УкрРус

Командующий "Півдня" Руслан Хомчак: Сепаратисты купили местных жителей с потрохами

  • Командующий "Півдня" Руслан Хомчак: Сепаратисты купили местных жителей с потрохами
    Из личного архива Руслана Хомчака

"Обозреватель" публикует вторую часть интервью с командующим Русланом Хомчаком. Читайте также начало разговора с генерал-лейтенантом: Падение Славянска – это удар в сердце террористов

Мы не раз становились свидетелями непонятных бюрократических задержек в принятии необходимых решений. Как Вы оцениваете уровень взаимодействия разных силовых структур в рамках АТО?

Взаимодействие было и есть. Дать оценку другим структурам не могу, потому что каждая структура выполняет свои задачи. Я могу судить только по тем операциям, в которых я принимал участие. Принять решение и выполнить его – это процесс, который требует определенного времени.

Поэтому, в начале АТО казалось, что она идет недостаточно активно. Но в это время создавались необходимые условия для операции, и мы в промежуточном итоге получили хороший результат по Славянску с минимальными потерями.

Хотя, к сожалению, во время АТО много потерь, которых, наверное, частично можно было бы избежать. Но это война, а на войне бывают случаи, от которых нельзя застраховаться.

Но были и трагические ошибки. С военной точки зрения, первая операция, в которой погибли альфовцы в Вербное воскресенье (сотрудники подразделения "Альфа" попали в засаду под Славянском. Террористы расстреляли их практически в упор. – Авт.), во многом была неправильно продумана, во многих деталях не разобрались. После этой операции все, конечно, было совсем по-другому.

Хочу подчеркнуть: вооруженные силы играют в АТО ключевую роль. Если бы на востоке не было воинских частей вооруженных сил, то, наверное, не было бы ничего. Потому что сегодня первыми в бой идут наши солдаты. При этом не все структуры сыграли свою роль до конца.

Какие структуры Вы имеете в виду?

Я не увидел на Донбассе милиции за все четыре месяца. Да, они вроде бы есть. Но, например, нас во многих случаях предавала ГАИ. Они видели военную колонну – и сразу же докладывали кому нужно. Они нам не мешали – они нас просто сливали. Точно так же слили и разведроту 25 бригады, которую ГАИ привело прямо в Славянск, а потом исчезло.

Мы все-таки привыкли, что люди в форме должны работать сообща, но там они были против нас. На востоке есть, конечно, и порядочные люди – я не хочу запятнать всю милицию Донбасса, - но там было очень много людей, которых нельзя назвать украинскими милиционерами.

Бой под Волновахой. После него звучали достаточно критические оценки в сторону руководства, в том числе в Ваш адрес, говорили, что нужно было отводить ребят оттуда. Почему так все произошло?

Под Волновахой боя не было. Под Волновахой был расстрел. Я и сейчас все это вижу как перед собой. Обратите внимание: такие же блокпосты, как под Волновахой, ставились не раз, в том числе и этой воинской частью.

Когда они приехали, местное население, которое потом просило прощения, начало их выгонять. Не их первых, на самом деле, блокировали. Нас уже два месяца до этого блокировали в Донецкой области. Но у нас есть задача, которую необходимо выполнить. Другие группы также выходили и выполняли свои задачи - на тот момент мы поставили уже около 60 таких блокпостов в Луганской и Донецкой областях.

Так вот. Бойцы должны были оборудовать блокпост под Волновахой: организовать наблюдение, занять оборону, поставить блоки, оборудовать все в инженерном отношении, расставить технику. Старший блокпоста должен был указать каждому его огневую позицию. Когда мне доложили, что этих военнослужащих блокируют, я сказал: выбрать подходящее место, сместиться чуть вправо-влево, но блокпост должен стоять до последнего! Потом они комментировали: генерал сказал, стоять насмерть. "До последнего" каждый понимает по-своему.

Командир на месте должен был принять решение, учесть все детали – где нужно разместиться, оценить угрозы, определить точно, где населенный пункт, как применять оружие и т.д. Мы, кстати, никогда не размещали блокпосты в населенных пунктах, чтобы местные жители, не дай Бог, не попали в сектор стрельбы. Хотя население нас два дня до этого блокировало. И те люди, которые этим занимались, никуда не делись. Блокпост там до сих пор стоит, и они цветы, венки носят. Они поняли, наверное, что сделали, но, к сожалению, погибших уже не вернешь. А вообще: если бы некоторые не продавались за 100, 200 и даже 50 грн, не выходили на улицы, не ложились под гусеницы наших машин, если бы они нас не предавали, мы бы тогда контролировали ситуацию и не допустили бы такого беспредела. Они нас не пускали никуда. Их сепаратисты купили с потрохами.

