УкрРус

В рассекреченных архивах КГБ часть документов уничтожена или вывезена - Вятрович

  • Директор Института национальной памяти Владимир Вятрович
    Директор Института национальной памяти Владимир Вятрович
    ukurier.gov.ua

Обещанная в законе о рассекречивании архивов коммунистического режима оцифровка данных займет, как минимум, 30 лет, до этого будут использоваться каталоги и реестры.

Об этом в интервью "Обозревателю" рассказал директор Института национальной памяти, который будет распорядителем рассекреченных архивов, Владимир Вятрович.

Историк объяснил, каким образом можно будет получить доступ к архивам, а также о том, как жертвы репрессий или вынужденные агенты смогут защитить себя от неоправданного общественного осуждения.

Владимир Михайлович, архивы каких советских органов будут открыты после вступления в силу закона, принятого Радой 9 апреля?

Речь идет о репрессивных советских органах, которые действовали на территории Украины, начиная от ЧК, ГПУ, НКВД и, собственно, КГБ.

Согласно тексту документа, Институт национальной памяти станет распорядителем этой информации. Но в законе не прописана процедура получения информации. Какой будет процедура доступа к архивам?

Вы просто пишете заявление о том, что вы хотите ознакомиться с такой-то информацией, направляете его в качестве запроса на руководство архива. Руководство архива рассматривает, если такая информация есть, то вам предоставляется возможность с ней ознакомиться. И если вы желаете, то имеете возможность ее скопировать. Ограничения есть только на информацию о жертвах политических репрессий, если сама жертва решила на 25 лет закрыть доступ к этой информации.

Тут возникает еще один вопрос. Эта информация много лет была засекречена, и большинство людей вообще не знают, о чем она, и что там есть. Как они могут формировать какие-то запросы?

Мы это понимаем, и поэтому будет проводиться определенная информационная кампания. Мы будем рассказывать, что есть в архивах, чего нет. Возможно, кто-то удивится тому, что там есть, кто-то разочаруется, что там нет чего-то, что они ожидали.

Будет создаваться какой-то реестр?

Да, и реестр, и разного рода информационные кампании для того, чтобы люди знали, какие материалы есть, и что можно их получить.

В законе также идет речь об оцифровке этих данных. То есть, вся эта информация будет доступна в электронном виде свободно или все же после определенной разрешительной процедуры?

Будет доступна свободно, но это, к сожалению, вопрос очень длительного периода времени. Там значительные объемы информации, и при нынешних темпах оцифровки даже на самой передовой современной технике и только на архивы, которые есть в СБУ, уйдет, по нашим подсчетам, около 30 лет. Думаю, что для начала мы будем готовить разного рода каталоги.

Владимир Михайлович, давайте обсудим это с точки зрения морали. Жертва может засекретить данные о себе, но для того, чтобы эта жертва узнала о том, что данные о ней там есть, эта информация где-то должна всплыть.

К сожалению, жертвы знают об этом, поскольку они преследовались, сидели и т.д. Речь идет о тех людях, которые прошли через следствия, допросы и т.д., то есть они знают, что были объектами заинтересованности репрессивных органов.

Если посмотреть с другой стороны. Многих людей КГБ вербовало, не оставляя им другого выхода, и сейчас эта информация рассекретится, станет известно, что они работали на эти репрессивные органы, но ведь мы же не знаем, в какой ситуации это все происходило. Как быть с этим?

Собственно говоря, полное открытие всех документов позволит увидеть, в какой ситуации это все происходило. Если будет подтверждение, что там были определенные обстоятельства, части людей создавали проблемы, их могли судить за измену в случае отказа и т.д. Или если мы, к примеру, будем видеть, что вопреки тому, что человек был завербован в агенты, он никогда не работал как агент, то мы будем понимать, что за этой ситуацией стоит что-то большее. То есть, единственным решением в данном случае является полное открытие всех досье и всей информации.

А вы уверены в том, что часть документов не уничтожена и что это не приведет к клеймлению людей, которые этого не заслужили?

Конечно, часть документов уничтожена или вывезена, поэтому возможны проблемы, связанные с тем, что у нас будет неполная информация. Понимаете, когда мы говорим об архивах коммунистических спецслужб, то там огромный потенциал разной интересной информации. И мы должны понимать, что в этих архивах и правда есть, и ложь есть. Поэтому их надо максимально открывать, проверять, сравнивать, чтобы понять, что в них есть правдой, а что нет.

Наши блоги