УкрРус

Руководитель ХТЗ Вячеслав Шевченко: мы надеемся, что "наверху" будут приняты правильные решения, и с завода снимут абсурдные обвинения

2.5т
Руководитель ХТЗ Вячеслав Шевченко: мы надеемся, что "наверху" будут приняты правильные решения, и с завода снимут абсурдные обвинения

В конце текущей недели легенда отечественного машиностроения – Харьковский тракторный завод – отмечает очередную печальную дату. 18 ноября исполняется семь месяцев с момента остановки предприятия. Даже приход нового инвестора (группы DCH Александра Ярославского), готового вкладывать немалые средства в возрождение ХТЗ, пока не означает наступление новой эры в истории предприятия. Слишком много мин замедленного действия было заложено при прежнем менеджменте. Многие правовые риски, которые сегодня привели к запущенным судебным процессам, возникли именно тогда.

Сегодня о своем внимании к проблемам предприятия публично заявляют госдеятели самого высокого ранга. Так, во время сентябрьского инвестиционного форума в Харькове министр внутренних дел Арсен Аваков назвал ситуацию на ХТЗ лакмусовой бумажкой для власти. "Если нашелся харьковчанин или иностранец, который подымает здесь ситуацию, давайте отложим в сторону наши формальные проблемы, решим их потом. А сейчас - дадим возможность развиваться", - сказал он. А глава правительства Владимир Гройсман во время одного из выступлений подчеркнул значимость машиностроительной отрасли и производства тракторной техники для развития отечественного АПК.

Однако все это на разрешение вопроса никак не повлияло. О семимесячном простое завода и его последствиях мы поговорили с исполняющим обязанности генерального директора ХТЗ Вячеславом Шевченко.

- Когда в середине лета Хозяйственный суд Харьковской области утвердил план санации ПАО "Харьковский тракторный завод", и представители предприятия, и экспертное сообщество встретили это известие с оптимизмом. Было высказано множество предположений о том, что ХТЗ вот-вот заработает. Некоторые СМИ писали о подготовке к запуску. Почему же по прошествии нескольких месяцев завод по-прежнему стоит?

- Со своей стороны мы сделали все возможное для его запуска. Были вызваны специалисты, составлен график возобновления деятельности служб, проведены переговоры с поставщиками, проинспектировано оборудование. Дело действительно сдвинулось с мертвой точки. Ситуацию вокруг предприятия Александр Ярославский детально описывал во время личных встреч с Президентом Украины Петром Порошенко, послом США в Украине Мари Йованович, а также с ее предшественником Джеффри Пайеттом. Кроме того, однозначная поддержка участников сентябрьского инвестфорума в Харькове – министра внутренних дел Арсена Авакова, главы Национального инвестиционного совета Бориса Ложкина и других – внушает обоснованный оптимизм. Равно как и планы премьер-министра Владимира Гройсмана и правительства по возрождению сельхозмашиностроения.

- Но 7 месяцев, действительно, большой срок для такого громадного промышленного объекта. Если бы завод работал, то, какое количество продукции смог бы выпустить за этот период?

- По нашим подсчетам, к концу года мы могли бы произвести порядка 1218 тракторов, что обеспечило бы доход в размере более 1098 млн. грн. с учетом налога на добавленную стоимость. Если говорить в целом, то за период простоя предприятием получен прямой в размере 92,5 млн. грн. Это громадные деньги, которые могли бы пойти на развитие Харьковского тракторного завода. Все прекрасно знают о наших возможностях. Мы являемся флагманским предприятием отрасли, работодателем для тысяч харьковчан, площадкой для реализации научного и инновационного потенциала. Но вместо того, чтобы работать на отечественную экономику, мы теряем не только деньги "здесь и сейчас", но и перспективу. Я говорю о наработанных связях, рынках сбыта, годами проверенных поставщиках и партнерах. Если учесть расходы на запуск производства, на восстановление потерянных рынков сбыта, то общий убыток от простоя ХТЗ превысит 300 млн. грн. Это недопустимо. Ведь предприятие продолжало работать даже в годы Второй мировой войны. Поэтому происходящее сегодня – беспрецедентная ситуация и огромная боль не только для 10 тысяч сотрудников завода и членов их семей, но и для всего Харькова.

- Вы забыли упомянуть о том, что потери понесло и государство - вынужденный простой предприятия означает недополучение налогов и сборов в бюджеты разных уровней. Вы подсчитывали, приблизительно о какой сумме идет речь?

- Я бы в первую очередь обратил внимание не столько на налоговые отчисления, сколько на валютные поступления. Следует помнить, что порядка 60% выручки завода традиционно было связано с экспортом продукции. В результате простоя ХТЗ отечественная экономика недополучила валюты, по нашим подсчетам, около 25 млн. долларов США. И это в то время, когда отечественные аграрии, наоборот, были вынуждены тратить свою валюту на закупку дорогой импортной сельскохозяйственной техники. Но вернемся к налогам. Если говорить про весь 2016 год, то уменьшение начислений налогов на заработную плату составляет 33,8 млн. грн. Кроме того, не уплаченными остаются налог на землю (20,3 млн. грн.), средства на реструктуризацию пенсионного фонда (6,5 млн. грн.), прочие взносы (около 0,7 млн. грн.). Совокупно из-за остановки Харьковского тракторного завода бюджет в текущем году недополучает более 61 млн. грн. Это без учета налога на прибыль. Чтобы эта сумма была более понятной рядовому читателю, могу отметить, что она на 20% больше объема запланированных ассигнований городской казны на мероприятия по энергосбережению по всему Харькову в 2016 году. А это реконструкция котельных, насосных станций, установка счетчиков на тепло в жилых домах и т.д.!!!