Говорят, бронежилетов не хватало. А вы видели: после "боя" показывали, где были бронежилеты. Не на убитых, а они спали на них в машине. Почему спали в машине? Где тот командир, который должен был их проконтролировать? Где тот начальник, который должен был организовать наблюдение и выставить охранение? Они же обязаны были никого к себе не подпускать. А к ним приехали рано утром, вышли из машин и начали их расстреливать. Как так может быть?

Не генерал за них должен был оборудовать блокпост. Я им поставил четкую задачу и обеспечил необходимым для ее выполнения. Потом оказалось, что им привезли бетонные блоки, а местные сказали: мы вас не пустим - и они блоки выгрузили где-то в другом месте. Почему? Блоки везли из Днепропетровска, обеспечили кран. Почему они не начали оборудовать блокпост? Почему два дня сидели на обочине и бездействовали?! Много возникает вопросов "почему"…

Обидно, жалко погибших. Я бы много вопросов задал младшим командирам. Им еще зададут вопросы – проводится расследование. Ближе к ночи командир бригады прислал туда еще усиление с начальником штаба бригады. Но они почему-то утратили бдительность. Почему они не охраняли себя? Приехали 10-15 человек и расстреляли подразделение хорошо вооруженных военных людей. Наверное, они еще не осознали тогда, что приехали на войну. Это обычные доверчивые парни с Волыни, которые считали, что приехали защищать своих братьев на восток. К сожалению, эта доверчивость их и подвела.

Волноваха – это очень горький урок. Солдат должен занять свою позицию, выкопать окоп, потому что он его защитит в бою. Сержант должен поставить задачу каждому солдату и проконтролировать ее выполнение. Офицер должен выполнить свою работу.

Неделю назад напали на другой блокпост. Там иная ситуация. Там не было приборов ночного видения. Противник выдвинулся ночью, снайпера заняли удаленные позиции, которые наши не могли увидеть на таком расстоянии. Когда в четыре утра выехал танк противника, блокпост открыл огонь. Но как только гранатометчик занял позицию, в него сразу же выстрелил вражеский снайпер. Соответственно, танк противника не поражен. Наш снайпер начал стрелять в их гранатометчика, я так понимаю, убил, потому что их снайпер тут же выстрелил в нашего снайпера. Получается, нашего снайпера видно на блокпосту, а того, который ночью занял свою позицию – не видно. И мы вынуждены сражаться в таких условиях.

Насколько у армии есть все необходимое? Один пример. В стране собирали деньги на мобильный номер 565. Собрали около 130 млн грн. На эти деньги начали покупать какие-то непонятные наволочки, простыни, матрасы. При этом не было куплено ни одного бронежилета, ни одного прибора ночного видения…

Я никого не хочу оправдывать – закупаю не я. Но поверьте, нет таких негодяев в армии, которые будут нагревать на войне руки. Я не участвовал и не участвую в распределении денег, которые пришли на этот телефонный номер, но я точно знаю: ни у кого не поднимется рука даже одну копейку украсть. А добрым людям, которые приходят и предлагают перечислить нам деньги на воинскую часть, чтобы мы что-то купили, говорю: ни в коем случае. Если они перечислят деньги, то из-за бюрократических проволочек они к нам могут идти долго. Поэтому я сразу предлагаю им пойти и самим купить то, что сейчас нужнее всего. Мы все подаренное ставим на учет – приборы ночного видения, бронежилеты, снайперские прицелы и так далее.

Когда бронежилеты начали закупать? Их долго не было у военнослужащих.

