УкрРус

Регионал Николай Левченко: Я не стал меньше любить Россию

Читати українською
  • Регионал Николай Левченко: Я не стал меньше любить Россию

За последние полгода в Донецкой областной организации Партии регионов уже дважды менялся председатель. На смену стабильно стоявшему 10 лет в главе региональной организации ПР Борису Колесникову в сентябре 2013 года пришел Андрей Шишацкий, бывший тогда донецким губернатором. Его, покинувшего партию из-за несогласия с проводимой политикой, в конце марта заменил Николай Левченко, бывший секретарь Донецкого горсовета трех созывов, а ныне народный депутат от Партии регионов, имеющий дружеские отношения с Ренатом Ахметовым.

На заре политической карьеры Левченко не стеснялся делать достаточно резкие антиукраинские заявления. Сейчас же политик, выступавший за установление в Украине одного языка – русского, утверждает, что всегда стоял на проукраинских позициях, хотя любил и до сих пор любит Россию.

Николай Левченко был одним из первых регионалов, который согласился показать "Обозревателю" свой дом в Донецке. Этот большой проект - "Дома политиков" - мы задумали после того, как вся страна отходила от шока после увиденного – циничную роскошь и безвкусицу усадеб Виктора Януковича и Виктора Пшонки. Экскурсию домой к Николаю Левченко запланировали на более поздний срок. Пока же с новым лидером донецких регионалов "Обозреватель" говорил о репутационных вызовах, перед лицом которых оказалась ПР, возможности партии возродиться, отказавшись от "вождизма", поступке Тигипко и любви к России в условиях войны.

"НА БРЕНДЕ ПАРТИИ РЕГИОНОВ НЕТ КРОВИ"

Вы возглавили Партию регионов в Донецкой области – такое решение было принято на съезде буквально в конце прошлой недели. Донецк – это сердце и кузница кадров Партии регионов.После того, как из партии вышли многие ее представители, на кого Вы сейчас делаете ставку в Донецке? И кто может стать новыми лицами Партии регионов?

У нас в Донецкой области, на самом деле, не так много людей вышло, точнее – совсем немного. Самой слабой оказалась верхушка. Вышел из партии бывший губернатор Андрей Шишацкий, в неизвестном направлении скрылся бывший председатель облсовета Андрей Федорук, и из фракции вышел Сергей Клюев – народный депутат, который был избран от Партии регионов в мажоритарном округе Донецкой области. Вот, собственно, и все потери.

В остальном – у нас около 2 600 первичных партийных организаций. Все работают. Ни одна не дрогнула. У нас 290 тысяч членов партии – никто не вышел. Наоборот - к нам присоединяются новые люди. На политсовете областной организации партии мы будем принимать еще несколько человек. Все мэры городов, за исключением трех, были избраны от Партии регионов и выполняют свои обязанности. Также очень сильная фракция в облсовете: 166 из 179 – депутаты от Партии регионов. Ни один депутат не вышел.

На бренде Партии регионов нет крови. Отмывать пока нечего. Кровь пусть отмывает "Правый сектор"

Партия регионов за последнее время перенесла репутационный крах – назовем это так. Как сейчас бренд будете отмывать от крови?

Во-первых, на бренде Партии регионов нет крови. Отмывать пока нечего. Кровь пусть отмывает "Правый сектор".

Что касается политических сил, которые были участниками тех событий, то тут, если есть кровь и вина, то на всех равномерно, в том числе и на тех, кто призывал молодых ребят выходить на Майдан и ничего не бояться, а сами, фактически, прятались у них за спинами. Ребята, к сожалению, мертвы, а политики все, как видите, живы и здоровы.

Что касается ответственных, то нужно вести расследование. Был этот разговор с Эштон, на котором обсуждается, что снайперы стреляли в обе стороны. Сегодня есть очень серьезные факты, которые говорят, что это была провокация. Кто ее сделал, какие спецслужбы и для чего – сегодня нужно проводить расследование.

Новая власть обязана дать нам результаты расследований, а не вешать ярлыки. Когда они были оппозицией, они могли себе позволить вешать ярлыки: бандиты – не бандиты, на ком кровь. А сегодня нужно дать ответы обществу на эти вопросы, нужно провести расследование.

