УкрРус

Тимур Кизяков: Когда я шел на телевидение, меня называли сумасшедшим

Читати українською
  • Тимур Кизяков: Когда я шел на телевидение, меня называли сумасшедшим
    http://www.mk.ru

С Тимуром Кизяковым, бессменным ведущим программы "Пока все дома", которая уже 21-ый год выходит на Первом канале, нам удалось пообщаться на фестивале для талантливых детей-сирот "Щасливі долоні" в Крыму. Там Тимур присутствовал в качестве приглашенной звезды: и мастер-классы для детей проводил, и награды победителям вручал. Подобное внимание к детям-сиротам Кизяков демонстрирует не впервые, ведь уже несколько лет его программа помогает детям, лишенным родителей, находить новые семьи. Кизяков рассказал "Обозревателю" об успехах своей любимой рубрики "У вас будет ребенок", о секрете теле-долгожительства и о том, как инженер может сделать карьеру на ТВ.

Тимур, расскажите, как возникла идея находить детям-сиротам новые семьи с помощью телевидения?

Вы знаете, идея пришла, видимо, от сердца, изнутри. У нас программа никогда не была проектом, и рубрика эта проектом не была. Я вообще очень не люблю это слово, потому что оно очень техническое. Мы - за любовь по любви, а не за любовь по расчету. Эта рубрика, эта страница программы "Пока все дома", наверное, пришла по мере взросления самой программы. Потому что, когда мы сами с Леной, моей женой, стали дважды родителями, вдруг как-то единодушно решили, что нужно не только рассказывать истории счастливых семей, но и по возможности в них участвовать. И эта рубрика, наверное, как раз такое, самое гуманное вмешательство в судьбы, которое может себе позволить телевидение. Зная, что аудитория "Пока все дома" - это аудитория семейная, люди, которые чтят семейные ценности, люди сентиментальные, отзывчивые, мы подумали, что если такой аудитории показать ребенка, у которого нет семьи, то его шансы найти родителей будут предельно велики.

Тимур Кизяков на фестивале для талантливых детей-сирот "Щасливі долоні" в Крыму. Фото Обозреватель

И как – оправдались ваши надежды?

Результат превзошел самые смелые наши ожидания! Было настолько много желающих, что с каждым показанным ребенком в семьи стали устраиваться еще десятки детей, которые жили с ними рядом. Показанный в нашей программе ребенок был таким паровозиком, который в семейное счастье увозил множество ребятишек. Стало понятно, что нужно создать информационно-поисковую систему для того, чтобы усыновители могли найти ребенка, посоветоваться со всеми членами своей семьи, получить исчерпывающие консультации по сбору документов и ехать к этому ребенку для встречи с ним, не травмируя его смотринами. Ведь представьте себе смотрины детей: приезжают в детдом люди, ребенка готовят, вешают бантики, надевают платьице, а по каким-то причинам они друг другу не нравятся… Поверьте, на следующую ночь рыдают и взрослые, и дети. Так вот эта заочная возможность принять осмысленное решение без розовых очков – это как раз и есть наша основная задача.

Представьте себе смотрины детей: приезжают в детдом люди, ребенка готовят, вешают бантики, надевают платьице, а по каким-то причинам они друг другу не нравятся… Поверьте, на следующую ночь рыдают и взрослые, и дети.

Скольким ребятам программа "Пока все дома" помогла найти семейное счастье?

На сегодняшний день только через программу в семьи попало уже 140 детей, а через "Видеопаспорт" – 1,5 тысячи детей! Вдумайтесь только! Это такие цифры, которые нам и не снились. То, что сейчас такие результаты, – для нас это великое счастье. Вот это и есть смысл жизни. Видимо, все эти предыдущие 15 лет, которые были до появления рубрики "У вас будет ребенок" – это все-таки была подготовка, мы душевно зрели для того, чтобы взять на себя эту ответственность. Ведь показывать детей такой аудитории - это не просто нажать на кнопку съемки. Это совсем не то. Потому что нужно показать ребенка таким, каким он будет принят в чью-то судьбу. Если мы будем создавать иллюзию - потом несчастными будут и те, кто принял ребенка, и сам ребенок. Мы за то, чтобы детей видели именно такими, какие они есть.

На сегодняшний день только через программу в семьи попало уже 140 детей, а через "Видеопаспорт" – 1,5 тысячи детей!

Мы снимали детей в школе, когда ребенок отвечает у доски и получает тройку – именно это бывает для кого-то решающим. Потому что кто-то узнает в нем себя, получившего тройку именно на этом вопросе. И именно с этого и начинается любовь. Любовь не всегда начинается с чего-то привлекательного. Она иногда начинается с какой-то особенности. У нас был случай, когда мы снимали мальчика, у которого на голове был островок белых волос, представляете? Просто белый островок. И мы еще думали – оставить это при монтаже или повернуть его немножко по-другому, чтобы не видно было. Так вот, потом мы решили, что это же божья отметина, может, кто-то его узнает и именно по ней и найдет. И были звонки, когда люди говорили: "вот мальчик, у которого белая отметинка"… Через два месяца после того, как устроили его в семью, исчез этот островок белый. Он затянулся и стал темным.

