УкрРус

Тимур Бондарев: против нас отрабатывается дискредитирующий "темник", и мы не исключаем переход к жесткому сценарию давления

  • Тимур Бондарев: против нас отрабатывается дискредитирующий "темник", и мы не исключаем переход к жесткому сценарию давления

С недавнего времени и политические, и экономические эксперты с тревогой констатируют, что в Украине началась травля делегатов бизнеса во власти – людей, которые прервали успешную карьеру в коммерческом секторе, чтобы поработать для родной страны и ускорить проведение реформ. Мишенью самой резонансной из таких кампаний по дискредитации стал наиболее вероятный кандидат на пост главного антикоррупционного прокурора Украины Виталий Касько, который до перехода на госслужбу был партнером одной из самых успешных украинских юридических фирм Arzinger.

Той самой, которая не просто является одной из крупнейших и наиболее влиятельных украинских юридических фирм, сопровождая наиболее значительные сделки и судебные процессы с участием крупнейших украинских и международных инвесторов, но и делегировала своих лучших профильных экспертов в рабочие группы по борьбе с коррупцией в разных сферах госуправления и экономики. Кстати, и в ее адрес тоже недавно прозвучали обвинения, абсурдность которых очевидна всем, кто мало-мальски знаком с работой Arzinger.

О том, соответствуют ли обвинения действительности, и достигла ли Украина прогресса на пути реформ, мы решили поговорить с Тимуром Бондаревым – основателем и управляющим партнером компании, одним из наиболее авторитетных практикующих украинских юристов.

Тимур Бондарев – основатель и управляющий партнер Arzinger, практикующий юрист в сфере недвижимости и антимонопольного права, инвестиций в украинскую экономику, структурирования инвестиций и др.

Имеет большой опыт работы в государственных органах и крупных компаниях. До учреждения Arzinger в 2002 году возглавлял отдел юридического департамента Фонда государственного имущества Украины.

Преподает в Национальном университете Киево-Могилянская Академия. Является постоянным лектором по вопросам украинского права при ТПП Австрии. Входит в состав Правления Европейской Бизнес Ассоциации и Transparency International Украина.

Почему Ваша компания сделала одним из направлений своих своей социальной работы помощь власти в нелегком деле проведения реформ?

- Во-первых, и я, и все мои партнеры – большие патриоты Украины и мы понимаем, что пришло время радикально менять государство и без вовлечения в эти процессы нашего поколения, страна и далее будет катиться в бездну. И в нашем понимании патриотизм заключается в служении своей стране, а не в популистских выходках.

Во-вторых, есть и прагматические соображения. Наши клиенты – крупные компании, значительная часть которых иностранные. Как юридическая фирма-лидер рынка мы первыми видим успехи наших клиентов, когда они приобретают или продают свой бизнес, получают финансирование на развитие новых направлений, создают СП с новым партнером для расширения существующего бизнеса и так далее.

Но точно так же мы первыми видим тревожные сигналы, когда наши клиенты теряют большие деньги из-за властного произвола, всепроникающей коррупции, непрогнозируемой регуляторной политики, ужасной экономической ситуации.

И именно к нам, юристам, в таких случаях обращаются с поручением реализовать решения, принятые в штаб-квартирах наших клиентов по сворачиванию бизнеса в Украине или защите своих интересов. Увы, таких "грустных" инструкций от клиентов все больше, контрактов по сопровождению нового бизнеса все меньше. Наш рынок покидают даже иностранные юридические фирмы.

Таким образом, в силу специфики бизнеса мы как барометр, одни из первых фиксируем изменения инвестиционного климата и уровня коррупции. Но в отличие от барометра наделены свободной волей, для того, чтобы не ждать милости от власти, а начать своими руками менять ситуацию к лучшему.

А как вы оцениваете ход реформ в Украине в целом? Какая из них есть первоочередной?

- Это почти риторический вопрос. Я не претендую на оригинальность, констатируя тот факт, что Украина уже потеряла массу времени в данном направлении и существенно тормозит на пути реформ, не оправдывает ожидания ни собственных граждан, ни иностранных партнеров, кредит доверия которых к нам существенно уменьшился. Налицо большое разочарование, и это не может не беспокоить.

