УкрРус

Сенченко: у руководства страны был шанс избежать Иловайской трагедии

  • Сенченко: у руководства страны был шанс избежать Иловайской трагедии
    Фото пресс-службы Андрея Сенченко

Жизни 40 десантников и 9 членов экипажа сбитого в Луганске ИЛ-76 – на совести отстраненного начальника штаба АТО генерала Виктора Назарова. Если бы его вовремя за это наказали, а не затягивали с расследованием, то, возможно, удалось бы избежать Иловайской трагедии, которая произошла из-за преступных приказов или бездействия этого же генерала.

Такое мнение в интервью "Обозревателю" высказал народный депутат, председатель следственной комиссии Верховной Рады по расследованию Иловайской трагедии Андрей Сенченко.

По сведениям военных и данным парламентской ВСК, Назаров имел всю необходимую информацию для того, чтобы предположить атаку на ИЛ-76, а также формирование котла под Иловайском, но проигнорировал ее, чем отправил на смерть сотни военных.

Генштаб, по словам политика, до сих пор продолжает врать по поводу событий под Иловайском и отказывается назвать реальное число потерь.

Первую часть интервью о причинах потери Крыма, техническом состоянии и боевом духе украинской армии читайте здесь.

Андрей Виленович, давайте поговорим о боевых действиях на Донбассе. Первая серьезная катастрофа, которая унесла много жизней, - это был сбитый ИЛ-76. Тогда было несколько версий по поводу причин случившегося. Какую из них вы считаете наиболее оправданной и верной?

Мы говорим о том, что прошло уже достаточно много времени, и уже должны быть не версии, а должны быть достаточно четкие, осмысленные, подкрепленные фактами выводы. И вот в этом смысле я как раз хочу сказать, что очень важно, чтобы ответственно к расследованию относилась прокуратура, и, если уже берется парламент за расследование каких-то таких резонансных событий, то эта работа тоже должна доводиться до конца, она не должна вся уходить в гудок.

Потому что, как только это произошло, была создана следственная комиссия парламента, и, к сожалению, мои коллеги, которые вошли в эту следственную комиссию, во-первых, не проявили настойчивости, а во-вторых, согласились с подброшенным им тезисом о том, что это все секретно. Это самый простой рецепт для того, чтобы не отвечать – все засекретить.

И поэтому расследование комиссии, которая согласилась это все обсуждать в закрытом режиме, в итоге ничем не закончилось.

Если бы после ИЛ-76 вовремя были сделаны выводы по Назарову, то может быть, не было бы Иловайской трагедии

И, на мой взгляд, это привело к новой трагедии. 19 ноября Генеральный прокурор Ярема обнародовал вывод следствия Генеральной прокуратуры о том, что люди погибли в результате халатности начальника штаба АТО генерала Назарова. А комиссия, которая была впоследствии создана по Иловайской трагедии, которую я возглавлял, сделала вывод о том, что то, что произошло в Иловайске, в значительной степени произошло в результате преступного бездействия или преступных приказов (в разных эпизодах по-разному), в том числе, генерала Назарова – того же самого генерала.

И, на мой взгляд, и я в свое время, когда мы обнародовали результаты работы следственной комиссии, говорил, что если бы вовремя были сделаны выводы по Назарову, то может быть, не было бы следующей трагедии. И сейчас, если эти выводы будут, наконец, сделаны по Министерству обороны, точнее по Генеральному штабу, то, может быть, не будет каких-то следующих трагедий.

Назаров просто начихал на информацию, которая была в Генеральном штабе, о том, что у террористов появились переносные зенитно-ракетные комплексы, и принял решение о том, чтобы наших десантников доставлять в Луганск по воздуху на ИЛ-76. Это, на самом деле, был не первый борт, который сел, но мог быть сбитым и предыдущий, и последующий…

Так вот, у него была информация, я не знаю, как он мыслил, но он ее отверг и принял решение – послал беззащитный, по сути дела, ИЛ-76, особенно в условиях посадки, ведь это же не истребитель, это транспортный самолет, он не может маневрировать. То есть, это была беззащитная мишень, он послал людей, по сути, на верную смерть.

Назаров угробил наших десантников и экипаж ИЛ-76, а потом он угробил еще сотни человеческих жизней под Иловайском

Точно так же тот же генерал Назаров проигнорировал информацию (это есть в отчете по Иловайску), которую ему сообщали, по сути, с передовой профессиональные военные. В частности, начальник штаба восьмого армейского корпуса полковник Ремигайло, который 23 числа по телефону, сам наблюдая из лесопосадки, сообщил Назарову о том, что движется колонна российской бронетехники, больше 100 единиц, и описал состав этой колонны. В ответ, кроме слов-паразитов и угроз о том, что его за трусость посадят в тюрьму, он ничего не услышал.