Может, еще какие-то истории усыновления Вам запомнились?

Вы знаете, немало историй. Вот, например, приехала семья очень успешных, обеспеченных людей. У них была старшая дочь, а они приехали взять мальчика, которого мы показали. Пока папа знакомился с мальчиком, мама пошла пройтись по детскому дому и в коридоре встретила закадычного друга этого мальчика. И они взяли двух. Были друзья - стали братья.

Но это только начало истории. Эта семейная пара со старшей дочкой и двумя новыми сыновьями прожили месяц – и тут в их доме начался пожар. Мама с мальчиками побежали по лестнице, а папа с дочкой начали спускаться на лифте. И застряли! Как рассказывали позже пожарные, это просто чудо, что они остались в живых: если бы лифт застрял этажом ниже – их бы уже не было. Вот так и получается: они изменили в лучшую сторону жизни двух мальчиков – и судьба их отблагодарила, послала спасение двум членам семьи.

Наверное, подобные истории со счастливым концом Вы можете рассказывать долго…

Да, наверное, я помню все истории. Но мне очень трудно сравнивать, выбирать из них, потому что много очень детишек. И когда начинаются сравнения – это как соревнование. А соревнований не должно быть ни между героями, ни между детьми.

Подобного правила придерживаетесь и со взрослыми героями программы?

Это сразу было установлено как правило в программе. Мы не отвечаем на вопрос, кто вам понравился больше всех. Понравились все. Потому что каждый, кто пустил нас в свой дом, уже в общем-то нам доверился. Доверился в той жизненной ситуации, в которой он находится, не всегда самой простой. И мы за это очень благодарны нашим героям. И эта степень доверия она испытана даже на моей семье, потому что раз в 10 лет "Пока все дома" снимается у меня дома.

В первый раз у нас была одна дочка, сидела моя мама – она страшно волновалась, она запиналась, она умоляла ее не снимать. И я прошел все стадии, которые проходят мои герои. И понял, насколько волнуются далекие от телевидения люди, перед тем, как сесть в кадр и рассказывать о вещах вроде бы им знакомых, о своей собственной родословной. И это мне в дальнейшем очень помогло еще бережнее, еще более мягко относиться к подготовке съемочной атмосферы, потому что это самое главное.

Судя по "возрасту" программы, коллективу это удается…

Мы в программе "Пока все дома" ничего не изобрели. Этот жанр всегда существовал и до нас, и после нас - интерес к известным людям. Но отношение к ним такое, чтобы они не боялись, раскрывались и откровенничали, не ожидая потом подвоха – вот это, наверное, самое-самое…. Это самое трудное. Бывают съемки, после которых я прихожу домой и у меня вообще нет сил ни на что. Бывают очень трудные дети. Дети в обеспеченных семьях зачастую, несмотря на свою обеспеченность, самые несчастные. Потому что им нечего больше хотеть, и они от этого сходят с ума. А родители откупаются от детей игрушками, думая, что это заполнит тот вакуум от недостатка нужного детям общения с родителями. И на этом я тоже учусь. Потому что эта программа меня самого очень многому научила.

Дети в обеспеченных семьях зачастую, несмотря на свою обеспеченность, самые несчастные. Потому что им нечего больше хотеть, и они от этого сходят с ума

Когда она начиналась, я был не женат, и глядя на истории наших героев, уверовал в то, что действительно бывают счастливые семьи. Что действительно есть примеры, когда люди много-много лет, старея вместе, все равно любят друг друга, рады друг другу. И я этого захотел. Именно после того, как в программе я это увидел, понял, что я хочу так же. Так что эта программа с моей жизнью связана просто неразрывно.

При этом, эта программа связана с Крымом, потому что не будь моих поездок в один из студенческих лагерей в Крыму, под Алуштой, я не познакомился бы с человеком, который писал сценарии для детской редакции программ. Я бы не написал сценарий и не попал бы в эту редакцию. Дальше мне бы не предложили сниматься в этой детской программе. И дальше не предложили бы сниматься в программе "Пока все дома", которой тогда еще не существовало.

Я считаю, что получая все хорошее, мы однажды должны это вернуть

Так что это цепочка событий. Когда начинаешь оглядываться назад, понимаешь, что в ней какая-то есть закономерность. Закономерность очень добрая, высокая, и я за нее очень благодарен. Я считаю, что получая все хорошее, мы однажды должны это вернуть. Вернуть следующим – вот им, детям. Я помню людей, которые мне помогали, когда я был абсолютно никем. Я ничем не мог их отблагодарить, даже шоколадкой. И вот это подвижничество как раз очень воспитывает. Потому что теперь я считаю, что тоже обязан, я должен всем им, вот всем я должен. Потому что мне когда-то улыбнулось - и я должен улыбку дальше передать. А иначе это неправильно.

