УкрРус

Головаха: оппозиция не сможет организовать массовый протест

Читати українською
  • Головаха: оппозиция не сможет организовать массовый протест

После лишения Сергея Власенко депутатского мандата, оппозиция заявила о намерении кардинально изменить свою тактику. В частности, один из лидеров "Батьківщини" Арсений Яценюк рассказал, что на текущей неделе оппоненты действующей власти будут проводить по всей Украине народные вече.

"Мы контролируем парламент, мы блокируем парламент и не даем им принимать антиукраинские и антинародные законы. Хватит пенсионных реформ, налоговых реформ, хватит экспериментов над Украиной и украинцами", - отметил Яценюк. Также он добавил следующее: "Но этого мало. Мы как оппозиция приняли решение, что нужно идти в народ, надо просить вас вставать. Никто нас никогда не преодолеет. Мы сильны, и идем вперед к победе".

Может ли оппозиция рассчитывать на всенародную поддержку и реально ли сегодня организовать действительно массовый протест? Эти и другие вопросы "Обозреватель" адресует известному социологу Евгению Головахе.

Арсений Яценюк заявил о том, что оппозиция будет менять тактику и будет "поднимать народ". Является ли нынешняя оппозиция той силой, за которой могут пойти люди?

По-видимому, потребность менять тактику существует. Но более актуальной для оппозиции, как мне представляется, есть смена стратегии. Сейчас трудно сказать, какая тактика является на сегодня оптимальной. Но то, что со стратегией у оппозиции серьезные проблемы – факт.

Радикальный призыв со стороны Яценюка не совсем оправдан. Во-первых, потому что восстание – это очень обязывающее слово. Серьезных предпосылок для этого пока что, разумеется, нет. Кроме того, оппозиция еще не восстановила в полной мере свой авторитет, хотя парламентские выборы показали, что даже не очень авторитетная оппозиция может одержать моральную победу над властью. Но это – аванс для оппозиции, потому что все прекрасно понимают: решающими будут президентские выборы.

Сложно поверить в то, что Яценюк не понимает тех вещей, о которых вы говорите. Как в таком случае расценивать его заявление о том, что оппоненты власти будут выводить людей на улицу?

Я это рассматриваю как пиар акцию, не более того. Не вижу ресурсов, на которые могли бы опираться инициаторы такого рода воззваний. Хотя надо сказать, что декларативные протестные настроения за последнее время действительно выросли. Эти настроения, кстати, выразились и в результатах парламентских выборов – по спискам оппозиция получила относительное большинство. Но, тем не менее, это пока лишь декларации о намерениях. Опыт показывает, что даже при еще более высоких показателях, протестов может и не быть. Так что сегодня рассчитывать на то, что без каких-то серьезных событий будет массовый подъем, не стоит. Не думаю, что лишение депутатского мандата Власенко может стать стимулом, хотя это очень негативное событие, которое крайне негативно оценили наши западные партнеры по евроинтеграции. Однако я не уверен, что это может вызвать массовое недовольство.

И я не уверена. Потому что люди даже не вышли поддержать человека, занявшего второе место на выборах Президента. Не было всенародного беспокойства по этому поводу, не было акций протеста. Поэтому, даже при очевидной ангажированности наших судов, сложно поверить, что люди выйдут на улицу из-за решения по Власенко.

Согласен. При этом действительно очевидной является зависимость судебной системы от интересов власти. Однако глубина разочарования в лидерах оппозиции еще достаточно велика для того, чтобы протесты приобрели массовый характер. Иными словами, сила воззвания не соответствует реальным настроениям в обществе. Они ведь не мобилизовали для протеста даже свои партии, своих сторонников. Даже этого не происходит, хотя это вроде бы в их силах.

Чтобы возглавить массовый протест, нужно проводить активную внепарламентскую деятельность. А этого нет. Нет ни харизмы, ни интеллекта, ни политической воли, ни понимания того, что сегодня действительно нужно людям. Поэтому я не вижу перспективы для того, чтобы оппозиция могла организовать реальные массовые протесты.

Согласитесь, что политическая погода для оппозиционной деятельности сегодня более чем благоприятная. Что же мешает нашей оппозиции проводить эффективную политику, в том числе, касающуюся работы с обществом?

Меня поражает то, что реальные просчеты власти не становятся предметом серьезной и доступной в понимании людей критики. Тот же Яценюк – человек, отлично разбирающийся в экономических вопросах. Если бы он с таким же пафосом говорил об экономических просчетах власти… Тем более, если учесть, что сейчас большинство людей озабочены именно экономическим положением – своим и своих семей.

А призывы к народному восстанию… Мне кажется, это напоминает историю с мальчиком, который кричит: "Волки!". То есть, эти холостые выстрелы, в конечном счете, могут привести к обратному эффекту. Если ничего не получится, это продемонстрирует полную несостоятельность оппозиции. А, скорее всего, ничего и не получится.

Я думаю, заявление Яценюка – эмоциональное и поспешное. Оно не является результатом какой-то продуманной стратегии. А стратегия - главное для оппозиции, ведь все понимают, что проигрыш на президентских выборах для них – настоящая катастрофа. А что мы видим? Лидеры оппозиции не предусматривают возможные шаги власти для того, чтобы быть готовыми к адекватной и наиболее выгодной для себя реакции.

А какой должна быть стратегия оппозиции?

Должны развиваться две линии. Первая – выработка единой стратегии подготовки к президентским выборам. Вторая – выработка адекватных, действенных (и в перспективе - поддержанных в массовом сознании) реакций на откровенно вызывающие шаги власти. Это – программа-минимум. Но я не вижу никаких шагов оппозиции в этом направлении. Оппозиционеры должны понять, что постепенно будет возрастать недовольство людей политикой власти. Но ждать, что оно само собой упадет к ногам…

Насколько сегодня в ногу с ожиданиями общества идут представители трех парламентских оппозиционных сил?

Я не уверен, что в рамках парламентской деятельности у оппозиции есть шанс проявить конструктив. Почему? Потому что власть, в общем-то, не считается с мнением трех оппозиционных фракций. Поэтому у оппозиции небольшое поле для маневра.

В целом, выбор небольшой: или безропотно принимать результаты голосования, которые будет продавливать власть, или же заявлять о себе в громких протестных акциях. У меня нет на этот счет однозначной оценки. Протестные формы, думаю, также необходимы. Но деятельность оппозиции не ограничивается лишь парламентскими акциями.

Мне кажется, что оппозиционеры зациклились на одних парламентских акциях, а реальной работы (в первую очередь, публичной) очень мало. Мало компетентных мнений оппозиции, выраженных в средствах массовой информации. Я, по крайней мере, очень редко встречаю убедительные, компетентные, серьезные и разоблачающие деятельность власти аргументы оппозиции.

А что им делать в парламенте? Сложно сказать, потому что в нашем парламенте с оппозицией практически не считаются. Нет, к сожалению, такой культуры и это очень печально. У нас действует не принцип консенсуса, а принцип диктата большинства. Это очень далеко от того, что сегодня считается эффективной демократией. Эффективная демократия - это поиск если не консенсуса, то хотя бы компромиссных решений.

Наши блоги