УкрРус

Бывший генерал КГБ Калугин: нынешнюю власть в России держат завышенные цены на нефтепродукты

  • Олег Калугин
    Бывший генерал КГБ Олег Калугин
    Фото: Леся Бакалец (Forum Daily)

Олег Калугин – бывший руководитель внешней разведки, самый молодой генерал КГБ, в свое время руководивший разведчиком Владимиром Путиным, ставшим в последствии главой России, рассказал "Обозревателю" о чертах своего бывшего подчиненного, оценил его нынешние действия.

А также объяснил, как работают агенты под прикрытием, и где стоит искать шпионов Кремля в Украине.

- В СМИ часто попадает информация о том, что Путин финансирует правые партии в Европе. Сейчас они там стремительно набирают популярность. Можно ли говорить, что в этом заслуга Путина, или эти процессы прошли, независимо от него?

- Если взглянуть на историю советских и потом российских спецслужб, то они всегда занимались финансированием групп, как на Западе, так и на Востоке, которые симпатизировали Советскому союзу. Это были не компартии, компартии естественно финансировались СССР. Но те, которые не входили в компартии и даже их отговаривали иметь дело с компартиями местными, получали субсидии через сотрудников КГБ в разных странах. Так что была, условно говоря, "пятая колонна" во многих странах, которая в какой-то мере служила базой для последующих возможных изменений в политическом руководстве и даже в политическом строе той или иной страны.

- А сейчас Россия продолжает действовать тем же образом?

- По-моему, для России сейчас главная задача - сохранить то, что она имеет. И в этом смысле Путин проявляет повышенную агрессивность, потому что это держит его у власти, и во многом российский народ сочувствует этому, потому что СССР развалился, Россия оказалась на краю пропасти, и, конечно, здесь очень важно иметь сильного лидера, который способен сплотить народ и противостоять возможным новым таким страшным событиям, как дальнейший раскол страны.

Главное, что держит нынешнюю власть в относительном порядке, это экономика, и, прежде всего, завышенные цены на нефтепродукты и сырье, которыми Россия богата

- Вы в свое время работали с Путиным. Как вы считаете, был ли шанс у него построить в России демократическое государство на заре его президентства?

- Путин был одним из моих подчиненных когда-то, когда я работал в Ленинграде. Я его, честно говоря, даже не помню, потому что там сотни сотрудников были, он был одним из них. Путин продвинулся, благодаря своим определенным личным качествам. Один американский специалист по русским делам сказал, что он мудрый, хитрый и грешный. То есть вот это соединение личных качеств в какой-то мере обеспечило ему продвижение. Но это не самое главное. Главное, что держит нынешнюю власть в относительном порядке, это экономика, и, прежде всего, завышенные цены на нефтепродукты и сырье, которыми Россия богата, и это, в сущности, основа нынешнего российского экономического и политического относительного спокойствия.

- У нас тут как раз любят обсуждать, что цены на нефть на мировом рынке падают, и поэтому Россию может ждать развал или социальные бунты. Считаете ли вы, что это возможно?

- Я считаю, что этого нельзя исключать, потому что народ российский терпелив, это известно исторически, но есть определенные границы, за которыми уже дальше жить невозможно. Но пока на сегодняшний день я не вижу революционных настроений в России. Есть, конечно, оппозиция, но она не сильная. А те оппозиционеры, которые слишком крикливы и шумны, вроде Бориса Немцова, вы знаете, как они кончают.

- Вы сказали, что революционных предпосылок нет. Как далеко в таком случае может зайти этот режим в России? Сколько еще лет он может продлиться, и может ли дойти до массовых репрессий?

- Этого нельзя исключать, но сегодня все-таки в России другое поколение. Мое поколение - это те, которые вышли из объятий диктатуры, наш жизненный путь был, в общем, непростой. Но молодое поколение сегодня имеет гораздо больше возможностей, если им что-то не нравится, они могут уехать, в конце-концов. Но внутри страны, люди, которые привязаны к своей стране по разным причинам, могут сплотиться, и если наступят действительно тяжелые времена, они могут пойти на серьезные изменения в существующем строе.

Народ российский терпелив, это известно исторически, но есть определенные границы, за которыми уже дальше жить невозможно

- Многие говорят, что Путин в КГБ работал в качестве оперативника, поэтому тактическое мышление у него развито сильнее, чем стратегическое. Он может спрогнозировать все на один-два шага, но не более. Вы, как человек, который руководил его работой, как считаете, насколько оправдано такое мнение?

- Я думаю, что это мнение имеет право на существование. Путин, в сущности. работал только в Дрездене, бывшая ГДР. И не имел никакого отношения к дальнейшим действиям в разведывательной области. Но он проявил себя хорошим организатором. Я помню Собчак - бывший мэр Ленинграда - обратился ко мне и спросил, не могу ли я ему помочь найти кого-нибудь в администрацию в Ленинграде, который бы был работником КГБ. Я ему назвал пару фамилий, он сказал: "Нет, это слишком высокопоставленные. Мне надо небольшого человека". Я ему не мог назвать, но он сам наткнулся на фамилию Путина, который был когда-то его студентом в университете.

Вот он его и взял в качестве помощника, и вот с этой позиции пошел рост Путина. Когда в России были тяжелые времена, особенно с продовольствием, Ленинград в этом смысле был в относительно благополучном состоянии. И Ельцин как-то раздраженно спросил: "А что такое, почему в Ленинграде ситуация лучше, чем в Москве и вообще в России?" Ему ответили, что там хороший помощник мэра, очень деловой и активный. "Пусть он тогда сюда приезжает", - сказал Ельцин. Вот так Путин оказался в Москве в управлении Кремлевской администрацией, а оттуда уже пошла его карьера. Там уже другие были причины, связанные с его карьерным ростом.

