УкрРус

Волонтеры "Nova Ukraine": Мы хотим, чтобы интеллектуалы Силиконовой долины помогли привести Украину к процветанию

  • Волонтеры "Nova Ukraine": Мы хотим, чтобы интеллектуалы Силиконовой долины помогли привести Украину к процветанию

От офиса благотворительной организации "Nova Ukraine", созданной в США выходцами из Украины, рукой подать до Стэнфордского университета – сердца Силиконовой долины. Места, которое само по себе вдохновляет, заставляет задуматься и побуждает к действию.

Гуманитарный проект "Nova Ukraine" вырос из протестной организации "Майдан Сан-Франциско". Во времена противостояния на киевском Майдане проукраинские активисты Калифорнии проводили митинги в Сан-Франциско и собирали деньги для украинских "воинов добра". Позже ребята разделились. После аннексии Крыма и начала военной агрессии России "Майдан Сан-Франциско" продолжил заниматься политической поддержкой Украины. А группа волонтеров, объединившаяся в "Nova Ukraine", поставила перед собой еще более амбициозные цели: не только материально поддерживать пострадавших на востоке и рассказывать американцам об Украине, но и совместно с интеллектуалами Силиконовой долины помочь построению свободной и экономически успешной Украины.

Созданная в марте 2014-го "Nova Ukraine" собрала в своих рядах людей разных профессий и специальностей: программистов и инженеров Силиконовой долины, архитекторов, маркетологов, пиарщиков. Объединило их желание видеть Украину процветающим государством.

Разговор "Обозревателя" с представителями "Nova Ukraine" вышел в формате полилога, участниками которого стали организаторы и активисты благотворительной организации.

Итак, знакомьтесь. Николай Белогорский – президент "Nova Ukraine". Родом из Харькова. В 1996 году в шестнадцатилетнем возрасте с семьей иммигрировал в Канаду, пел в украинском хоре 10 лет, тогда же выучил украинский язык. В 2006 переехал в Штаты и устроился в "Facebook". Политикой заинтересовался несколько лет назад. Сначала вместе с друзьями-россиянами выходил на акции поддержки оппозиционера Алексея Навального и организовывал протесты против политики Путина под стенами российского консульства. Когда начался киевский Майдан, с группой единомышленников собрал через соцсети Майдан в Сан-Франциско.

Милена Наймарк – вице-президент, занимается вопросами сотрудничества с бизнесом. Архитектор по образованию, родилась и выросла в Киеве, закончила Киевский художественный институт, затем 5 лет училась в аспирантуре в Москве. В 1991 году уехала в Нью-Йорк. Сейчас в Калифорнии владеет собственным бизнесом и сотрудничает с украинскими компаниями.

Ирина Билокинь – вице-президент по координации программ. Родом тоже из Киева. В Украине работала в Международной организации по миграции. Переехала в Сан-Франциско в 2012 году. Занимается здесь социальными медиа, пиаром и маркетингом.

Инженер Михаил Симбирский - волонтер с еще доперестроечным опытом политической борьбы. В 1988 году, живя в Харькове, принимал участие в антисоветских политических протестах и поддерживал перестройку.

С командой проукраинских волонтеров сотрудничает и Анель Нуркаева, переехавшая сюда 7 лет назад из Казахстана по программе студенческого обмена. Она помогает с маркетингом проекта.

- Я познакомилась с ребятами на Майдане в Сан-Франциско. Меня вдохновило то, что происходило в Киеве, ведь в Казахстане у нас даже и речи нет об акциях протеста. Мне кажется, что если Украина продемонстрирует пример успешно реализованных реформ, то, может быть, в Казахстане тоже что-то изменится, - размышляет Анель.

В период политической активности ребята провели больше десятка митингов в Сан-Франциско. Собранные деньги передавали участникам Евромайдана и Автомайдана.

"НАША МИССИЯ – ПОМОЧЬ ПОСТРОИТЬ В УКРАИНЕ НОВОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО"

Николай Белогорский: У нас был самый дальний от Киева Майдан. В то время, когда мы были в составе "Майдана Сан-Франциско", мы лоббировали принятие законов в поддержку Украины и введение санкций против России. Мы поднимали вопрос о поддержке нашей страны Соединенными Штатами в обращениях к американскому президенту, и Барак Обама в апреле 2014 года прислал нам письмо, в котором пообещал, что США сделают необходимые шаги в ответ на незаконную аннексию Крыма и продолжит помогать Украине в защите ее суверенитета и территориальной целостности.

