическим заводом, когда Шабунин в прямом эфире задал мне вопрос относительно захвата бойцами "Днепр-1" этого предприятия.

- Вы писали запрос Авакову относительно участия упомянутого батальона в рейдерском захвате предприятия. Какой ответ вы получили?

- Г-н Аваков одним предложением ответил, то факт участия "Днепра" в захвате РМЗ не подтвердился. Это была отписка. Дальше я эту тему уже не развивал, потому что это была уже компетенция г-на Авакова, ему решать, как реагировать на нарушение закона его подчиненными.

- Как обществу реагировать на деятельность людей, которых вчера еще считали героями? Вот ГПУ внесло представление на лишение депутатских полномочий Сергея Мельничука.

- Не с того начали… Мы прекрасно понимаем, почему взялись за него. Он вышел из фракции Радикальной партии, перешел в группу Еремеева, и Ляшко решил его наказать. Сначала он начал подсвечивать тему преступлений Мельничука в публичной сфере, чем вызвал интерес правоохранительных органов, порою Мельничук сам недостаточно корректно себя вел, в частности – в эфире 112 канала, когда бросился на Козуба. Этот комбат – фигура контраверсийная, но с учетом того, то он – герой революции, необходимо было четко объяснить обществу, где именно Сергей преступил закон.

Я думаю, власть использует принцип парности при снятии депутатской неприкосновенности: Мельничука подали вместе с Клюевым, затем – Папиева и, например, Денисенко. Если мы говорим о г-не Папиеве, то в зале поговаривают, что ему инкриминируется использование админресурса при агитации за Януковича. Но только Петр Алексеевич забывает, что на парламенских выборах 2014 года должностные лица Днепропетровской ОГА, в том числе – и я, тоже агитировали за Порошенко. Хотя я не использовал админресурс, но согласно этой логике власти, нужно посадить и меня. Я уже не говорю о президентских выборах, в частности, речь о некоторых эпизодах, имевших место в Днепропетровской и Донецкой областях. Я пока оставлю это как козырь, но Петр Алексеевич знает, как голосовали за него в этих двух регионах, кто ему помогал, и чьими руками это делалось.

- Не с того начали, сказали Вы. А с кого нужно было начать?

- Как минимум с Юрия Бойко, все материалы по которому якобы вывезли в Крым. Лично я в это не верю.

Начинать нужно с того, по кому есть вся доказательная база. Вот возьмем Сергея Клюева, к которому отношусь без особого пиетета. Мне кажется, что г-ну Клюеву ГПУ предъявила все те обвинения, которые предъявляла его брату, просто имена поменяли. Поэтому, когда в зале начнут рассматриваться вопросы относительно снятия неприкосновенности с ряда депутатов, то у ГПУ будет бледный вид.

Я пока оставлю это как козырь, но Петр Алексеевич знает, как голосовали за него в этих двух регионах, кто ему помогал, и чьими руками это делалось

- У нас есть заочный объект соприкосновения - Семен Семенченко. В свое время Вы очень жестко "наезжали" на "Обозреватель" за цикл расследований относительно бурной деятельности г-на Семенченко. Вы бы и сегодня также безаппеляционно стали бы на его защиту?

- Я могу объяснить те личные мотивы, в силу которых я поддерживал Семенченко: когда страна валилась, он ходил с дубинкой и травматом на блокпосты сепаров, захватывая оружие. Потом к нему появилось очень много вопросов, начиная с первого боя под Карловкой, когда без согласований с кем-либо он пошел штурмовать этот блокпост, и получилось в итоге как получилось - когда он начал кричать, что "нам не помогает ни армия, никто". Его бойцов оттуда вытянули только усилиями "Правого сектора", но о роли ПС он почему-то забыл упомянуть.

К Вашему уважаемому изданию, по большому счету, была только одна претензия: в один момент показалось, что у "Обозревателя" нет больше никаких иных проблем в стране, помимо того, как систематически уничтожать Семенченко. Я не исключаю, что у г-жи Заровной был какой-то персонифицированный конфликт, из-за которого она хотела вывести его на чистую воду…

- Но это не меняет сути обвинений.

- Да, это не меняет ситуации. Семен – контраверсийная фигура. У меня с ним было положительное прошлое, и именно поэтому я его защищал. Точно так же, как я сейчас защищаю Антона Геращенко, которого травят за то, что он кушает в парламентской столовой. Знаете, это уже низко, ниже пояса.

- Извините за откровенность, но порою кажется, что людей, к которым относитесь с симпатией, Вы готовы защищать, невзирая на факты. Геращенко имеет право кушать, но когда идет важнейшее голосование в зале, он может поголодать. Если бы в это время голосовали за назначение Авакова министром, он бы не сидел в столовке.

- Тут возникает второй вопрос: а что делал в это время в столовке г-н Каплин, который стоял с другой стороны фотокамеры?

Семен – контраверсийная фигура. У меня с ним было положительное прошлое, и именно поэтому я его защищал

- В нашем случае дело не в Каплине. Я просто проецирую ситуацию с Геращенко на Семенченко. Позитивные эмоции могут мешать взвешенно оценить поведение каждого конкретного персонажа.

- Может быть, Вы и правы.

Но все мы субъективны в своих предпочтениях. Но лучше я буду защищать Семена и Геращенко, чем г-н Порошенко будет защищать Муженко, который положил сотни людей, или будет защищать г-на Ярему, которого выталкивали всей страной и еле вытолкали.

(продолжение следует)

Наши блоги