УкрРус

Экс-замкомбата керченских морпехов: за год я стал "бандеровцем"

  • Алексей Никифоров
    Алексей Никифоров
    Скриншот с видео Владимира Богданцева

Заместитель командира 501 Керченского батальона морской пехоты Алексей Никифоров год назад во время телемарафона на телеканале "1+1" вывел на чистую воду и.о. министра обороны Игоря Тенюха.

"Обозревателю" удалось встретиться с Никифоровым, переехавшим после аннексии Крыма в Киев, где он поступил учиться в одно из военных высших учебных заведений. Нам удалось пообщаться с майором в перерыве между лекциями.

- В прошлом году вы были единственным, кто осмелился сказать и. о министру обороны то, о чем говорили разве что на кухне. Утром следующего дня вы проснулись "звездой". Как вы себя чувствовали при этом?

- "Звездой" - это сильно сказано. То состояние, которое я испытывал, было совсем не звездное. Диалог, который состоялся у меня с Тенюхом , был как крик. Кто-то расценивает его как слюнтяйство, кто-то - наоборот. Буквально сразу появилось много комментариев в соцсетях. Те люди, которые имеют отношение к армии, все понимали. Некоторые из тех, кто не имеет, оценивали негативно. Но негативных комментариев было немного. На тот момент, когда произошел этот диалог, уже почти во всех боеспособных частях в Крыму был поднят российский флаг - оставался лишь Феодосийский батальон. Поэтому, когда и.о. министра заявил в прямом эфире, что с каждым командиром у него есть связь, меня это сильно возмутило. Я вообще собирался спросить о том, как будет организован выход части. Меня интересовало, как вывезти архив. Ведь история – это люди в будущем. Пройдет время, военнослужащим понадобятся справки, еще какие-то документы, поэтому архив – это очень важно. Если бы он остался в Крыму, его просто бы выбросили и все. Кроме того, хотелось показать, что "Україна незламна". Вот так и состоялся этот диалог. Другой вопрос, что он получился не совсем корректным.

- После этого разговора были ли применены к вам какие-то репрессии со стороны Министерства обороны Украины или руководства? Вы все-таки выступили против и. о. министра?

- Если бы были какие-то репрессии, я бы здесь с вами не разговаривал. Пока на данный момент мне никто никаких палок в колеса не вставлял.

- Как вы считаете, что нужно было сделать, чтобы аннексии Крыма не произошло?

- Сейчас все воспринимается по-другому. Эта аннексия готовилась не один год, в это вкладывались деньги. Многие говорят, мол, если бы не было Майдана, то не было бы и аннексии. Но подчеркну, это все делалось заранее. Саботировалось, ломалось и так далее. Если брать отдельно ситуацию, сложившуюся вокруг воинских частей, то в законодательстве не было ничего, что могло примениться к этим ситуациям, которые сложились вокруг наших частей в Крыму. Некоторые говорят, мол, почему не стреляли. Мы не имели ни морального, ни юридического права применять оружие. В Уставе говорится, что оружие можно применять лишь тогда, когда есть угроза твоей жизни и жизни окружающих - и ничего предпринять нельзя. Не было объявления войны. Более того, готов сказать, что если бы в той ситуации государство, именно государство, не народ, не отвернулось бы от Крыма, всё было бы по-другому. Тенюх в одном из интервью тогда сказал, что он собирался в Крым, но его не пустили. Можно было в каждую часть отправить представителя властей, чтобы они присутствовали, чтобы командир чувствовал, что за ним стоит государство, тогда была бы совсем другая ситуация. Командир бы тогда сто раз подумал - поднимать российский флаг или нет. Возможно, мы бы до сих пор сидели бы в осаде, нас кормили бы волонтеры, но это уже совсем другой коленкор.

- Из вашего батальона много людей осталось в Крыму?

- На момент оккупации в батальоне было 360 человек. Вышло из Крыма – 64. Это не говорит о том, что все остались в Российской Федерации служить. Некоторые из них просто забрали документы, стали на учет в военкомат, но ушли на другую работу.

- Когда вы выехали на материк?