Разумеется, есть отдельные успехи – в частности,в сфере ответственности органов Министерства юстиции Украины и Антимонопольного Комитета Украины. В частности, Министерство юстиции уже проделало бешеную работу по обеспечению прозрачности реестров и активно продвигает иные важные реформы. АМКУ под руководством Юрия Терентьева менее чем за полгода своей работы существенно продвинулся в сфере прозрачности работы ведомства, контроля за экономическими концентрациями, что является большим прогрессом особенно на взгляд иностранных коллег и инвесторов.

В то же время, нет серьезных подвижек ни в области судебной реформы, ни в области реформы правоохранительных органов. К сожалению, структуры МВД, прокуратуры и СБУ по отношению к бизнесу выполняют все те же карательные функции, что и при Януковиче. Что же касается судов, то состояние судебной системы – залог доверия и уважения к стране и власти не только со стороны иностранных инвесторов, но и со стороны украинского бизнеса и граждан Украины. Чтобы хотеть жить в стране, вести здесь бизнес, нужно быть уверенным в скрупулезном соблюдении всеми ветвями власти принципа верховенства права. Чего у нас нет и близко.

Хочу привести лишь один пример, который иллюстрирует эту ситуацию. Каждый год десятки споров с участием украинских бизнесменов и компаний попадает на рассмотрение иностранных судебных инстанций и десятки миллионов долларов тратятся на оплату гонораров иностранных адвокатов, судебных сборов и тому подобное. Да, передача дел на рассмотрение иностранных судов является нормальной практикой, но в случае с Украиной это вызвано еще и тем что, такой "судебный туризм" является причиной тотального недоверия к системе.

Эти деньги могли бы идти в экономику и государственный бюджет Украины, в случае, если бы бизнес имел доверие к украинской судебной власти. Поэтому я глубоко убежден, что кардинальная реформа судебной ветви власти – абсолютный приоритет. Она должна быть проведена в кратчайшие сроки, иначе нам никогда не удастся вернуть потерянное доверие, а вместе с ним и экономическую стабильность.

К сожалению, до сих пор очень многие не понимают, что любое государство конкурирует за международные инвестиции равно как и бизнес конкурирует за заказы и клиентов в частном секторе. Иногда, общаясь с чиновниками, слышишь нелепые фразы типа того, что инвесторы должны доплачивать Украине и ее коррумпированным чиновникам всех уровней за то, что им разрешают вкладывать тут капиталы и зарабатывать тут.

Именно из-за такого антигосударственного подхода, мы неоднократно были свидетелями ситуации, когда наша страна в полном смысле этого слова проигрывала тендеры и значительные международные инвесторы создавали тысячи рабочих мест и начинали пополнять бюджеты соседних стран, которые оказывались более гибкими, прозрачными и дружественными по отношению к инвесторам, а также гарантировали надлежащий уровень защиты прав и интересов.

Но, тем не менее, вы не опускаете руки, но продолжаете сотрудничать с государством?

- Команда Arzinger всегда старалась принимать активное участие в инициативах по реформированию общества и реализации важных реформ, поэтому нет никаких оснований прекращать эту работу. Большинство моих коллег принимали активное участие в событиях на Евромайдане. Мы активно помогали госпиталю, где лечились активисты, потерпевшие во время стычек на Майдане, защищали врачей от преследования режимом Януковича.

Виталий Касько, который на тот момент еще был нашим партнером, успешно защитил Ярослава Притуленко, который был задержан во время событий возле администрации Президента Украины. Как известно, в конце января 2014 года активист был выпущен на свободу и амнистирован Шевченковским районным судом Киева. Для того времени это был поступок, потому что открыто выступать против системы был готов далеко не каждый адвокат.

Моя коллега и партнер Лана Синичкина - известный активист в ??сфере реформирования системы здравоохранения и государственных закупок. Именно благодаря ее личным усилиям, работе команды Arzinger и всего украинского антикоррупционного лагеря (общественные организации РПР, Пациенты Украины, ГПК) была пролоббирована передача закупок лекарств и медсредств через международные организации согласно нормам законопроекта № 2150.