Если, действительно, виновен кто-то из сотрудников спецслужб иностранных государств, значит, нужно установить эти факты - если у нас по-прежнему есть СБУ в Украине. Если же виновата какая-либо политическая сила, то все равно нельзя бросать тень на всю политическую силу, потому что есть конкретные люди, которые, если и отдавали приказы, то, явно, не обсуждали их на областных, городских, районных конференциях. Поэтому нельзя делать сотни тысяч людей ответственными за преступные приказы.

Поэтому так ярлыки не вешайте.

То есть Вы считаете, что репутационный вред не нанесен Партии регионов?

Репутационный вред нанесен огромный - тем, что наш лидер покинул территорию Украины и, фактически, самоустранился от выполнения обязанностей президента в такой трудный для страны момент. Это, безусловно, самый главный репутационный риск и самая большая для репутации партии потеря, которую мы перенесли.

В то же время нельзя отрицать факты коррупции, которые были косвенно выявлены по материальному достатку. Их нужно расследовать. Общество должно знать правду. Но опять-таки, я бы не хотел, чтобы из-за преступления одного, двух, трех человек, страдали и подвергались репутационным рискам десятки, сотни, тысячи других членов партии.

Вместе с тем нельзя забывать о том, что кандидат от Партии регионов (на президентских выборах 2010 г. – Ред.) победил, будучи оппозиционным кандидатом. И Януковича выбирали на фоне Юлии Тимошенко. Тогда была фальшивая эпидемия, разворовывание бюджетных средств, позорный, унизительный для Украины газовый договор и многое-многое другое.

Из этих двух вариантов, из этих двух людей украинцы выбрали Януковича. И тогда оппозиционный депутат победил на выборах. Это выглядело демократично, все мы радовались этому.

То, что произошло потом, - это наша общая трагедия. Но нельзя забывать, что Украина после этого выкарабкалась из того бардака и ямы, которую нам оставила оранжевая власть, правительство Юлии Тимошенко. Мы успешно провели Евро-2012. Страна была открыта для всех. Сюда приехали миллионы туристов и увидели Украину совершенно другой. И все это сделала команда Партии регионов.

После парламентских выборов в стране начался хаос, когда в парламент пришла "Свобода" - радикальная политическая сила, пришел УДАР, пришли некоторые агрессивные политики из "Батьківщини". Полтора года не работал основной центральный орган власти в нашем государстве – парламент Украины. Это привело к экономическим потерям государства, усугубило экономический кризис, который в свою очередь усугубил гражданский кризис, социальный. Все это выплеснулось на Майдане Незалежности в кровавую бойню. Поэтому здесь несут ответственность политики по обе стороны.

Вы сейчас перечислили достижения Партии регионов. А то, что Партия регионов и сформированная ею исполнительная власть не реагировала на изменение настроений в обществе, - это…

(перебивает) Вы мне вопрос задаете или спорите со мной?

Я задаю вопрос.

Так будьте журналистом.

Так вот я Вам задаю вопрос.

Вы начинаете со мной спорить.

Смотрите, Партия регионов не реагировала на настроения людей. Люди стояли три месяца, не было никакого компромисса…

Я так не буду продолжать разговор. Вы со мной разговариваете не как журналист. Вы непрофессиональный журналист. Вам нужно туда, под купол (показывает в сторону сессионного зала Верховной Рады. – Авт.)

Может быть. В будущем.

Идите туда и там выступайте. Вы говорите ярлыками. Так тяжело отвечать на вопрос.

Вы считаете, что Партия регионов реагировала на происходящее?

Почему я должен отвечать на утверждение, которое не имеет доказательств. Что значит – реагировали или не реагировали? Конечно, мы реагировали, конечно, мы переживали, но постановка вопроса ваша некорректная. Из нее тяжело выпутываться. Это все равно, что я Вам скажу: послушайте, на Вас абсолютно не обращают внимания мужчины, скажите, что Вы предпринимаете, чтобы убедить мужчин, что Вы все-таки привлекательны? В самом вопросе для Вас уже будет обида, правильно?

Давайте по фактам. Был разгон студенческого майдана в ночь с 29-го на 30-е ноября. Почему после этого не было кадровых решений?

