УкрРус

Постпред Украины в ООН: Крымчане проголосовали, не подумав, что теперь их детей отправят в горячие точки

Читати українською
  • Постпред Украины в ООН: Крымчане проголосовали, не подумав, что теперь их детей отправят в горячие точки
    Обозреватель/EPA

Трансляции заседаний Совета безопасности ООН, посвященные украинскому вопросу, по рейтингам уже вполне могут соревноваться с политическими ток-шоу. Даже следование дипломатическому этикету высшего ранга подчас не помогает представителям стран сдерживать эмоции, вызванные перекручиванием информации о происходящем в Крыму и Киеве постпредом РФ Виталием Чуркиным.

Украинскую позицию на Совете безопасности ООН отстаивает Постоянный представитель Украины при ООН Юрий Сергеев, дипломат с более чем 20-летним стажем. Работал в Министерстве иностранных дел Украины, Администрации Президента, был советником-посланником в Посольстве Украины в Великобритании, послом в Греции, Албании, Франции, Багамском Содружестве, постоянным представителем Украины при ЮНЕСКО. Последние семь лет является Постоянным представителем Украины при ООН и находится в Нью-Йорке.

"Обозревателю" удалось поговорить с Юрием Сергеевым на следующий день после уже восьмого по счету заседания Совбеза ООН, на котором обсуждался вопрос военной интервенции России в Крыму и аннексии полуострова. В напряженном графике постпреда его пресс-служба выкроила 10 минут, однако телефонное интервью длилось в итоге более получаса.

Есть ли у ООН механизмы для урегулирования крымского конфликта, могут ли быть введены миротворческие войска на спорную территорию и как в Организации Объединенных Наций воспринимают ту часть крымчан, которые с радостью отреагировали на новость о присоединении полуострова к России? Ответы Юрия Сергеева.

На этой неделе прошло восьмое заседание Совета безопасности ООН, посвященное событиям в Крыму. Мы все видели, что позиция России не изменилась. Какие инструменты остались у Совбеза ООН, чтобы остановить уже фактически осуществленную аннексию Крыма Россией?

Вопрос сложный. Вы видели восьмой раз, что Украина имеет в Совете безопасности полную поддержку. Россия со своей позицией остается наедине со своими вымыслами, домыслами, неправдой.

Совет безопасности, к сожалению, в этой форме, в которой он существует после Второй мировой войны, не способен мгновенно решать возникающие проблемы. Вспомним недавнее голосование по Сирии, когда Россия несколько раз накладывала вето на введение миротворческих сил ООН. К чему это приводило? Это приводило к новым тысячам жертв. Никто не смог ничего этому противопоставить, кроме санкций.

В нашем случае очень важна международная политическая и моральная поддержка. Ее демонстрация предопределяет решения отдельных государств и организаций - таких, как ЕС - о введении дополнительных мер для того, чтобы остановить агрессора либо экономическими способами, либо политическими. Вот в чем основная ценность такого рода заседаний.

Прежде, чем перейти к заседаниям более высокого уровня - Генеральной ассамблее - нужно пройти все этапы в Совете безопасности. В частности, таким этапом была попытка принять на предыдущем заседании резолюцию по Крыму, которую в итоге заветировала Россия. Тем самым РФ открыла нам путь на Генеральную Ассамблею.

Генассамблея по нашему обращению будет созвана в следующий четверг, 27 марта. В ее повестке будет пункт, касающийся предотвращения конфликтов. К сожалению, в начальной форме предотвратить конфликт не удалось, но Объединенные Нации могут предотвратить его дальнейшее разрастание. Такая угроза, как мы видим, есть. Мы готовимся к заседанию, готовимся с партнерами, рассчитываем на их поддержку. Вот в принципе тот план, который мы себе поставили на ближайшие дни.

Генассамблея ООН уже сможет преодолеть вето России на резолюцию по Крыму?

Да, процедура предполагает, что резолюция может приниматься минимальным большинством присутствующих на заседании и тех, кто берет участие в голосовании.

Что будет означать принятие резолюции Генассамблеей? Какого развития событий стоит ожидать?

Будут приниматься другие меры, которые есть в инструментарии ОНН. Будут новые обращения, вытекающие из резолюции, над текстом которой еще идет работа.

К сожалению, решение о введении миротворческого компонента ООН принимается на Совете безопасности. Вот здесь и есть проблема использования права вето, подход к которому нужно реформировать.

Решения ООН в нашу поддержку дают основания многим странам пересматривать свое отношение к России и тем самым в некотором смысле останавливать РФ

Сейчас параллельно работают две большие группы стран ООН по реформе всей системы Организации Объединенных Наций. И нынешний кризис, и все предыдущие кризисы показали, что если мы хотим сохранить ООН и сделать организацию более эффективной – а пока это единственный универсальный орган – реформы необходимы.