- Получается, что с момента остановки завода (18 апреля текущего года) предприятие платило только налоги с зарплаты?

- Несмотря на простой, АО "ХТЗ" выплатил работникам заработную плату в размере 62 млн. грн. (включая соответствующие налоги и военный сбор). Это решение Александра Ярославского, который выделил деньги из ресурсов DCH, чтобы работники и их семьи не остались без средств к существованию. Для неработающего завода это прямой убыток, но мы стараемся любыми способами сохранить коллектив.

- Кстати, о рабочих завода… Говорят, что с предприятия увольняются люди. Это правда?

- Мы не можем кормить людей завтраками бесконечно. Конечно, в связи с ситуацией мы не можем выплачивать зарплату в полном объеме. Мы подсчитали, что до конца года общий объем зарплатного фонда снизится на 63,2 млн. грн. по отношению к прошлому году. И это еще очень хороший результат, ведь, если бы не позиция Александра Ярославского, который из всех сил старается не дать заводу окончательно умереть, без работы остались бы 2,5 тыс. человек. Сегодня они и так де-факто безработные. Но есть и сотрудники, которые де-юре уже покинули предприятия. Необходимо понимать, что те люди, которые смогли найти дополнительную работу "по совместительству", остались в нашем строю. И те из них, кому на новых местах понадобилось полноценное официальное трудоустройство, вынуждены были забрать свои трудовые книжки с ХТЗ. Конечно, среди них немало уникальных кадров, настоящих технических экспертов, потеря которых для предприятия является большим уроном. Мы проводим беседы, мы ищем компромиссные варианты, но, по сути, ничего не можем сделать, пока не закрыто уголовное производство и, соответственно, не открыта кредитная линия DCH.

- В чем все-таки первопричина сложившегося положения дел – только непонятные движения отдельных харьковских правоохранителей? Или что-то более глубинное?

- Мы знаем истинных виновников сложившейся ситуации - это предыдущие "эффективные" управленцы. Они довели завод до ручки непрофессиональными решениями, разворовали. А потом, чтобы замести следы, предоставили ложную и зачастую откровенно клеветническую информацию правоохранительным органам. Разумеется, нам сейчас приходится разбираться с последствиями, участвовать в судебных процессах. Но мы знаем, что справедливость на нашей стороне, что реформа правоохранительной системы продолжается. И кейс ХТЗ должен стать примером того, как в правовом государстве власть формирует благоприятный инвестиционный климат. Что же касается "архитекторов упадка" ХТЗ, то мы обратились во все соответствующие инстанции и надеемся на объективное расследование.

- А как обстоят дела с оборонным направлением деятельности ХТЗ (выпуск и ремонт военной техники) в свое время считался одним из преимуществ деятельности предприятия. Возможно, именно с ним и связаны попытки расшатать завод?

- Да, в перспективе возможность возрождения серийного производства и обслуживания оборонной техники существует, и инвестор готов вкладывать в это деньги. Но, думаю, что есть силы, которые хотят заполучить предприятие целиком. Я никогда не скрывал, что нездоровый интерес к ХТЗ проявляют различные группы. Есть люди из прошлого, которые никак не могут смириться с тем, что им не дали разворовать предприятие окончательно. Конечно, у нас квалифицированне юристы, они справляются со такими атаками. Но как ситуация будет развиваться в дальнейшем, прогнозировать сложно, хотя мы надеемся на лучшее. Даже сейчас, когда уголовные дела против руководства не закрыты, аресты со счетов не сняты, есть претензии.

- Насколько мне известно, представители предприятия встречались с чиновниками ГПУ. Это как-то повлияло на ситуацию?

- Встреча действительно имела место, она прошла на мажорной ноте, хотя мы пока все еще ждем действий в практической плоскости. Но у нас нет оснований не доверять искренности намерений Генпрокуратуры и лично Юрия Луценко, который поручил своему первому заместителю Дмитрию Сторожуку объективно и всесторонне расследовать факты давления необоснованного давления на бизнес. По крайней мере, общение с Дмитрием Сторожуком нас вдохновило, равно как и поддержка "адвоката бизнеса" Оксаны Малеванная и нардепа Оксаны Продан, известной своей активностью по защите прав предпринимателей. Мы видим, что никто не заинтересован в продолжении патовой ситуации на ХТЗ. И мы не оставляем надежду, что "наверху" будут приняты правильные решения, которые снимут с завода все нынешние абсурдные обвинения. А ХТЗ снова заработает на благо харьковчан и Украины.

Наши блоги