А это и обеспечение качества закупаемых товаров, то есть защита пациентов, и экономия средств госбюджета. Сотрудничаем с Антимонопольным Комитетом Украины – помогаем внедрять лучший мировой опыт, чтобы добиться прозрачности работы этого органа, разработали антикоррупционную методику расчета штрафов.

Какие последствия имеет для Arzinger "поход во власть" ваших бывших коллег – Виталия Касько в Генпрокуратуру, Сергея Шкляра в Минюст?

- Мы гордимся нашими коллегами. Потому что реформы – это не только новые законы. В Украине, хотя это не всем известно, есть много хороших законов, которые были созданы с участием лучшей иностранной экспертизы и соответствующих лучшим мировым практикам с точки зрения законотворческой техники. Но эти законы не уважают.

При этом не уважают именно чиновники, подавая, таким образом, страшный пример. Поэтому кроме законодательных реформ нужны еще и новые лица, новое поколение государственных мужей, которые станут примером законопослушности и государственнического мышления. Мои коллеги, о которых вы упомянули, - именно такие люди. И там, где они работают, уже есть результаты.

На своей должности в органах Министерства юстиции Сергей Шкляр активно работает над реформированием системы исполнения судебных решений и является соавтором закона, который должен сделать эту систему более эффективной. И, кстати, уже принял антикоррупционные кадровые решения, которые, что понятно, не нравятся тем, кто привык жить и работать по старинке.

То же самое касается и Виталия Касько, благодаря работе которого в качестве заместителя Генпрокурора, например, сдвинулось с мертвой точки дело "бриллиантовых прокуроров". А общее количество потенциально резонансных дел, расследуемых под его контролем, насколько мы знаем из медиа, порядка 20. Плюс опять же вопросы, связанные с возвратом в Украину незаконно выведенных денег. Поэтому совершенно понятно, почему его кандидатура на пост антикоррупционного прокурора вызывает бешеную ярость у всех нечистых на руку чинуш, которым есть, что скрывать, и чего бояться.

Именно поэтому в адрес Виталия льется непрерывный поток грязи. "Бывшие" понимают, что в случае его назначения, их дни сочтены, и пытаются помешать. Равно как и другим ушедшим во власть коллегам из бизнеса, на которых ведется массированное наступление по всем фронтам. У людей, пришедших из бизнеса, совершенно другое мировоззрение, иные философия и этика работы во власти.

Они настолько чужеродны насквозь бюрократической системе, что она и как некий коллективный разум, и в лице отдельных наиболее одиозных и запятнанных представителей пытается всеми силами помешать "новым лицам" начать санацию.

То есть у вас есть серьезный лоббистский ресурс?

- Ни в коем случае. Конечно, мы с бывшими коллегами регулярно общаемся, потому что нас связывал не только бизнес, но и хорошие дружеские отношения. Но никогда и ни при каких обстоятельствах мы не будем использовать этот контакт в корыстных целях. Наверное, в наше время тотального недоверия сложно верится в чьи-либо благородные мотивы.

Но, тем не менее, в случае наших коллег и команды Arzinger в целом придется поверить. Понимая, какие ответственные задачи поставлены перед нашими коллегами, мы не можем себе позволить подставить их и создать ситуацию, при которой они не смогут быть беспристрастны или же зависимы при принятии решений. Мы принципиально не обращаемся ни к Сергею Шкляру, ни к Виталию Касько ни по каким вопросам. Хотя, как Вы понимаете, к нам периодически поступают просьбы что-то "порешать" в их сферах компетенции.

Причем, порой, мы говорим даже о вопросах, которые являются полностью законными, и речь лишь в том, чтобы обеспечить соблюдение законности в том или ином деле. Даже в таких случаях мы вынуждены отказывать нашим клиентам и не беспокоим наших друзей, чтобы не создавать оснований для обвинений в коррупции. И даже при этих наших добровольных табу, деятельность наших активистов попадает под огонь. Потому что сторонников серых схем больше, и борцов с коррупцией они боятся и ненавидят.

