УкрРус

Сергей Гайдай: Оппозиции Майдан невыгоден. Ему нужно соответствовать

Читати українською
  • Сергей Гайдай: Оппозиции Майдан невыгоден. Ему нужно соответствовать

Есть время разбрасывать камни и собирать камни. Время стимулировать революционную ситуацию и время понемногу отпускать пружину. Время побеждать и время проигрывать – либо избирать некий третий, промежуточный, сценарий. То, к чему придет сегодняшний Майдан, понятно не вполне. Пока нет ни победы, ни поражения. Баррикады собраны и еще не разметаны – ни "Беркутом", ни разочарованием самих повстанцев. "Обозреватель" продолжает собирать мнения экспертов и сегодня приглашает в собеседники Сергея Гайдая – руководителя социально-инжинирингового агентства Гайдай.Ком.

- Сергей, вопрос к вам как к политтехнологу: какой вы видите выход из нынешнего кризиса? Будем называть ситуацию – без пафоса – не революцией, а именно кризисом…

- Смотрите, есть нормальные логичные шаги, которые могли бы иметь место в нормальных странах. При такой ситуации закономерно, что правительство должно уйти в отставку. Понятно, что и президент также должен уйти в отставку. И единственный выход – это досрочные выборы. Верховная Рада также должна быть сменена – как неработающий орган. В демократическом мире все решается выборами, но у нас не демократическая, а авторитарная страна – это и есть основная причина майдана.

Поэтому вариантов только два. Первый – силовой. Янукович сейчас перед трудным выбором: он понимает, что несиловым сценарием проблему не разрешить. Более того, он только сейчас приходит к той картинке, которая есть. Ранее он давал задание подчиненным: ликвидировать проблему, а она не ликвидируется, а только усугубляется. Возможно, сейчас он решится на очень жесткие действия.

- А второй вариант?

- Очень долгое противостояние. И это опасная для Януковича игра, потому что у протестующих сил больше: Майдан окопается и будет расширяться. Более того, эта "зараза" может коснуться и вертикали власти – такая ситуация начнет ослаблять президента . Несильный президент в первую очередь будет не устраивать его же команду. Людям же на Майдане придется запастись высокой степенью терпения и ждать, пока система не развалится сама.

- Почему Янукович не пожертвовал Азаровым и не пошел, таким образом, по третьему пути?

- Третьего пути нет. Точнее, это путь номер один – цивилизованный, когда президент понимает, что страна – в кризисе, поэтому его основная задача – не сохранить власть любой ценой, а выполнить свои функциональные обязанности и найти выход из этого кризиса. Но Янукович сейчас так не думает, а сдавать своих – это слабая власть. Слабой же властью он быть не хочет, потому Азарова и не сдаст, иначе, как я сказал, посыпится вся власть.

…Уже сейчас совершаются ошибки: Азаров говорит, что, мол, это милиция всех подставила, а ведь это, кстати говоря, – очень плохой сигнал. Милиция, услышав такие слова, уже не будет так активно отстаивать эту власть.

- Отвлекаясь от Майдана: а делая телодвижения в сторону Таможенного союза, Янукович не предает интересы своих олигархов? Разве он в этом случае – не слабая власть?

- Нет. Принимая решения относительно того, с кем ему быть – с Евросоюзом или с Таможенным союзом, он таким образом демонстрирует силу.

- Хорошо, тогда снова – на Майдан. Вы сказали, что Янукович только сейчас увидел "картинку" всего произошедшего на Майдане…

- Это моя гипотеза. Сейчас он, возможно, начал понимать, что происходит…

- Но следует ли из этой гипотезы, что в ночь разгона Майдана с 29-го на 30-е ноября не лично Янукович стоял за подобным приказом?

- У меня нет сомнений, что система власти построена так, что делегирования полномочий на таком уровне нет принципиально. Ни единый человек не отдал бы соответствующий приказ, если бы Янукович не дал свое принципиальное согласие. Но, возможно, ему просто картинку обрисовали немножко по-другому, сказали, что там пара калек осталось, и что чем быстрее их вычистить, тем быстрее все забудут о последствиях.

И только потом все осознали, что натворили… В нормальных странах все виновные были бы уже наказаны, потому что это – прямой путь к спасению президента. Ему уже за круглым столом советуют: сделайте же что-нибудь, арестуйте начальников силовиков, накажите "Беркут". А он молчит и как бы не слышит, что ему говорят.

- И это при том, что кто-то из вождей оппозиции говорил накануне первой зачистки: 1 декабря проведем "финальный" митинг, а потом, мол, наша борьба за евроинтеграцию примет иные формы…

- Оппозиции Майдан невыгоден, ему нужно соответствовать. Майдан – это революция, а им хочется переговоров, избирательных кампаний плюс таких акций протеста, которые начинаются и заканчиваются. Но все пошло не по сценарию.

И для Януковича – тоже… А что касается того, почему ему никто не донес правильное виденье… Понимаете, если у вас картина мира именно такая, а не другая, но с этим уже ничего не поделаешь… Если вы – властелин мира, то вам кажется, что ваши подданные могут бунтовать только за деньги, а то, что народ может быть вами недоволен и не простит, если вы его ударите – в вашей картине мира этого нет, и вы в это никогда не поверите…

- Почему оппозиция так не любит революции? Это ли не прекрасный шанс создать о себе выгодное представление перед выборами и показать себя в выгодном свете?