В первую очередь нужна реформа самого принципа использования вето. На Генассамблеи в прошлом году президент Франции - одной из пяти стран - постоянных членов, имеющих право вето – предложил не применять вето в случаях, когда это угрожает жизни людей и серьезно влияет на безопасность. Тогда речь шла о Сирии. Но и в нашем случае, его слова абсолютно справедливы.

Только благодаря мужеству ребят в украинской армии и милиции, в Крыму не было военного противостояния. Хотя ситуация была на грани. Все дискуссии в Совете Безопасности, в Генеральной Ассамблее ставят ребром вопрос о необходимости реформы главного органа, призванного обеспечивать безопасность. К сожалению, мы видим, что в нашем случае, как и в других конфликтах, эффективность недостаточно велика.

Но мне бы не хотелось, чтобы это воспринималось как беспомощность ООН вообще. Принимаемые решения даже в случае наложения вето дают правовое основание для задействования более эффективных механизмов. Я имею в виду региональные структуры. Если, например, мы говорим о конфликтах в Африке, Африканский союз кажется более эффективным, чем ООН.

Решения ООН в нашу поддержку дают основания многим странам пересматривать свое отношение к России и тем самым в некотором смысле останавливать РФ. Вспомните, последние заявления Японии. Также позицию Китая, который воздержался при голосовании за резолюцию по Крыму на Совбезе ООН, нужно рассматривать как поддержку, а не нейтралитет.

Международная поддержка уже пришла в Украину – мы видели работу совместной комиссии и возобновление ранних договоренностей об экономическом сотрудничестве. Это все – следствие подобных обсуждений и фактически единогласной поддержки Украины. В этом я вижу ценность того, что происходит в ООН.

Иногда даже не сама резолюция важна, а важно то отношение, которое демонстрирует мир. Вот в этом сила.

Какова вероятность того, что ООН или НАТО могут ввести миротворцев в Крым? Идет об этом речь сейчас?

Введение миротворцев ООН, как я говорил, - это сложный процесс. Решение должно приниматься на Совете безопасности, где Россия может применить свое право вето и заблокировать его, как она и поступила в отношении Сирии.

Но то, что можно сделать, уже делается. ООН направила мониторинговую группу по соблюдению прав человека в восточные регионы Украины. Пока в Крым не пускают. Тем не менее, эта группа уже сделала свои заключения о неправомерности и фальшивости аргументов, которые приводила российская сторона, обосновывая введение войск в Крым для защиты русскоговорящих. В выводах группы определено, что ничто не угрожало правам русскоязычных в Крыму.

НАТО ориентируется на сигналы, которые идут от ООН, те сигналы, которые говорят о справедливости нашей позиции и несправедливости оккупации, аннексии полуострова.

Мы не являемся членами НАТО, но мы подписали Хартию, и можем рассчитывать на ту или иную помощь. Я так понимаю, что в этом ключе и идут переговоры с Брюсселем.

В конце концов, мы можем обратиться к статье 51 устава ООН, заявить о необходимости коллективной самообороны и пригласить для оказания помощи не только страны, которые являются членами определенной организации, но и отдельные страны. То есть механизмы есть, и по поводу их сейчас ведутся переговоры и в Брюсселе, и в Нью-Йорке.

Многие эксперты сейчас говорят о том, что Путин готовил свой план аннексии Крыма на протяжении последних 5-6 лет как минимум. Ранее Совет безопасности ООН анализировал такой вариант развития событий и разрабатывал ли какой-то план реагирования?

Совет безопасности не работал в этом направлении. Для многих стало новостью и откровением то, что эта операция готовилась давно. Об этом мало кто говорил, преимущественно говорили только о российском влиянии на принятие отдельных решений бывшим руководством Украины. Отсюда и демонстративное уничтожение армии, сокращение ее потенциала. Сейчас мы понимаем, что это все началось несколько лет назад.

Задача Совета безопасности, к сожалению, не столько заниматься превентивной дипломатией, сколько уже реагировать на случившееся. Аналитические возможности этой организации постоянно находятся под прицелом критики и для этого, действительно, есть причины.

Совет безопасности не заметил такого развития ситуации. В Крыму работали программы ООН, которые были направлены на то, чтобы не допустить межнациональных, межрелигиозных проблем. Они были запущены по нашей просьбе. Они коснулись более 400 населенных пунктов в Крыму. Но, к сожалению, они касались вопроса военной защиты Крыма, а нужно было увидеть иную необходимость - развития полуострова. Только сейчас мы и наши партнеры начали говорить, что лучшей судьбой для Крыма было бы, если бы он был полностью демилитаризирован, был зоной отдыха. Но мы только сейчас пришли к этому пониманию, к сожалению.

В Крыму на самом деле очень многие жители приветствуют вхождение российских войск на полуостров и присоединение Крыма к России. В Симферополе устраивают по этому поводу праздничные народные гуляния. ООН учитывает тот фактор, что определенная часть населения Крыма не рассматривает Россию как агрессора и действительно приветствует аннексию?