- Мы тут, в Украине, часто гадаем, зачем ему все это надо: он вторгся в Сирию, полез в Украину… Вы, как эксперт, могли бы оценить, что он делает, чего добивается?

- Начнем с Сирии. Дело в том, что сирийское руководство всегда было близко к кремлевским делам. Нынешний президент Сирии и его предшественник были связаны с Россией многосторонними узами. И Россия в этом смысле проявляет большую лояльность по отношению к тем, кто был всегда верен России. Поэтому они так стоят жестко на защите нынешнего руководства Сирии.

Пропагандистская истерия рассчитана на российский народ, и вызывает у многих в России чувство веры в то, что Путин знает, как защитить Россию, ее суверенитет и ее права на международной арене

А что касается Украины, то тут более сложный вопрос, потому что Украина - бывшая часть Советского союза распавшегося. Кстати, распад этот Путин назвал "величайшей геополитической катастрофой". Украина - это более сложное дело, и, конечно, в России очень обеспокоены тем, что там происходит. Тем более, учитывая то, как громогласно об этом говорит российская пропаганда, Запад продвигается все ближе к российским границам, сейчас они уже в Прибалтике начинают окапываться, ну и Украину ждет то же самое. То есть вот эта своеобразная пропагандистская истерия рассчитана на российский народ, и соответственно вызывает у многих в России чувство веры в то, что Путин знает, как защитить Россию, ее суверенитет и ее права на международной арене.

- Пропаганда рассчитана на рядового потребителя, а со стороны самого Путина - это попытка удержать власть?

- Да, конечно, я думаю, что в этом смысле нынешнее руководство в основном заинтересовано в том, чтобы остаться у власти, и продержаться как можно дольше.

- Пока в России боятся угрозы Запада, в Украине нам кажется, что Запад очень инертно относится к этой агрессии: очень долго думали с санкциями, не спешат оказывать Украине военную помощь. Вы, находясь в Штатах, как думаете, с чем это связано?

- Мы живем в ядерном веке, поэтому любые действия со стороны Запада или России в отношении друг друга, выходящие за рамки более менее нормальных отношений, чреваты серьезными последствиями. Поэтому США стараются укрепить свои позиции в Восточной Европе, в частности, сейчас в Прибалтике, и в Украине тоже. Но тем не менее они не готовы и не имеют ни малейшего желания учавствовать в каком-то военном конфликте с Россией, потому что это могло бы быть просто безумием и самоубийством для всего мира.

Включение Олега Калугина в студии Обоз-ТВ

- Если исключить ядерный потенциал, как бы вы оценили российскую армию в глобальном смысле, сравнивая ее с армиями других стран не количественно, а качественно, технологично?

- Мне трудно судить об этом из США, но, я думаю, что сегодня российская армия не так сильна, как она была когда-то (я не беру годы Второй мировой войны), когда патриотизм и идеология во многом определяли состояние Вооруженных сил и всего общества. Сейчас, как говорят, идеологии в России не существует, остались так называемые национальные интересы, но как их представлять, как их защищать остается в поле дискуссий политической элиты.

- У нас часто говорят, что в Украине много внедренных агентов российских спецслужб: в органах власти и в силовых органах. Могли бы вы нам вкратце рассказать, как происходит процесс внедрения агента, и можно ли его как-то выявить? Существуют ли типичные ошибки, или все очень индивидуально?

- Украина, как бывшая составная часть Советского Союза, всегда имела довольно сильные органы безопасности, тем более в Украине проблемы национализма всегда существовали. Поэтому Украина, в том числе, и Прибалтика, хотя в меньшей мере, были составной частью органов нацбезопасности СССР, и они там вербовали своих людей, создавали собственные блоки сочувствующих. И эти люди после раскола СССР многие из них уехали или ушли из жизни вообще, но тем не менее, какой-то костяк остался, и Россия несомненно пытается использовать их в своих интересах.

- Существуют ли типичные ошибки шпионов, или все очень индивидуально?

- Это индивидуально. Я думаю, что вы представляете, что тому, кто работает в разведке, нужно держать спокойное лицо, не высовываться, делать свое дело и в то же время выполнять официальные функции, возложенные на тебя по прикрытию.

Люди, которые выполняют секретные функции, как правило, ведут себя очень спокойно, не привлекая внимания ни прессы, ни общественности

Я сошлюсь на свой опыт: я проработал в США как сотрудник разведки 12 лет. И все было нормально, потому что я действовал в соответствии с полученными знаниями в разведшколе, но и сумел приспособиться к реалиям Америки. И даже был избран, что выглядит парадоксально, сопрезидентом ассоциации журналистов, аккредитованных при ООН. Моя активность как журналиста привлекла внимание, и я получил такую интересную должность.

- То есть, скорее всего, нам стоит шпионов искать не среди активных политиков, которые много разговаривают, а среди тех, кто себя тихонечко ведет и делает свою работу?

- Да. Люди, которые выполняют секретные функции, как правило, ведут себя очень спокойно, не привлекая внимания ни прессы, ни общественности. То есть они действуют, не выдавая ни коим образом свою причастность к органам разведки или контрразведки.

Наши блоги