Послушайте, Партия регионов, это все тоже тяжело переживала. Вы знаете, что тогда из партии вышла Инна Богословская. Были эмоции на заседании фракции. Мы тяжело пережили весь этот период и период, когда мы занимались вопросами евроинтеграции. Все хорошо помнят, как Янукович собрал нас в "Зоряном" и устроил нам взбучку, когда мы были против того, чтобы необдуманно подписывать это соглашение. Потом эти события с избиением студентов

Мы тяжело это переживали, обсуждали, но есть партийная дисциплина, есть партийная субординация. И если за меня проголосовало 90 тысяч человек, то за Януковича проголосовало больше 10 миллионов украинцев. Его мнение в любом случае больше весило, чем мое. Это нормально.

Другой вопрос, что мнение всей фракции все-таки должно было учитываться при принятии решений. Вот в этом и был конфликт интересов. Но сказать, что мы ничего не делали, - это навешивать ярлыки, это некорректно.

"СЛАБОЕ МЕСТО – ЭТО КОГДА В ОДНИХ РУКАХ МНОГО ВЛАСТИ"

29 марта должен состояться съезд Партии регионов. Его переносили уже несколько раз. Он таки будет 29-го числа. Есть уже подтверждение?

События развиваются с такой скоростью… Сегодня я прочитал новость о том, что Тигипко выдвинул свою кандидатуру как самовыдвиженец.

Как эти события повлияют? Еще утром я бы Вам сказал утвердительно, что съезд будет 29-го. Что Вам ответить сегодня после обеда – я пока не знаю.

В любом случае съезд, конечно, должен быть 29-го. Нам, кроме вопросов президентских выборов, нужно решить много организационных вопросов.

Тигипко был одной из кандидатур, которую Партия регионов могла выдвигать на должность президента.

Мы это обсуждали в первичных партийных организациях. Были разные варианты, разные кандидатуры. Мы должны были этот вопрос окончательно обсуждать на политсовете с представителями всех областных партийных организаций и народных депутатов, поэтому ответа пока нет на этот вопрос.

Я правильно понимаю, Тигипко не поставил в известность Партию регионов о том, что будет идти как самовыдвиженец ( несколько позже такую версию в кулуарах ВР озвучил лидер фракции Партии регионов Александр Ефремов. – Авт.)?

Я не знаю, что такое "поставил в известность партию", но лично я удивился, когда сегодня прочитал эту новость.

Чьи кандидатуры еще рассматриваются? Добкин (чуть позже стало известно, что Добкин уже подал документы как самовыдвеженец – Авт.), Вилкул могут быть?

Могут быть абсолютно разные кандидатуры – лишь бы эта кандидатура была рейтинговая и воспринималась в обществе. Мы хотим уйти от "вождизма". Мы прекрасно понимаем свои ошибки и слабости, которые у нас были. Ситуация, в которую мы попали, - это не нокаут пока, это политический нокдаун. Мы из него выберемся, мы встанем на ноги, но в любом случае мы будем сильнее. Мы уже поймем, с какой стороны может быть нанесен удар, где слабое место.

Слабое место – это когда в одних руках очень много власти, когда вся партия работает только на одного человека. Должно быть наоборот. Лидер – рейтинговый политик – должен работать на общество и на политическую силу, которая его поддерживает, а та в свою очередь – на интересы своих избирателей. Поэтому сейчас мы больше обсуждаем модель республиканской партии, по которой на каждых выборах появляется новый рейтинговый кандидат, а власть в партии не принадлежит одном человеку, диверсифицирована между каким-то рабочим органом.

Так, а какие кандидатуры обсуждаются? Вы можете их назвать?

Любая узнаваемая кандидатура может быть на этих или на следующих выборах кандидатом.

Вот сейчас какие кандидатуры обсуждаются?

Сейчас у нас есть узнаваемые личности в партии, их достаточно много – молодые, амбициозные. Есть Сергей Тигипко, есть Михаил Добкин, есть Александр Вилкул, есть Нестор Шуфрич, есть опытный уже политик, с рейтингом, с узнаваемостью – лидер фракции Александр Ефремов. В конце концов, есть успешный менеджер Борис Колесников, который провел Евро-2012. У нас очень хороший кадровый резерв.

Каждый из них может быть выдвинут на должность президента?

Каждый из них публичен и в своей области добился успеха. Вопрос в том, кого больше воспримет общество, и кто сможет эффективнее провести выборную кампанию.