Милена Наймарк: Во время одного из наших Майданов мы даже сделали прямую трансляцию из Сан-Франциско на киевский Майдан, и все вместе спели украинский гимн. В тот момент было важно показать, что протестующие на Майдане не одиноки.

Через несколько месяцев мы поняли, что вопросов, которые нужно решать, очень много. И мы разделились. Майдан Сан-Франциско и дальше продолжает заниматься политическими темами, поддержкой украинской армии, а мы в "Nova Ukraine" сконцентрировались на гуманитарной части, поскольку считаем, что таким образом сможем достичь большего. Миссия нашей организации – помочь построить в Украине новое гражданское общество.

Насколько силен в Штатах голос тех политиков, которые придерживается позиции невмешательства, мол, не нужно помогать Украине, поскольку военная помощь может спровоцировать холодную войну, третью мировую войну, использование ядерного вооружения и т.д.?

Милена Наймарк: Этот голос, безусловно, есть, он имеет определенный вес в американском обществе. Среди американцев, на самом деле, вообще мало тех, кто понимает, что происходит в Украине. Конечно, сейчас мы на слуху, все наконец-то поняли, что Украина и Россия – это разные страны. Это уже есть, но копни чуть глубже – больше об Украине американцы ничего не знают. И в этом смысле наша организация может помочь.

Основное направление вашей деятельности сейчас – это благотворительность. Какую сумму вам удалось собрать и на что пошли деньги?

Николай Белогорский: За год нам пожертвовали 46 тысяч долларов.

Еще во время Майдана мы пытались помочь семьям погибших из Небесной Сотни. Потом стали помогать переселенцам и беженцам. В самом начале деятельности "Nova Ukraine", как только мы передали первые 5-10 тысяч долларов и повесили об этом отчет, посыпались просьбы о помощи с разных сторон. Мы через свои контакты проверяли, насколько они обоснованны, и помогали тем, кто больше всего нуждался.

Вот буквально в конце года мы собрали 5 300 долларов на "Gifts for kids" - новогодние и рождественские подарки детям, чьи родители погибли в АТО. Благодаря этим пожертвованиям более 100 детей получили подарки.

До этого передали Ивану Звягину, волонтеру, который развозил лекарства в зоне АТО, 2,5 тыс. долларов.

Поддерживаем Станцию "Харьков" - это волонтерская инициатива, помогающая переселенцам из зоны АТО. Мы продолжаем искать партнеров в Украине, которым нужна помощь в объемах нескольких тысяч долларов.

Михаил Симбирский: Со Станцией "Харьков" все получилось довольно спонтанно. Я поддерживал связь со своими школьными друзьями, которые еще до Майдана работали в гуманитарных организациях. Прошлым летом в Харьков хлынула волна переселенцев, и немногочисленные волонтеры пытались им помочь – обеспечить необходимым и найти жилье. К ним обращалось по 100 семей каждый день, а в пиковые моменты - все 200. Поскольку мы знали харьковских волонтеров, то решили их поддержать – передали 1,5 тыс. долл., потом еще какое-то время еженедельно перечисляли деньги. Всего в сумме - 3,9 тыс. долл. Мне кажется, это была очень важная поддержка, она помогла волонтерам на начальном, самом трудном этапе. Государство очень медленно поворачивалось к ним лицом.

Ирина Билокинь: Я дружу в Украине с бизнесменом-иностранцем, который уже много лет поддерживает детские дома. Когда из Крыма начали выезжать люди, он стал помогать группе волонтеров, которые в Пуща-Водице под Киевом нашли заброшенное здание санатория "Джерело", восстановили его и одними из первых начали принимать переселенцев из Крыма и Востока. Этому санаторию мы передали продукты питания на сумму около 1,5 тысячи долларов.

В основном мы передаем не деньги, а продукты питания, одежду, медикаменты, средства гигиены. Мы работаем только с теми волонтерами, которым доверяем. Кроме того, они ориентируются, кто в данный момент нуждается в помощи больше всего, и перенаправляют нас на эти проекты. Когда к нам обращаются новые активисты, мы проверяем их отчеты и репутацию.

Жертвуют деньги в основном украинцы или американцы?