Вы говорите об истории с "Роснефтью"?

- И о ней тоже. Очень противная и дурно пахнущая история. Потому что дело даже не в попытке запятнать репутацию нашей компании абсурдными обвинениями. А потому, что мы получили их рикошетом.

И эта клеветническая атака направлена на наших бывших коллег (Ред. – Виталий Касько и Сергей Шкляр) –честных и бескомпромиссных борцов с коррупцией, которые, к тому же, отлично знают свое дело и качественно выполняют свою работу. Понятно, что также очень многим страшно будет увидеть Виталия на должности главного антикоррупционного прокурора, и поэтому его пытаются сбить на взлете.

Очевидно, что "коммуникаторыв" преследуют свои личные интересы. Проанализировав события последних недель и периодичность выхода заказных материалов против нашей компании, мы видим также и иной повод для атаки на молодую команду реформаторов.

Дело в том, что наши бывшие коллеги так или иначе в своей работе соприкасаются с темой создания специального органа, который бы занимался поиском и возвратом активов, вывезенных из Украины прежним режимом. Для этого должна быть создана соответствующая правовая база, и наши коллеги в составе соответствующих рабочих групп в рамках своих компетенций занимаются также и этой задачей. Но соль вопроса в том, что проектов закона о создании такого органа несколько.

И заказчик атаки используют амбиции разработчиков альтернативного проекта для дискредитации Arzinger и "выпускников" Arzinger во властных структурах.

А, если вернуться к вопросу по "Роснефти", сама по себе фабула обвинений смешна. Во-первых, описание обстоятельств дела, равно как и нашего участия в деле, ни на йоту не соответствует действительности. И, во-вторых, обвинения абсолютно популистские, к бизнесу нельзя подходить с той же меркой, с которой политики привыкли подходить друг к другу.

Из соображений адвокатской этики мы не можем и не хотим вдаваться в детали как этого, так и других контрактов - мы не имеем права раскрывать нюансы работы наших клиентов. Клиент выдает нам огромный кредит доверия, будучи уверенным в том, что суть его поручения не станет достоянием общественности.

Я категорически не имею права и не хочу обсуждать проекты моих клиентов ни с кем - порой даже со своими партнерами. Таковы правила работы в нашем бизнесе – вполне соответствующие мировой практике всех развитых стран. И ничей популизм и надуманная политизация этих вопросов не отменят эту этическую составляющую. Именно поэтому, кстати, мы готовы в судебном порядке защищать тех наших клиентов, чью инсайдерскую информацию из баз данных ГФС незаконно разгласили заказчики информационной атаки на нас.

Что Вы имеете в виду под популизмом в данном контексте?

- Практически все серьезные украинские и международные юридические компании так или иначе когда-либо в истории независимости нашей страны и своей корпоративной истории работали с российским бизнесом.

Это совершенно закономерно: Россия традиционно была крупнейшим торговым партнером Украины, к нам шли российские инвестиции, инвесторам было необходимо юридическое сопровождение. И у каждого участника нашего рынка были и остаются российские клиенты. Равно как и все большие украинские и международные юридические фирмы активно работали с крупнейшими украинскими олигархическими группами.

Поэтому мне смешно видеть, как некоторые наши политики стараются спекулировать на этой теме, пытаясь обвинить юристов в отсутствии патриотизма. И мне очень интересно, где были эти товарищи, когда Украина становилась энергозависимой от России? Почему не поднимали этот шум тогда и не предлагали отапливать дома украинскими энергоресурсами?

Почему не отказываются от использования электроэнергии, рынок которой вроде как монополизирован олигархами "из прошлого"? Почему не поднимали вопрос создания дополнительных легальных барьеров, препятствующих входу иностранных (российских) инвесторов в украинский бизнес и, в частности, в стратегические отрасли – как это практикуется в ряде стран мира? Почему не создавали условия для повышения энергонезависимости нашей страны?