У нас не будет председателя партии. Должен быть совет, коллектив, который будет выдвинут съездом, – он на себя возьмет полномочия председателя

Вы уже начали говорить о том, то планируете изменить систему управления в Партии регионов. В частности, насколько мне известно, съезд планирует обсудить создание коллегиального органа, который будет принимать решения, правильно я понимаю?

Это решит съезд. Я лично целиком поддерживаю позицию, что власть в партии должна принадлежать коллегиальному органу и партия должна от выборов к выборам выдвигать нового лидера.

У нас не будет председателя партии. Должен быть совет, коллектив, который будет выдвинут съездом, – он на себя возьмет полномочия председателя. В истории достаточно таких случаев. Был и Комитет общественного спасения, и Директория, и различные органы, в которых власть принадлежала коллективу. В таких условиях все решения являются взвешенными и демократичными.

Хотя тут лучше искать пример не в истории, а в управлении современными мировыми корпорациями. Они управляются советом директоров. Граждане Украины – это потенциальные акционеры нашей политической силы. Выборы – это собрание акционеров. Акционеры отдают голоса. В нашей партии есть активисты, которые формируют политсовет. Будем считать, что политсовет – это как раз совет директоров. А в совете директоров уже есть команда менеджеров – управленцев. Вот так примерно это и будет строиться – как корпорация.

По вашему мнению, кто был бы оптимальным вариантом от Партии регионов на президентских выборах?

Если я сейчас неосторожно назову какую-то кандидатуру, исходя из личных эмоций и убеждений, это может оказать давление на моих коллег-однопартийцев. И решение на съезде может быть не до конца объективным. Вчера я мог еще вам сказать свое мнение, а сейчас, когда я несу ответственность за одну из самых крупных организаций Партии регионов – донецкую – я не имею права на такие высказывания.

"ЗА МНОГИЕ ВЕЩИ, БЕЗУСЛОВНО, СТЫДНО"

После того, как Янукович сбежал, Вы в одном из интервью сказали, что Вам стыдно за себя, за то, что Вы молчали или говорили вполголоса. О чем Вы молчали?

Во-первых, мы многого не знали. Конечно, меня, как и любого украинца, очень впечатлили картинки с Межигорья

Стыдно за себя, за своих коллег, но я точно знаю, что эти ошибки нам даны дорогой ценой, а опыт, который мы получили, - бесценный

Вы до этого там не были?

Я до этого там никогда не был…

А расследования читали – что там строилось в Межигорье?

Ну, конечно, читал. Но там никогда не был, этого всего не видел. Журналистские расследования, конечно, вызывали какие-то вопросы, но когда уже все это увидели воочию…

Поэтому за многие вещи, безусловно, стыдно. Стыдно за себя, за своих коллег, но я точно знаю, что эти ошибки нам даны дорогой ценой, а опыт, который мы получили, - бесценный.

Сегодня Партия регионов – это единственная партия в стране с таким опытом, которая способна взять на себя ответственность за всю страну и больше не повторить ошибок, которым, к сожалению, подвержена любая политическая сила. Ведь лидеры оппозиционных партий живут не хуже.

А Вы не знаете, где сейчас Янукович?

Нет, не знаю.

Никто из партии с ним не пытается наладить какой-то контакт?

Я видел Януковича после избрания президентом живьем один раз - в "Зоряном". Вообще с ним не встречался.

К нему тяжело было попасть на встречу?

Невозможно было.

А Вы много раз пытались?

Нет, не много. Один раз пытался. Записался на прием, но мне так и не перезвонили. Это касалось моего пакета законопроектов по развитию местного самоуправления. Кабмин блокировал вынос этого документа в зал, и я записался на прием к Януковичу, чтобы убедить его в необходимости принять это пакет. К сожалению, меня не приняли.

Вы были на Майдане?

Когда?

С 21 ноября и до сегодня. В этот промежуток времени Вы туда приходили?

На самом Майдане нет, недалеко от Майдана был, но последний раз был, наверное, в середине декабря. Потом начали возрастать агрессивные настроения, когда там уже появились люди с оружием. Я много выступаю по телевизору, мое лицо хорошо узнаваемо там, на Майдане. Поэтому я не рискнул туда идти. Честно признаюсь. И большого, честно сказать, желания не было.