Николай Белогорский: У нас было около 400 доноров за все время. Большинство из них – это люди, которые нас знают лично, были на наших мероприятиях, приходили на Майдан в Сан-Франциско. Большинство из них – это русскоговорящие люди из Украины, России, Белоруссии. Но по суммам – больше половины денег пришло от американцев, которые так или иначе связаны с Украиной.

Мы очень тщательно ведем нашу бухгалтерию. Мы сейчас заканчиваем оформление статуса нашей благотворительной организации. В Штатах человек, который делает пожертвование благотворительной организации, может позже вернуть с него налоги. И все люди, которые сделали пожертвования для "Nova Ukraine", после того, как мы получим статуc благотворительной организации, смогут вернуть свои налоги.

Михаил Симбирский: Люди, которые делают пожертвование в 100 долларов через благотворительную организацию, получают потом скидку с налогов примерно в 30-40 долларов. Кроме того, у больших корпораций - Google, Microsoft - есть такая практика: если их сотрудник передает пожертвование одобренным благотворительным организациям, они жертвуют такую же сумму.

Ваша организация есть в этом одобренном списке?

Милена Наймарк: Еще нет. У нас это в планах. Тогда мы сможем оказать намного больше помощи Украине.

Кроме того, у нас в планах внедрение большого количества образовательных программ и организация экспертных групп.

Мы хотим привлечь интеллектуальную элиту Силиконовой долины к поиску правильных направлений развития, которые смогут привести Украину к процветанию. Ведь большое видится на расстояние, и может нам удаться найти какие-то возможности, которые не замечают в Украине. Сейчас же такое впечатление, что в Украине разброд и нет генеральной линии развития страны.

Мы бы хотели давать возможность украинцам обучаться в Америке за счет грантов. Наша идея относительно построения нового некоррупционного и гражданского общества состоит именно в демонстрации украинцам опыта, как проблемы коррупции и гражданских свобод решаются в других странах.

Украинские вузы очень сильны в технических дисциплинах, и это очень применимо на западе. В частности Бёртон Ли, профессор Стэнфорда, озвучил идею не только украинских студентов привозить в США, но и наоборот - американских в Украину. Это поможет наладить интеллектуальный диалог между странами.

По Стэнфордскому университету у нас также есть прекрасные контакты со "Stanford hospital", который является одним из самых лучших медицинских учреждений мира. Они готовы с нами сотрудничать, но реализовать какие-то совместные проекты пока достаточно сложно. Например, недавно была возможность получить списанные кровати-панели. В США каждая больничная койка оборудована панелью для мониторинга. Это очень сложный прибор, каждая такая панель стоит от 50 до 150 тысяч долларов. Панели в американских больницах очень быстро выходят из употребления, потому что требования к ним постоянно ужесточаются. Недавно 200 таких панелей просто выбросили. Мы пытались их получить, я звонила бизнесменам в Украину, которые могли бы их привезти, а они в растерянности лишь развели руками – не знают, что с ними делать в Украине, поскольку пока там нет ни одной такой панели.

Николай Белогорский: Но кое-что в медицинском направлении нам уже удалось сделать. Мы купили и передали инструмент для лечения ожогов Киевскому ожоговому центру.

"АМЕРИКАНСКИЕ АНТИМАЙДАНОВЦЫ ПЕРЕДАЮТ ДЕНЬГИ ДНР"

Как у вас складываются отношения с российской общиной?

Николай Белогорский: Она по мере возможности ставит нам палки в колеса. Хотя есть, конечно же, часть россиян, которая с нами солидарна. Есть в Сан-Франциско и так называемый Антимайдан.

Он большой?

Николай Белогорский: Он приличный по размеру. У них есть группа на Фейсбуке, там 700 человек. Они раньше приходили на митинги, а теперь активно обсуждают, как им не нравятся наша поддержка Украины. Американские антимайдановцы по своим личным каналам передают деньги оккупированным территориям, в том числе помогают и так называемой ДНР.

Но я не думаю, что они характеризуют все русское население в Калифорнии. Оно достаточно разнородное. Есть и нейтрально настроенные люди, и люди, которые поддерживают Украину и их становится все больше, и люди, которые уперлись в "Крымнаш".

Милена Наймарк: "Крымнаш" – это, на самом деле, трагедия. Моя семья - живой пример. Моим родителям нравится Советский Союз, хотя мама очень давно живет в Штатах, во Флориде, а папа – в Киеве. После Майдана отец со мной вообще не разговаривал 6 месяцев. Он говорил: "Ты что – бандеровка? Ты с кем общаешься? Они же сейчас придут меня убивать, ты что, не понимаешь?"

