УкрРус

Украинцы в Крыму в один момент стали никем

  • Украинцы в Крыму в один момент стали никем

Из оккупированного Крыма поступает противоречивая информация. С одной стороны, говорят о множестве разочаровавшихся в новой российской "власти", о массе проблем, с которыми столкнулись жители полуострова. С другой стороны, крымчане заявляют о том, что всем довольны и только сейчас стали жить по-настоящему.

С просьбой рассказать о том, что на самом деле происходит в Крыму, "Обозреватель" обратился к протестантскому священнику из Симферополя Руслану Зуеву, только что покинувшему полуостров.

Предлагаем вашему вниманию избранные фрагменты пресс-конференции.

-Оценки ситуации в Крыму совершенно противоречивые. Чему верить?

-Люди, которые говорят, что все хорошо и им все нравится, находятся в состоянии эйфории. Люди думают, что Россия пришла и их теперь спасает. Но с каждым днем можно увидеть все меньше улыбающихся людей. Социальные трудности, трудности финансового характера дают о себе знать. Люди не так счастливы, как раньше.

Первые две недели люди были счастливы, довольны. Но когда те обещания, которые были озвучены, не были выполнены, народ, конечно, поменял свою точку зрения. Даже русское население – не украинцы и не татары - предъявляет претензии.

-Может быть, это только временные трудности и все еще наладится?

-Наблюдая последние два с половиной месяца за тем, что происходит, я не вижу, чтобы что-то налаживалось. Все идет к ухудшению. Если взять социальную сферу Крыма, мы можем увидеть, что не все так радостно. Цены растут, медикаменты очень дорожают. Если вы пересчитаете пенсии в рублях в гривни, то вы не увидите особого улучшения, как нам обещали. Человеку, у которого нет паспорта и вида на жительство, очень сложно зарабатывать деньги, обустраивать свой быт, получать пособие.

-По вашим наблюдениям, есть ли сегодня в Крыму власть?

-Власть на сегодняшний день как будто бы есть, она существует, она собирается, она говорит, выступает по телевидению. Но прогуливаясь по городу – я бывал во всем Крыму – я не видел, что власть работает. Например, при мне на железнодорожном вокзале остановили человека, который приехал из Луганска. Когда местная самооборона попросила у него показать документы, он спросил: "Кто вы такие? Покажите документы". Они показали какую-то бумажку формата А4 в каком-то затертом файлике. Он сказал: "Вызывайте кого-то еще, я вам не верю". Пришел полицейский в форме РФ. Он вытащил свой гражданский русский паспорт и такую же бумажку А4 в целлофановом файлике. Человек попросил показать удостоверение. Ему говорят: у нас сейчас удостоверений нет, мы над этим работаем.

Извините, но человек, который ходит в форме с оружием по городу Симферополю, не имеет даже разрешения на оружие. Нет никаких документов, как должно быть в полиции. То есть любой человек может купить себе форму, распечатать себе копию листочка и делать все, что хочет.

-Откуда у них оружие?

-Я не знаю, но я видел, что у них есть оружие.

-Они его применяют?

-Не слышал. Но раньше, когда только пришли русские, они его применяли. Были даже убийства.

-Кого?

-Когда был захват военных баз.

-Как насчет украинцев, насчет людей, которые не пожелали принять российское гражданство и которые хотят говорить по-украински?

-(пауза) Представьте себе, что вы утром проснулись и вы стали никем – в один момент. Вы не можете получить свою пенсию, вы не можете получить пособие. Вы никто, вас не существует. Если вы не приняли российское гражданство, у вас есть только один выход – уезжать. Люди оставляют свои дома, хозяйство, люди уезжают за границу, люди уезжают на материк, потому что у них больше нет надежды.

Были случаи, когда людям, не имеющим российского гражданства, отказывали в инсулине. Им сказали: вы граждане другой страны, пускай вам Украина помогает. Мне звонил один пенсионер-инвалид, лежачий больной. Он сказал: "Что мне делать? Я не хочу принимать российское гражданство, а мне говорят – езжай в Херсон, получай свою пенсию". Как мы можем поднять лежачего человека и отправить в Херсон?

Если у тебя нет паспорта, то ты не можешь решить вопросы со своей недвижимостью, потому что ты гражданин другого государства. Все эти люди оказались в страшном плену, потому что – первое – нет никакого уважения к тем, кто так живет. Второе – вы ни в коем случае не можете говорить на украинском языке. Конечно, люди реагируют более или менее, но в Севастополе вы точно не можете говорить по-украински.

-Если человек заговорил на украинском, что с ним будет?

-Его могут побить, его может арестовать местная самооборона или полиция.

-А местные жители?

-Агрессивно настроены. Не все, но есть такие люди, которые агрессивно настроены. Как будто люди копили эту агрессию годами, и вот пришел день, когда им открыли дверь, чтобы эту агрессию проявить.

Российская Федерация сказала, что она не будет трогать язык, не будет закрывать украинские школы, но, тем не менее, сейчас на уровне отдела образования в Крыму они принимают решение о том, что украинский язык будет факультативным. То же самое касается и крымскотатарских школ.