Да, долгий промежуток был. Но просто так армия не может принять бронежилеты, их нужно проверить. Например, говорят: армия покупает по 4 000 грн бронежилеты, а мы покупаем по 1900 грн. А вы видели: как одни простреливаются, и как – другие? Надежный бронежилет стоит денег, потому что это совершенно другой металл. Армия должна купить бронежилеты для солдат и ответить потом за то, что купила. Хотя бронежилет – это во многом психологический фактор. Процентов 90 наших военнослужащих погибли от попаданий пуль, осколков мин в те части тела, которые бронежилетом не защищены. Бронежилет – это пластина 25 на 30 сантиметров спереди и сзади на спине. Остальное – это все ткань. Есть, конечно, бронежилеты с защитой других частей тела, но в них воевать сложно – это 20 с лишним килограммов веса только самого бронежилета, а еще оружие, экипировка и т.д.

Первые потери у нас были в Мариуполе. Двое военнослужащих батальона территориальной обороны из Днепропетровска погибли в бою, один из них – подполковник, которому снайпер прострелил бедро, попав прямо в артерию. Ему, к сожалению, бронежилет бы не помог. Ранение оказалось смертельным.

Как налажено взаимодействие между батальонами МВД, батальонами территориальной обороны, самим Миноброны? Как вы координируете свои действия?

Нормально.

МВД знает о ваших действиях и наоборот: знают ли они о ваших действиях?

Когда планируем совместную операцию, то знаем, а так у них свои задачи, у нас – свои. Но, если есть необходимость, конечно, взаимодействие есть. Не думаю, что в этом есть какие-то проблемы. Во всяком случае, у нас ни разу еще такого не было, чтобы мы друг другу мешали.

Журналист "Обозревателя" приезжала на прошлой неделе в Днепропетровск и общалась с одним из раненых бойцов. Он должен был идти в батальон "Донбасс" при МВД, но пошел в "Днепр" - ему рассказали, как в бою жертвовали бойцами, чтобы облегчить политическое будущее командира того батальона. Сталкивались ли с комбатом Семеном Семенченко и с батальоном "Донбасс"? Можете подтвердить или опровергнуть эту информацию?

С Семенченко лично не сталкивался и вообще, с батальонами МВД не пересекался. Мне трудно что-либо сказать о них. Но я столкнулся с другим батальоном – это 24 батальон территориальной обороны Министерства обороны Украины, (известный как "Айдар"). Они много грязи вылили на всех.

Что именно?

Совершенно меня не зная, необоснованно обвинили в предательстве. Потому что я якобы им не даю оружие.

Почему Вы им не даете оружие?

Потому что в нашей стране есть законы, и украинская армия строго их выполняет. Мы сформировали в Днепропетровске три батальона территориальной обороны. Они сейчас успешно выполняют задачи.

В Луганской области такой батальон создали по инициативе патриотов, которые хотели защитить свой край, им небезразлична судьба родной земли.

Но это воинское подразделение, а не "бандформирование". Личный состав батальона комплектовался из числа мобилизованных, которые должны соответствовать определенным требованиям: быть гражданами Украины, соответствующего возраста, иметь определенную воинскую специальность, не говоря уже о том, что эти люди не должны иметь судимости.

Костяк батальона состоит из патриотов с Майдана, которые готовы свою жизнь отдать за Украину, честь им и хвала. Когда мы начали комплектовать батальон, вызвались добровольцами проходить в нем службу несколько сотен человек. После соответствующего отбора, принять для прохождения воинской службы, мы смогли чуть больше 60 человек. Все они стали штатными военнослужащими, были экипированы и получили оружие. В то же время, те, кто не прошел отбор, также начали требовать – выдать и им оружие. Но на законных основаниях сделать этого мы не могли.

У нас сформировано много батальонов территориальной обороны, в них служат прекрасные люди, в основном – добровольцы, которые четко выполняют свои обязанности.

Военный конфликт оголил множество проблемных точек Вооруженных сил. С чего, по-вашему мнению, нужно начинать реформирование армии?

Прежде всего, нужно определиться, какую армию мы хотим построить. Исходя из реальных и потенциальных угроз, которые стоят перед нашим государством, необходимо выбрать один путь и пройти его до конца. Мы ни одну реформу армии так и не довели до логического завершения. А все реформы армии - это государственные деньги. Все прежние реформы, которые проводились в армии, не были в достаточной мере обеспечены финансовыми и материальными ресурсами. Поэтому нужно начать с нормального и стабильного финансирования. Я со всей ответственностью заявляю, что в армии сегодня в подавляющем большинстве служат честные люди, которые знают и любят свое дело. А это уже хороший базис для изменений в армии.

Наши блоги