А не интересно было узнать настроения людей? Понятно, что люди, которые вышли, придерживаются других взглядов, ноэто же тоже часть населения.

Население, общество – это звучит хорошо. А толпа, которой управляют эмоции, - это совсем другое. Почитайте "Психологию толп" Лебона. После того, как эту книгу прочтешь, - туда идти не хочется. Там надо либо подчиниться психозу толпы и быть частью этого психоза, этих эмоций, либо противопоставить себя толпе и подвергнуться неоправданному риску. В этом нет никакого смысла. Стать частью психоза я не мог по определению, а подвергать себя опасности без очевидной причины не было никакого смысла. Была бы какая-то необходимость - я бы тогда принимал решение – трус я или не трус, стоит идти или не стоит. А когда не было причины туда идти, я и не пошел.

"НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НЕЛЬЗЯ ССОРИТЬСЯ И РАЗРЫВАТЬ ОТНОШЕНИЯ С РОССИЕЙ"

Давайте вернемся к вашей области. Губернатором Донецкой области назначен Сергей Тарута. Как Вы считаете, ему удалось удержать область от сепаратистских настроений?

Сергей Алексеевич Тарута в первую очередь должен защитить жителей Донецкой области от экономических проблем, от бедности и от проблем, связанных с некачественными системами жизнедеятельности. Надо, чтобы работал транспорт, в кране была вода, чтобы людям были доступны все энергоносители, чтобы была работа, чтобы в область шел инвестор, чтобы работали предприятия. Вот от этих всех проблем губернатор должен защищать область, а не от сепаратистов или боевиков "Правого сектора". Для этого есть правоохранительные органы. Насколько губернатор справится с этими проблемами, мы посмотрим, когда пройдет хотя бы сто дней.

Вы были сторонником федерализации страны. Вы сейчас свое мнение изменили в связи с ситуацией в Крыму и агрессией России?

Я, действительно, поклонник такой модели, которая существует сегодня в Германии, в США. Федеративная форма устройства, на мой взгляд, укрепляет государственность. Однако сегодня, в тех условиях, в которых оказалась Украина, федерализация может спровоцировать соседние государства на востоке или на западе – я не имею в виду сейчас Россию – к агрессии в отношении Украины. Если сегодня нарастает психоз и озвучиваются политические гипотезы, что Россия может дальше претендовать на Донбасс, Харьковскую, Луганскую области, на приграничные территории, то с таким же успехом Польша может начать претендовать на Галичину. Поэтому сегодня федерализация может дать повод иностранным государствам вмешиваться в наши внутренние дела.

Что касается передачи широких полномочий местному самоуправлению, то я чуть больше года назад готовил вместе с юристами пакет законопроектов, которые усиливают местное самоуправление. У меня были такие предложения. Во-первых, подоходный налог полностью остается в регионах, силовики – начальник МВД и прокурор назначаются по согласованию с органом, представляющим территориальную громаду в регионе, казначейство не имеет права самостоятельно, без согласования, распределять и использовать деньги местных бюджетов. К сожалению, Кабинет министров не дал мне вынести эти законопроекты в зал. Надеюсь, что мы к этому все-таки придем.

Вы всегда придерживались достаточно пророссийских позиций…

Проукраинских. Я никогда не придерживался пророссийских позиций, я всегда придерживался проукраинских позиций. Другое дело, что я люблю Россию….

Вы ее также любите после объявления с ее стороны войны Украине?

Абсолютно. У меня украинская фамилии, но сам я себя чувствую русским человеком. Люблю я Есенина больше, чем Шевченко. И Пушкина люблю, и русскую литературу…

А Путина?

И березовые рощи мне навевают приятные эмоции…

Ну, это лирика, а у нас война…

Лирика у меня такая - русская. Но Россия для меня – это не высшее руководство России. Это земля, люди, душа, история, религия, язык, культура. Это то, что нас очень связывает.

Я не стал меньше любить Россию. Другой вопрос, что сегодня мне, конечно, жаль потери Крыма. Но возлагаю ли я полностью ответственность на Россию за то, что она сделала? Нет. Россия ловко, очень вовремя воспользовалась этой возможностью. Хотелось бы, чтобы Россия отнеслась к нам более благосклонно и не воспользовалась этой возможностью. Но они сделали то, что сделали. Они защищали интересы своего государства.