В ООН сделан анализ того, что там происходит. Первые аналитические выводы сделали Верховный комиссар по правам человека и специальный комиссар ОБСЕ по правам человека. Они оба прекрасно знают этнический, социальный состав республики Крым. И понимают, что те, кто радуются на площадях, - это, в основном, люди пенсионного возраста, отставники, активисты отдельных партий и групп, люди, которые находятся в эйфории.

Также комиссары заметили, что в референдуме не принимала участия другая часть населения Крыма. Бойкотировали его крымские татары – это 300 тысяч человек. Даже если лишь половина из них имеет право голосовать, это значительное количество людей. Полмиллиона украинцев также бойкотировали референдум. Да и сомнительно, чтобы все этнические русские так уж поддерживали присоединение.

Выводы Совета безопасности звучат таким образом: референдум был сфальсифицирован, то, что показывают российские каналы – это избирательная пропаганда. В Крыму не берутся во внимание мнения представителей остальных этнических групп.

Постепенно люди в Крыму начинают понимать, что не все так просто в их решении. Эйфория пройдет

В то же время телеканалы "Аль-Джазира" и CNN, которым удалось попасть в Крым, демонстрируют другую, абсолютно не праздничную картинку. Они показывают вооруженных людей, которые стоят возле каждого дома и избирательного участка. Все это и приводит к печальным выводам – что весь референдум проведен на штыках.

Люди сейчас потихоньку приходят в себя и начинают понимать, что старики проголосовали за присоединение, не подумав, а нужно ли это их детям, внукам, которые будут теперь служить на Кавказе, в других горячих точках. Теперь задумались и люди, которые рассчитывали на материальную помощь – в первую очередь, женщины, которые вот-вот будут рожать. В России несколько иная ситуация по поддержанию материнства.

Есть проблемы и иного порядка. Например, с украинскими ВИЧ-инфицированными. Им нужно продолжать помогать медикаментами, которые разрешены в Украине, но запрещены в Российской Федерации. Как им помочь - будем решать с ООН.

В этой агрессивной эйфории от россиян поступают все новые предложения о возвращении исторических земель

Постепенно люди начинают понимать, что не все так просто в их решении. Эйфория пройдет. Уже сейчас в очередной раз начинают отбирать землю у крымских татар. А что дальше?

У одних, которые приехали туда недавно, – торжество, а у других, которых уже несколько раз выгоняли оттуда и при Российской империи, при Советском Союзе, - печаль. Теперь им вновь могут говорить: или вы с Россией, или уходите отсюда прочь. Не думаю, что это время для веселья.

ООН ожидает эскалации военного конфликта или вы считаете, что острая фаза уже позади?

ООН пытается остановить возможное развитие конфликта, потому что угроза распространения агрессии сохраняется. Мы видим увеличение военного присутствия на наших восточных границах в нарушение всех договоренностей в рамках ОБСЕ. Главное на этом этапе – остановить агрессию. Политики в России, в Госдуме уже говорят – вот теперь мы не должны на этом останавливаться, мы должны идти дальше. Теперь даже Прибалтике угрожают, балтийским странам. В этой агрессивной эйфории поступают все новые предложения о возвращении исторических земель.

Теперь, после решения Совета Федерации Российской Думы, аннексия завершилась, статус Крыма как аннексированной, временно оккупированной территории стал очевидным. Это иной правовой статус. И ООН вынуждена по нашему требованию работать в этом режиме.

По вашему мнению, остается опасность военного вторжения России на территорию востока и юга Украины?

По крайней мере, Россия это демонстрирует. Идет агрессивная пропаганда на грани паранойи. Мы слышим заявления некоторых российских политиков и ведущих российских телекомпаний. Они уже и США хотят превратить в радиоактивных пепел. Это какое-то сумасшествие.

ЕС и США ввели санкции против российских и украинских чиновников, в том числе против бывших первых лиц Украины. При этом нет санкций относительно президента России Путина. Как Вы считаете, почему ни США, ни ЕС не вводят санкции против него лично?

Ситуация с санкциями вызывает сомнения. Законом Соединенных Штатов запрещено разглашать фамилии людей, против которых принимаются индивидуальные санкции. Откуда взяли вообще какие-то имена членов Государственной Думы, мне неизвестно. Это даже как-то комедийно выглядит.

На самом деле, насколько нам известно из американской прессы, санкции были применены не к 7, и не к 17 чиновникам. Там списки большие.

Насколько большие? Сто, двести человек?

Разные цифры звучат, неизвестно, какая из них правильная. Но это сотни человек.

Другое дело, санкции, которые направлены на страну в целом. О них и ЕС, и США Россию предупреждали на всех этапах российской агрессии. После завершения аннексии, очевидно, будут предприняты санкции иного порядка, которые будут касаться всей страны.

Все-таки могут быть санкции по отношению к Путину лично?

Это не ко мне вопрос.

Наши блоги