Вот Вы говорите - улыбнулось. Вы мечтали о телевидении или это действительно случайность?

Нет, не мечтал. Телевидение - это небожители. Туда попасть было невозможно. И я даже не пытался, не стремился. Потому что мне казалось, это невозможно, все места заняты давно. Я работал несколько лет пионервожатым в лагере. Потом работал в культоргом в лагере в Алуште, но жизнь распорядилась так, что все это мне потом очень пригодилось.

Это говорит о том, что шанс есть у каждого. Главное - его почувствовать и когда он тебе выпадает, все поставить на эту карту. Когда мне предложили работать каким-то мелким сотрудником на телевидении, тогда это не было так престижно. Я тогда работал в институте лаборантом. Меня отговаривали: "Ты сумасшедший! Куда ты уходишь? 90 рублей ты получаешь в месяц, куда ты идешь? Это же авантюра! Какие сценарии писать?" А я подумал, попробую. Лучше жалеть о сделанном, чем о несделанном. И получилось. Причем каждый следующий сценарий - это была обязательно паника, потому что мне казалось, что все, я исписался, я больше ничего не придумаю, у меня красноречие истощилось.

Как справлялись с этим состоянием?

Я как-то всегда очень трезво на это смотрел и сам себя всегда очень сильно одергивал… Я очень мнительный, саморазъедающий, я мучаюсь, думаю, что исписался, изговорился. Но в какой-то момент я понял, что русский язык - бесконечный. То есть, количество комбинаций слов - бесконечно. Меня это очень успокоило.

Но при этом все равно волнение остается. Если завтра съемка, то с вечера я обязательно мрачный. Может быть, я силы коплю. Но я волнуюсь также оттого, что я же не знаю, в каком настроении будет семья. Я не всегда знаю, сколько людей будет в этой семье. Подготовка к съемке очень условная, потому что можно подготовиться к съемке по поводу главного героя, но там же будут его бабушки и дедушки, которые безвестны, в интернете о них ничего нет. И какие они будут - я не могу знать. Это как поединок такой, но при этом он, этот поединок - не противостояние. Моя задача - настроить этот семейный инструмент, все его струны на такой семейный мирный лад, чтобы беседа текла. Потому что интервью - это допрос. Если его заготовить, люди сразу настораживаются, естественно, напрягаются, волнуются и получается больше нервности, чем надо. И это передается слушателю.

Артисты люди очень ранимые очень обидчивые, они порой как дети. И с одной стороны, если знаешь о них мало, они обижаются. Если знаешь о них много - они тоже обижаются. Потому что им не интересно рассказывать, ведь ты уже все знаешь. Мне сначала было очень непросто. Я никакого специального телевизионного образования не имел. Я ведь инженер по образованию. Московский энергетический институт закончил, я инженер автоматики и телемеханики. При этом все приходилось познавать на собственном опыте. Страшно было записывать таких актеров, как Табаков, Басилашвили… Но может быть благодаря этому учеба шла быстрее.

Программа "Пока все дома" отпраздновала 20-летие. Как удалось продержаться столько лет, если на телевидении ценятся в первую очередь скандалы?

То, что программа столько времени существует, - это уже не случайно. Я уже это говорю не как ее создатель, а как сторонний зритель. Случайностей таких быть не может. Значит, она востребована. А если она востребована, значит, она живая. Потому что для канала самое главное, чтобы были зрители. Им не важно, что показывает программа. Им важно, чтобы смотрели.

Я очень много раз слышал о том, что это такая деликатная тема, она недолговечна, что нужно обязательно копать и поднимать какую-то подноготную, но мы с моими единомышленниками и коллегами стоим очень прочно на позиции, что мы должны ни в малейшей степени не ущемить интересы наших героев. Потому что если нам доверились, мы доверие должны оправдать. Иногда в порыве разговора могут быть какие-то красивые каламбуры или фразы, которые могут потом зацепить, больно кого-нибудь из домашних – мы их не берем. Не берем в ущерб передаче, но во благо героев. И то, что нас приглашают во второй и в третий раз в семью, - это лучшее доказательство того, что семья не пожалела об этом.

Мы сразу сказали, что мы не будем скандалить, мы не будем в этом копаться. Нам говорили: вы так долго не проживете. Вот ответ. Мы живем, а скандалы умирают

В этом и есть секрет успеха?

Нет секрета никакого. Мы сразу сказали, что мы не будем скандалить, мы не будем в этом копаться. Нам говорили: вы так долго не проживете. Вот ответ. Мы живем, а скандалы умирают.

Каков, по Вашему мнению, главный недостаток современного телевидения?

Аморальность, я считаю. Телевидение, к сожалению, гонится за рейтингами любой ценой. И это самая главная его беда

Может, поделитесь планами относительно ближайшего будущего программы "Пока все дома"?

Пожить еще! Это самый главный наш план.

Наши блоги