Но нужно посмотреть и причины, почему крымчане проголосовали за выход из состава Украины. Ведь если бы 100% крымчан проголосовали за то, чтобы остаться в составе Украины, невозможно бы было ни фальсифицировать, ни кого-то заставить. Абсурдно, если кто-то будет убеждать, что референдум был под дулами автоматов и на нем были фальсификации. Да, там были военные. Безусловно, они оказывали какое-то психологическое давление. Да, возможно, могли быть какие-то манипуляции с подсчетом голосов - теоретически предположим.

Ведь очевидное нельзя отрицать – общая атмосфера была пророссийская. Люди были напуганы национал-радикальными группировками фашистского характера в Киеве, напуганы агрессией, национальной нетерпимостью и, находясь под влиянием этих эмоций, приняли такое решение.

С другой стороны, за 23 года Украина для Крыма ничего не сделала. Крымчанам было дискомфортно жить по тем правилам, которые им постоянно навязывались. Не было второго государственного языка - русского. Не было политики, направленной на привлечение инвестиций в Крым и использования этой уникальной территории. Зато была вечная борьба с нашей системой ценностей – снос памятников, сжигание литературы. Это все испугало крымчан. Это фашистские методы. На этих эмоциях они приняли такое решение.

Мотивация решения крымчан – эмоции и давление. Я считаю, что давления было 10%, а эмоций – 90%. Сегодня искать виновного нужно не за границами Украины, а здесь. Нужно решать проблемы и становиться сильнее. Если мы будем сильным государством, мы никого не впустим в наши дела.

У нас две проблемы в стране были все время независимости – это коррупция и национализм. Две эти проблемы уничтожают Украину.

В том числе, коррупция была при Януковиче…

Да. И до Януковича. Она была при Кравчуке, Кучме, Ющенко, Януковиче.

При ком больше, по вашему мнению, она проявлялась?

Так нельзя сказать, кто больше болен СПИДом. Или кто больше болен раком. Болезнь – она и есть болезнь. Она смертельна для организма. Другой вопрос - как излечиться от этого. Наверное, должно уйти поколение политиков эпохи Кучмы. Все, кого привел Кучма, а может быть, даже еще Кравчук. Кравчук был самой неудачной фигурой для Украины. Он отказался от ядерного оружия, и мы перестали быть геополитическим центром, сверхдержавой. Если бы у нас было ядерное оружие, к нам бы никто не смел подступиться ни с одной сторон. Он породил Пинзеника, который ввел НДС и уничтожил украинскую экономику. Мы проиграли на стартовом периоде конкуренцию с Польшей и Турцией в производстве товаров широкого потребления.

Потом появился Кучма, которого породил Кравчук. Вокруг Кучмы образовалась так называемая элита – Лазаренко, Тимошенко, Ющенко, и тот же Янукович. Всех этих людей, которые до сих пор разрывают, раздирают Украину, породил Кучма.

Бизнес юга и востока Украины преимущественно ориентирован на отношения с Россией. Как после объявления войны и нарушения экономических связей будут выживать предприятия юго-востока?

Во-первых, у нас нет войны, к счастью. Во-вторых, экономика работает, и мы по-прежнему очень заинтересованы в рынках нашего северо-восточного партнера – Российской Федерации. Я подчеркиваю это, потому что мы в Россию поставляем больше продукции с высокой прибавочной стоимостью - это машиностроение, это бытовая техника. На Запад, в остальные страны мира, мы преимущественно поставляем или сырье, или полуфабрикат. Нам выгоднее экспортировать продукцию с высокой прибавочной стоимостью, это задействует большее количество рабочих мест.

Поэтому рынки России и стран СНГ для нас важны. За них нужно держаться руками, ногами, зубами - как угодно. Кроме того, из России, с востока к нам идут энергоносители. Там огромное богатство: газ, нефть, леса. Ко всему этому мы тоже должны иметь доступ. Поэтому ни в коем случае нельзя ссориться и разрывать отношения с Россией – что бы ни происходило. Дипломаты должны делать все, чтобы мы с Россией и дальше дружили, были партнерами, и эта дружба должна быть выгодна для Украины.

Наши блоги