- Как можно показать себя в каком-то свете, если ты этому показу не соответствуешь? Вот вы представьте себе, что Яценюк – это настоящий революционер, вроде Че Гевары или Фиделя Кастро, который готов бороться с риском для жизни и несмотря ни на что. Да, в этом случае революция была бы для него идеальной ситуацией.

Тогда бы он вышел к народу и сказал: "Я, Арсений Яценюк, беру на себя ответственность за все происходящее. Мужчины, которые есть на Майдане, если у вас есть возможность добыть оружие – добывайте. Добывайте и несите сюда. Мы создадим боевой отряд. А потом, когда победим, я буду временно исполняющим обязанности президента – до ближайший выборов".

Но если вы – не такой, и если вы понимаете, что такой путь – это билет в одну сторону, что если революция не удастся, вас убьют первым или – как минимум – арестуют. Но они – не такие. Они готовы получить власть только в результате мирных переговоров или если власть сама властью и поделится.

Если же публика от вас, не-революционера, требует быть революционером, то ситуация ужасна. Вы должны и играть в революционера, и быть немножко недореволюционером. Поэтому те, кто решился на драку с милицией – это провокаторы… Вот это несоответствие они, лидеры оппозиции, очень остро чувствуют…

- То же самое касается и Тягнибока, самого радикального из всех них?

- Конечно. Он как бы должен был драться активнее всех – за каждую баррикаду, от которой милиция их оттесняла. Но кроме разрушения памятника Ленину, ничего не произошло.

- Но если оппозиционеры так не любят драку, а любят переговоры, почему же они их не ведут? Как в 2004-м, когда был достигнут компромисс о пакетном голосовании, которым сразу приняли и политреформу, и третий тур выборов?

- Знаете, вопрос "почему они не…" не совсем уместен. В таких случаях нужно спрашивать каждого в отдельности. А мне не хочется выглядеть тем, кто взял на себя роль оракула. А как человек я уже все сказал: они революций вне тех правил, которые им известны и понятны, не знают. Они могут оперировать лишь привычными вещами.

Майдан – это революция, а оппозиции хочется переговоров, избирательных кампаний плюс таких акций протеста, которые начинаются и заканчиваются

А еще хочу отметить следующее: все органы власти, которые у нас есть – органы имитационные. Та же Верховная Рада, например. И принадлежит эта Рада не Арсению Яценюку. Поэтому спрашивать, почему он там что-либо не сделал…

- Ясно… И все же о лидерах. Надо полагать, у нас за год до выборов не появится ни Фидель Кастро, ни Че Гевара…

- Смотрите… Мне нравится этот Майдан. Нравится, что там нет единого лидера, что никто не скандирует размеренно: "Ю-щен-ко!". Здесь очень хорошо смотрятся те, кто просто взял на себя ответственность и что-то делает. И что интересно: иногда человек, который говорит: "я готов" вместо поддержки на первом этапе получает сплошные разборки: а почему, мол, ты, а не другой? Типичный пример тому – Катеринчук.

- Скажите, манифестанты не перегнули часом палку с захватом административных зданий?

- Нет. Они ее недогнули. Если вы пользуетесь логикой революции, то старые правила, которые написаны властью и властью же эксплуатируются, следует забыть. И несправедливые законы выполняться не должны. А у нас многие законы несправедливы. Власть может делать все что угодно, присваивать ваше имущество и так далее, а вы этого делать не имеете права.

Во многих более "развитых" конституциях – Германии, Франции, США – есть статьи о праве народа на восстание. Если народ решит, что власть представляет угрозу для его жизни и благосостояния, народ имеет право поднять любое восстание. В том числе и с оружием в руках.

То слово, которое скандировал Тягнибок – а народ его подхватывал – "Ре-во-лю-ци-я!" - предполагает захват органов власти, создание альтернативной власти и отрядов самообороны. И если этого не делают, то кого-то обманывают. Тогда нужно честно заявить: у нас не революция, у нас митинг, мы сейчас тут постоим, огласим свои требования и к 17.00 разойдемся.

Объявить революцию, а потом говорить о том, что "перегнули палку" - довольно смешно. Нельзя быть частично беременной…

- Почему идея всеобщей забастовки, о которой также вещал Яценюк, не нашла поддержки?

- А это еще более смешная вещь. Это как понимать? Что мое рекламное агентство должно забастовать? А зачем? Ведь я сам на Майдане… Вот если бы забастовали все госслужащие, и власть не могла бы функционировать, тогда да… Но с ними пока не договорились, они этот призыв точно не воспримут.

- И снова о "перегнутой палке", но палке из иной оперы. В свое время полиция США достаточно жестко разогнала Уолл-стрит. Да и в других демократических странах такие действия правоохранителей – не редкость. В связи с этим: правомерны ли на все 100% претензии к "Беркуту"?

- Сложный вопрос. Да, полиция во всех странах действует жестко. И если вы бросили в нее камнем, будьте готовы получить дубиной. Но! Там, даже действуя жестко в отношении демонстрантов, полиция не выходит за пределы правовых норм. Что это означает? То, что потом такой демонстрант получит справедливый суд. А еще там не бьют журналистов и случайных людей.

А если такое и происходит, то потом такого полицейского случайный прохожий засудит. Здесь же все не так: бьют и журналистов, и всех подряд, включая лежачих. У нас милиция действует вне правовых рамок, но бьют дубинками одинаково больно везде.

Наши блоги