- Мы выехали с семьей 8 апреля 2014 года. Накануне, 7 апреля, когда уже не было интернета в квартире, не было украинских телеканалов, мы целый день смотрели российское ТВ. Знаете, что там показывали? Вот когда у вас был Майдан, нам показывали разрушенный Киев, огонь и пламя, потом говорили, что, мол, Коломойский забрал депозиты на восстановление Майдана и так далее. Помню, когда мы уже собирались и я, насмотревшись телевидения, спросил жену: "Наталья, может я делаю что-то не так? Останови меня. Нам показывают, что в Украине разруха, а в России все чудесно, может, останемся?". Она сказала, что все правильно. Мы переехали в Киев, оставив в Керчи две квартиры. У нас были две сумки с детскими и нашими вещами, да еще рюкзак с моей формой.

Год назад. В Киеве, на Майдане

Читайте:В Крыму осталось около 14 тыс. украинских военных - Селезнев

- Сейчас вы живете в Киеве на съемной квартире?

- Мы живем в институтском общежитии. Старший сын Даниил – ходит в школу, а младшей Дарье – три года.

- Даниил понимает, что произошло с Крымом?

- Не совсем. В школе, перед отъездом в Крыму, его все время спрашивали, когда мы уже уедем. Но того, что с Крымом произошло, он пока не понимает.

- После того, когда вы переехали в Киев, вы общаетесь с теми, кто остался в Крыму?

- Как перестал работать "Укртелеком", все общение нарушилось. Те, кто общался по интернету, сейчас изменили ники и стараются на связь не выходить. То ли боятся, то ли им запрещают.

Читайте:В Крыму рейдеры захватили брошенные служебные квартиры украинских военных - Селезнев

- Ваш батальон куда передислоцировали?

- Мой батальон передислоцировали в Николаев (как и Феодосийский батальон). Они проходят там службу, также участвуют в АТО.

- Как вы считаете, когда Крым вернется в Украину?

- Надо сделать так, чтобы Украина стала лучше, чем Россия – в культурном, правовом, экономическом смыслах,- тогда Крым потянется обратно. Я, конечно, не могу сказать о всем и всех, я вижу это со своей колокольни. Полностью информацией не обладаю, поэтому не могу дать реальные оценки. В любом случае, мне бы хотелось, чтобы это произошло намного быстрее.

Читайте:Сенченко: в Крыму наступил 1937 год

- Что у вас изменилось за этот год?

- Изменилось мое мировоззрение. Изменилось представление о различных исторических фактах. Я раньше на все смотрел с того ракурса, с которого мне преподавали еще в Советском Союзе. Стереотипы были заложены еще тогда и ситуации оценивались по-другому. Вот уже после Майдана, оккупации Крыма, все изменилось на 180 градусов. Меня многие спрашивали, мол, я был таким пророссийским (я сам из России), а теперь стал бандеровцем, или даже называют руководителем "Правого сектора"... Так вот, я и говорю, для того, чтобы изменить мировоззрение, надо признаться, что ты был рабом чьих-то стереотипов. Бывает так, что, кажется, что все знаешь, а выходит, что все наоборот. Сейчас все по-другому воспринимается. История УПА, Бандера, Шухевич. Когда ко мне домой пришли те, которых я не звал, тогда все стало восприниматься по-другому.

Читайте:Сенченко: оккупанты считают всех крымчан папуасами, ненадежными с точки зрения путинского режима

- Как вы считаете, какое будущее у батальона, в котором вы служили?

- Сейчас хотелось бы создать такой батальон, чтобы это была действительно элита, чтобы люди приходили и тренировались. Чтобы это были добровольцы или контрактники. Это особенно актуально сейчас - после того, как люди, пройдя АТО, будут чувствовать себя чужими на этом празднике жизни и могут столкнуться с тем, что они никому не нужны. Хотелось бы, чтобы они смогли поступить в такой батальон и служить. В Николаеве батальон Военно-Морских Сил Украины ВСУ, в котором я служил, сейчас обновляется. Все, кто хотел бы в него попасть, могут звонить по тел: (097) 327-80-29. Мы должны сделать все, чтобы у нас была победа. Чтобы у нас были такие ВСУ, которым завидовали бы Израиль и США.

Видео - Владимира Богданцева

Наши блоги