Самое интересное, что эти "псевдопатриоты" никак не могут определиться со своей "ориентацией", - сегодня они радикально настроены против России, которая подсадила нас на газовую иглу, буквально. А на следующий день они уже безбожно критикуют альтернативные источники энергии и зеленый тариф, что является одним из важнейшим элементов на пути избавления Украины от указанной выше "газозависимости".

Это, кстати, еще одна тематика, по которой нас тоже недавно попытались обвинить в том, что мы, дескать, тянем руку Клюева и так далее. Опять тут же набивший оскомину популизм. Arzinger не занимается сопровождением политических проектов, у нас только бизнес-клиенты. Мы хорошо известны своей экспертизой и практикой в сфере как традиционной, так и альтернативной энергетики, сопровождали массу крупнейших проектов в этой сфере и поэтому в списке наших клиентов имеются как крупные локальные, так и международные участники рынка.

Кроме того, "зеленая" энергетика как проект нам также интересна, в первую очередь, как гражданам и патриотам Украины. Потому что, чтобы стать энергонезависимой страной, чтобы не импортировать электроэнергию из России, нам нужно стимулировать собственное производство. Естественно, доля возобновляемых энергоресурсов в Украине сейчас ничтожно мала, и результат от мер по стимулированию "зеленой" энергетики не будет моментальным.

Но антилоббисты "зеленой" энергетики "забывают" сказать о том, что Украина имеет обязательства перед ЕС в лице Европейского энергетического сообщества увеличить долю возобновляемых источников энергии в энергобалансе до 11 % к 2020 г. И что во исполнение этих целей Украина и разрабатывала Национальные планы действий по энергоэффективности и по возобновляемой энергетике до 2020 года. Только эти же антилоббисты предпочитают оставить за скобками мероприятия, которые позволят обеспечить эти 11 %. Или же в действительности думают, что планы принимать было не надо, и сидеть на "газовой игле" РФ удобнее.

А пока они занимаются демагогией, Arzinger вместе с иными игроками рынка прилагают максимум усилий по содействию созданию соответствующей самым высоким мировым стандартам правовой базы для развития этой стратегически важной для Украины отрасли и привлечению в нее инвестиций. "Зеленая энергетика" - индустрия будущего, отмахиваться от которой или искать какую-то подоплеку в нашей работе могут только далекие от юриспруденции и предпринимательской и инвестиционной деятельности дилетанты.

Думаю, Ваши оппоненты не до конца понимают, что такое работа адвоката…

- Да, и более того - налицо полное непонимание механизма функционирования нашей отрасли и ведения адвокатской деятельности, как таковой.

Во-первых, повторюсь, есть жесткие этические правила, за рамки которых мы не можем выходить. В нашем бизнесе отношения между клиентом и адвокатом выстраиваются долгие годы. Даже если предположить, что с момента начала войны все отношения с российскими компаниями должны автоматически прекратиться, то это невозможно сделать с точки зрения международных стандартов адвокатской этики, да просто нормальных человеческих отношений.

Во-вторых, профессия адвоката – защищать. У British Petroleum, которая устроила экологическую катастрофу в Мексиканском заливе, в рамках соответствующего судебного разбирательства были адвокаты. У Lehman Brothers и Enron, которые своим корпоративным мошенничеством запустила цепную реакцию, вызвавшую глобальный финансовый кризис – тоже. У самых хладнокровных преступников – аналогично. Потому что такова сущность нашей профессии, - обеспечить равность сторон судебного процесса перед законом..

Возможность защищать свои интересы путем найма адвоката – аксиома для всех цивилизованных государств. И инвестиции идут только в ту страну, где возможно квалифицированное юридическое сопровождение бизнеса и есть верховенство права. Поэтому для меня очень большой вопрос, кто является большим патриотом – крикливый политик или адвокат, который профессионально своим кропотливым трудом защищает клиента (пусть даже из страны, отношения с которой далеки от идеальных) от произвола государства и таким образом вселяет надежду и уверенность в завтрашнем дне.

