УкрРус

Надеюсь, украинцы нас когда-нибудь простят за Донбасс и Крым - правозащитница Алексеева

  • Надеюсь, украинцы нас когда-нибудь простят за Донбасс и Крым - правозащитница Алексеева
    www.golos-ameriki.ru

Подводя итоги 2014 года, "Обозреватель" пообщался с известной российской правозащитницей, основательницей Московской Хельсинской группы Людмилой Алексеевой. О проигрышах и победах России, о том, что ждет страну в новом году, о революции и эволюции бывшей империи. И, конечно, об Украине.

Как "гражданин, который болеет за свою страну", Людмила Михайловна употребляла местоимение "мы", говоря о россиянах. И от лица всех россиян просила прощения у украинцев за то, что Россия сделала с Украиной.

-"Обозреватель" подводит итоги 2014 года. По вашему мнению, что было наибольшей победой и наибольшим проигрышем России в уходящем году?

-Олимпиада была удачной. Но не проигрыш, а настоящая трагедия, несравнимая ни с какой Олимпиадой – это история с Крымом и с Украиной. Это наша общая трагедия. Ваша – оттого, что мы себя так ведем, а наша – оттого, что мы себя так ведем. К сожалению.

Я боюсь, что то, что мы наделали, надо будет расхлебывать нескольким поколениям. Когда погибают люди, когда льется кровь – это запоминается надолго. Я это по себе знаю, по Великой Отечественной войне, которую я пережила. Чтобы начать относиться к немцам как к нормальным людям, понадобилось немало лет. Слава Богу, сейчас я это уже преодолела. И я надеюсь, что украинцы нам когда-нибудь простят.

-Каковы перспективы России в новом году?

-Я одно могу сказать – просто на уровне гражданина, болеющего за свою страну. После того, как мы повели себя с Украиной, с Крымом, мы испортили отношения буквально со всем миром. Мы остались одинокими. Если раньше мы думали, что нам все враги, то сейчас действительно большинство стран относятся к нам с опаской, с настороженностью.

Мы пытаемся улучшить отношения с китайцами, но, во-первых, они и раньше были неплохими. А во-вторых, китайцы – народ прагматический, и они своими интересами ради нас и не подумают жертвовать, и правильно сделают. Каждая страна думает о себе.

Мы сами виноваты в том, что произошло. Я говорю "мы виноваты", потому что большинство населения одобрило эти действия власти. Это значит, что все мы, граждане, не только правительство – мы виноваты. Пусть нас простят украинцы – только потому, что все-таки какой-то части населения за это стыдно. Мне стыдно. И я не одна такая.

-Не хочется верить в то, что россияне настолько поддаются пропаганде. Есть ведь люди думающие…

-Потому что на протяжении многих веков мы были империей. "Мы хотим быть великой страной, чтобы нас все боялись". Тут я говорю "мы" от большинства наших граждан. Я, конечно, хочу, чтобы Россия была великой страной, но я считаю, что мы и есть великая страна. Мы дали миру Пушкина, Лермонтова, Чайковского, Шостаковича. Нам есть что дать миру. Нам не надо, чтобы нас боялись. Но люди хотят, чтобы нас боялись – это постимперский синдром. И нам труднее вылечиться от этого, чем другим постсоветским государствам, потому что они – не империя, а мы – империя. Это очень тяжелая болезнь, от нее лечиться надо.

Я-то думала, что мы за эти 20 лет после распада Советского союза вылечились, но оказывается – нет. Имперский синдром жив в наших гражданах. И вот за это надо просить прощение.

-Большинство россиян сегодня поддерживают политику Путина в отношении Украины. Можно ли ожидать какие-то подвижки в общественном сознании в ближайшее время?

-Я надеюсь. Потому что у нас полетел рубль – с одной стороны, в связи с падением цен на нефть, с другой стороны, из-за нашей изоляции в мире.

Я не считаю, что у нас у власти идиоты и дураки. Нет. Это вообще-то умные люди. И они просто должны и, я уверена, они подумают о том, что нам сейчас не до имперских амбиций – нам надо просто вылезти из кризиса. Я надеюсь, я хочу надеяться на это.

-На 15 января запланирована акция протеста против приговора Алексею Навальному. Может ли она перерасти в революцию?

-Нет, конечно, никакой революции у нас не будет. У большой страны другие правила жизни, развития и эволюции. Если у Украины – две части, то Россия – лоскутное одеяло. У нас больше восьмидесяти регионов, и нет одного региона, похожего на другой. Со своими экономическими проблемами, со своей культурой, уровнем жизни, психологией населения. Мы очень разные.

Скажем, если сравнить Красноярский край и Краснодарский край – это совершенно разные области. Природа, проблемы, люди другие. Я уже не говорю о той же Тамбовской области и Калмыкии, и Башкирии. Это разные вещи. И поэтому не может быть так, чтобы страна, как Украина, встала. У нас нет одной проблемы. У нас разные проблемы у каждого региона.

Но я думаю, слава Богу, что у нас революции не будет, потому что, если будет, то будет очень кровавая. Нам надо медленно, мучительно – и для себя, и для своих соседей – выбираться из статуса империи. Мы будем это делать. Мы и по географии, и по культурным традициям, и по религии – Европа. Россия обязательно будет европейской страной. Вопрос только в том, сколько времени это займет.

Но это не значит, что мы должны поворачиваться спиной к Азии. Планета наша очень маленькая. Китай наступает на пятки Америке и догоняет – и догоняет, кстати, идя по тому же пути, что Америка.

Мы будем европейским, демократическим государством. Я надеюсь, не путем революции, а путем мучительной и медленной эволюции.

Наши блоги