И их невозможно переубедить, сколько я не пыталась это сделать. Но и перестать общаться с отцом я тоже не могу. Эти проблемы не в последнюю очередь из-за того, что украинскому обществу очень сильно не хватает толерантности.

Зависят ли политические предпочтения россиян в США от того, как давно они уехали из России?

Ирина Билокинь: Как ни удивительно, тут нет никакой разницы. Они могут прожить в Штатах 20 лет и все равно поддерживать Путина. Но в последнее время все больше и больше людей, преимущественно профессионалов IT-сферы, которые любят Россию, перестали надеяться на лучшее в своей стране. У них семьи, маленькие дети. Они не видят никакого будущего для себя в России и перебираются сюда.

Вы видите волну иммиграции разочарованных людей из России?

Милена Наймарк: Да, мы это видим. И это очень большая волна.

Михаил Симбирский: У меня знакомые приехали сюда из России. Они – корейцы, жили в Питере. Столкнулись там с жутким расизмом. И не захотели больше оставаться в России.

Ирина Билокинь: Буквально недавно знакомый программист переехал с семьей сюда из России.

"АМЕРИКАНЦЫ ОЧЕНЬ ЛЕГКО ОБЛАГАЮТ СЕБЯ НАЛОГАМИ"

Антикоррупционная политика и построение гражданского общества. Как вы считаете, какой американский опыт по этим направлениям вашей деятельности нужно перенести на украинскую почву?

Ирина Билокинь: В любой стране присутствует человеческий фактор, но в США никакой чиновник не может себе позволить того, что позволяют чиновники в Украине - здесь система сильнее, чем индивидуумы, и в ней коррупция недопустима. Кроме того, общество имеет рычаги давления на правительство. Каждый политик на виду. Если он сделает что-то не так, это сразу отразится на его репутации и карьерных возможностях.

Николай Белогорский: Очень большую роль играют честные и независимые суды. И в Штатах демократия опирается на сильный фундамент в виде конституции и базовых прав человека, которые не могут нарушаться. Без этого была бы тут какая-то партия "Свобода", которая бы всех запихивала в мусорники. Это вроде бы демократично, но неправильно.

Все упирается в вопрос инструментария – как реализовать преобразования? Для меня ваша образовательная инициатива выглядит одной из наиболее эффективных, но ведь это долгосрочный проект.

Михаил Симбирский: У американского публициста Генри Луиса Менкена есть прекрасная фраза, ставшая крылатой: "У каждой сложной проблемы есть решение - простое, ясное и неправильное". Прежде всего, нужно понять, что не существует волшебной палочки, нет одного единственного решения таких сложных проблем, как коррупция.

И честные суды важны, и отсутствие коррупции в полиции имеет огромное значение. В Штатах, например, полицейский получает достаточно хорошую зарплату – несколько десятков тысяч долларов в год. Если он попадется на взятке в 100 долларов, он потеряет все – и зарплату, и хорошую пенсию.

Кроме того, американцы очень легко облагают себя налогами. Так школы любого города могут внести на референдум обсуждение, например, такого вопроса: школы хотят ввести новый предмет, для этого нужно местные налоги увеличить на полпроцента - готовы ли на это горожане? Если жители голосуют "за", город увеличивает налог, но полученные деньги идут только школам этого города. На местном уровне даже жители квартала могут принять решение, что нужно заасфальтировать квартал. Они могут провести опрос и локально поднять налоги.

У нас это называется децентрализация. К которой мы стремимся, и которой остерегаемся из-за возможной угрозы отделения некоторых регионов под влиянием России.

Николай Белогорский: Хочу подчеркнуть: у нас нет готовых ответов на все вызовы, которые стоят перед Украиной, но наша задача в том, чтобы найти экспертов и донести их мнение до украинской элиты.

Милена Наймарк: Изменения - это действительно очень сложный и долгий процесс. Хочется вспомнить Моисея, который свой народ 40 лет водил по пустыне. Нельзя ожидать от украинского правительства чуда: раз – и сразу все будет хорошо. Это просто смешно. Но если они смогут создать условия для появления поколения новых политиков с западным образованием, то через несколько десятилетий уже будут результаты. Нынешнее поколение – это дети, которые родились в пустыне. Их еще 40 лет нужно водить по пустыне, чтобы они уже не знали, что такое коррупция.

Наши блоги