-Если человек говорит на крымскотатарском языке?

-Я видел, когда полиция предъявляла какие-то претензии. Есть такой район в Симферополе – Центральный рынок. Я видел, как полиция остановила крымскотатарского парня и предъявила ему претензии.

Еще хочу рассказать о безобразном поведении гаишников. Поздно вечером я увидел из окна машины такси с крымскотатарским водителем и три полицейские машины. Они вели себя ужасно. Один пробивал колесо. Когда я спросил у водителя, что это за поведение, он говорит: "Нас просто вытесняют".

-Вы наверняка слышали речь Президента Украины во время церемонии инаугурации. Петр Порошенко подчеркнул, что Крым был, остается и будет украинским. Как такие заявления воспринимаются сегодня в Крыму? Действительно ли часть жителей полуострова сегодня надеются на его возвращение в состав Украины?

-Люди надеются, что Крым станет Украиной, хотя с 9 мая мы не можем этого говорить вслух, потому что это преследуется по закону. Поэтому люди тихо, на кухне, где-то у себя дома, в сарае заявляют такие вещи. Люди, конечно, хотят. Не скажу, что все, но очень большое количество людей.

-Как работают СМИ в Крыму?

-Есть три местных канала. Если вы когда-нибудь смотрели новости в Беларуси… Все позитивно. У нас все хорошо. Мы не говорим о проблемах. Мы не говорим о том, что у людей есть нужды. Мы не говорим о том, что людям нужно найти инсулин, сделать операцию, даже когда денег нет. Вранья много.

Есть канал "Черноморка", но его сейчас глушат – в последнее время им тоже указывают, что надо говорить. Есть еще крымскотатарский ATR – как я понял, он тоже подвергается давлению. Но я хочу поблагодарить ATR –во время всех событий в Украине они говорили только правду и даже иногда вещали по-украински в Крыму, чего никто никогда не делал. Теперь они совсем поменялись, потому что, видать, есть какое-то давление.

Но правды очень мало. Все очень наиграно - как в Российской Федерации.

-А как насчет интернета? Не отключают?

-Интернет не отключили, но мы слышали, что они уже контролируют Facebook и Twitter. Знаю, что они уже занялись некоторыми кабельными каналами – это вы можете показывать, это вы не можете показывать. Поэтому люди смотрят то, что могут, через интернет.

-Курортный сезон. Он сорван или он не сорван?

-Я вам скажу по тому, что я видел на пляжах. Очень мало народу. Мало народу на вокзале. Возьмите даже Симферополь. Уже июнь месяц. Обычно в это время туристов очень много. Но сейчас такого не наблюдается. Кроме того, поезда задерживаются на 4-5 часов и отправляются с опозданием в 2-3 часа. Многие поезда просто отменили. Например, из Киева отменили 40-й, 28-й – очень популярные поезда. Остался только 12-й, недешевый.

На пляже очень мало людей. Многие магазины закрылись, Макдональдс закрылся. Ничего не работает. Туристов такая перспектива не очень привлекает.

-Кто же рискует сегодня отдыхать в Крыму?

-То, что я видел и слышал – это в основном русские. В прошлые годы было очень много иностранцев, можно было услышать иностранную речь. Сегодня все порта закрыты по закону об оккупации, и теперь большие лайнеры не будут приходить в Ялту. Я не знаю, как ялтинский порт будет зарабатывать.

-Чем занята сегодня ваша миссия?

-Очень много людей нуждается в помощи. Мы продолжаем помогать людям в Симферополе, давать продукты питания, медикаменты, насколько мы можем. Наш офис пока открыт, хотя ФСБ знает, где он. Мы оказываем разные медицинские услуги – у нас есть врачи. На сегодняшний день многие международные организации уже не работают так, как раньше, и осталась только наша миссия.

Людей нужно спасать, потому что есть семьи, которые хотят выехать из Крыма. У них даже нет денег, чтобы перевезти свои вещи. Например, чтобы вывезти вещи в Луцк, нужно заплатить 9 тысяч гривен. Если кто-то готов помогать в этом плане, я готов сотрудничать. Этих людей надо спасти.

-Вы вернетесь в Крым?

-Я не могу вернуться в Крым. Я хочу, но я не могу, потому что я чувствую, что мне угрожает опасность. Последний месяц мне звонили почти каждые три дня какие-то люди, угрожали, говорили разные гадости о моей жене и дочери. И то, что ФСБ стало интересоваться мной – это не очень хорошая перспектива для меня как для украинца. Я люблю Украину, и для меня Крым всегда будет Украиной.

Я молюсь о том, чтобы все было как раньше. Чтобы люди понимали, что должен быть мир. Чтобы люди не говорили ложь друг о друге. Сейчас киевляне говорят о том, что крымчане предатели, что они все перешли на сторону России. В Крыму говорят: "Там бандеровцы, которые хотят нас убить". На самом деле и те, и другие в какой-то мере неправы. Везде есть хорошие люди.

Надо поддерживать друг друга и приносить мир, насколько мы можем.

Наши блоги