В том же кейсе, который заказчики информационной атаки пытаются "продать" обществу как пример "зрады", Arzinger как раз пыталась защитить права клиента (иностранного инвестора, кстати) в споре, возникшем из-за незаконных действий государства.

Если против Касько и рикошетом против Арцингер развернута такая массированная кампания, то, видимо, информационные вбросы последних пары недель– только первый шаг?..

- Судя по интенсивности вброса, его авторы явно действуют по заготовленному сценарию. Спонтанности и хаотичности нет, явно отрабатывается пошаговый темник. Поэтому мы, действительно, не исключаем, что в самое ближайшее время в наш адрес и адрес наших бывших сотрудников посыплются новые грязные и абсурдные обвинения. Слишком высокая цена вопроса, слишком держатся коррупционеры за свои теплые местечка, чтобы просто так позволить моим бывшим коллегам достигнуть поставленных целей.

Рискну спрогнозировать, что следующей заказной темой, которую поднимут проплаченные или (что вряд ли) введенные в заблуждение "коммуникаторы" будет какой-нибудь контракт с компанией, входящей в состав какой-либо так называемой "олигархической" бизнес-группы. Или какой - нибудь проект, связанный с защитой и продвижением государственных интересов, скажем, по привлечению инвестиций и созданию позитивного имиджа страны.

Но никто из наемных "рупоров" не вспомнит, что по аналогичным проектам работали практически все успешные крупные юрфирмы, потому что они достаточно компетентны для работы с крупным бизнесом. Или о том, что соответствующему контракту предшествовал честно выигранный тендер. Или о том, что при любой политической погоде мы пытались делать для страны добро – по той же инвестиционной тематике за последние годы мы провели в общей сложности более 80 (!) мероприятий, в том числе, некоторые с участием властных структур, для того, чтобы создать позитивный имидж нашей страны в глазах иностранных инвесторов. Вместо этого, вероятнее всего, нас опять начнут поливать грязью, в расчете, что этим они "достанут" наших коллег во власти.

Более того, мы не исключаем, что заказчики этой клеветнической кампании не остановятся и перед более радикальными мерами. Вполне возможно, что после того, как они убедятся, что первый залп их ядовитых стрел попал в "молоко", дадут добро на более жесткий вариант. Вы помните, я только что говорил, что наши правоохранительные органы по отношению к бизнесу ведут себя, как карательные?

Именно так они вполне вероятно начнут вести себя по отношению к нашей компании. Но мы готовы к любому сценарию. Во-первых, потому что знаем, что правда на нашей стороне. Во-вторых, терять нам нечего, потому что ставка – будущее Украины. И, в-третьих, будучи одной из самых лучших юридических команд в стране и умея защищать клиентов в самых сложных ситуациях, сможем защитить и себя.

Как отреагировало на политические заявления в Ваш адрес профессиональное сообщество, клиенты?

- Правильно расценили. Абсолютное большинство наших клиентов, друзей и коллег - это умные и опытные люди, которые четко понимают, откуда появляются такие посылы, адекватно оценивают ситуацию, хорошо знают цену "коммуникаторам" этих грязных пасквилей, - собака лает – караван идет. Для всех, включая наших международных партнеров, очевидно, что антикоррупционная реформа буксует, власть саботирует реформы и ничего не делает для наказания виновных. А, понимая это, понятно и то, кому выгодна атака на Касько, зацепившая нас.

Можете ли спрогнозировать, что все - таки дальше будет с реформами – по крайней мере, по тем направлениям, где в их разработке и проведении участвует команда Arzinger?

- Когда, как вы сами наблюдаете, против реформ сплотились коррупционеры всех мастей и рангов, что-либо прогнозировать - дело неблагодарное. Хочется верить в то, что, в конце концов, в Украине победят здравый смысл и политическая воля к европейским стандартам жизни. Потому что если наша страна вновь утратит шанс на самоочищение, избавление от привычки государственных чиновников наживаться на бедах бизнеса и населения, следующей такой возможности может уже и не представиться. Украина может попросту прекратить свое существование. По крайней мере, в глазах всего цивилизованного мира.

Наши блоги