Вот это стиль управления войсками. Можно было бы улыбнуться, читая эти диалоги, если бы за этим не были жизни человеческие. И поэтому он, таким образом выполняя свои должностные обязанности, угробил наших десантников и экипаж ИЛ-76, а потом он угробил еще сотни человеческих жизней под Иловайском.

Было много версий по поводу количества погибших в Иловайской трагедии. Есть ли уже окончательные цифры?

Окончательная цифра не установлена пока ни нами, ни Генеральной прокуратурой, потому что по- прежнему не получены ответы от Генерального штаба. Я думаю, что сейчас, с учетом того, что Назаров отстранен, возможно, новому составу парламента (который точно должен продлить работу этой комиссии и утвердить ее новый состав) и новому составу комиссии удастся установить эти цифры.

Ведь скрывались целые эпизоды. Если от пограничников, МВД и Национальной гвардии цифры, в принципе, получены, там могут быть уточнения, но на 95% информация есть, то от Генерального штаба получена информация о потерях только лишь по одному из четырех эпизодов Иловайской трагедии.

Более того, пытались ввести в заблуждение Генеральную прокуратуру. И вообще, когда Генпрокуратура начинала расследовать Иловайскую трагедию, то они расследовали три эпизода: это то, что происходило в секторе Д в течение месяца с 23 июля по 24 августа; дальше эпизод наступления на Иловайск и бои в самом Иловайске, и третий эпизод – это прорыв из кольца, из блокады.

На самом деле, был еще один эпизод, который из двух частей состоял, и он был не менее трагическим, это две попытки деблокирования Иловайска. И были отданы абсолютно преступные приказы, когда сначала отправили одну роту 51-й бригады деблокировать Иловайск, который был окружен, как минимум, двумя батальонами российских регулярных войск и плюс еще наемниками. Это равноценно тому, что отправить их просто на убой, потому что наступать силами, которые в несколько раз меньше, невозможно абсолютно, если взять даже азы военной науки. Тогда практически погубили эту роту, а потом через два дня уже практически была уничтожена рота 92-й Чугуевской бригады, которую точно так же преступным приказом отправили на смерть. И Генпрокуратура начала расследовать эти эпизоды после того, как следственная комиссия парламента передала ей свои материалы. То есть мы в этом вопросе продвинулись дальше.

И все-таки о количестве жертв. Какой может быть максимальная цифра?

Общая численность погибших в Иловайской трагедии – до тысячи человек. Это все эти четыре эпизода.

В Генштабе рассказывали о том, что 65% нашей военной техники мы утратили под Иловайском, - это чистая ложь. Я знаю все до каждого бронетранспортера, который мы там потеряли, и это 10% того, что мы из Крыма вывезли

Надо сказать, что Иловайская трагедия - это, безусловно, в первую очередь, человеческие жизни. Но есть еще одна составляющая, которая очень значима для страны была, значима с отрицательным знаком. Когда произошло то, что произошло, в Иловайске, то военное руководство страны, пытаясь уйти от ответственности, стало лгать всей стране и рассказывать о какой-то небывалой мощи агрессора, что Украине уже надо поднимать руки и сдаваться.

Рассказывали о том, что 65% нашей военной техники мы утратили под Иловайском, - это чистая ложь. Я знаю все до каждого бронетранспортера, который мы там потеряли, и хочу вам сказать, что это 10% того, что мы из Крыма вывезли, в масштабах армии и всего того железа, которым она обладает, это ерунда. Вот жизни человеческие – это существенно, а железки… их потеря кардинально никак не подорвала мощь нашей армии.

Но для того, чтобы уйти от ответственности, лгали на всю страну, тем самым деморализовали всю страну и армию. И за это тоже нужно отвечать.

Я рад воспользоваться возможностью этого интервью, которое я решил дать после заявления Яремы об отстранении Назарова, еще раз хочу повторить, наверное, это самое главное в том, что мы с вами сегодня обсуждаем: если виновные вовремя не будут нести ответственность за преступления, то это создает почву для новых трагедий. Потому что, если бы вовремя разобравшись или следственная комиссия парламента, или прокуратура, отстранила того же Назарова, возможно, не было бы Иловайской трагедии.

Каждый день пребывания Муженко в должности главы АТО - это каждый день осязаемой опасности новых трагедий, потому что квалификация этого человека не соответствует тем задачам, которые на него возложены

Он - не единственный фигурант, не единственный, кто не принимал необходимых решений, и принимал преступные решения, потому что есть еще Муженко, который по-прежнему продолжает служить начальником Генерального штаба и возглавляет АТО. И хочу сказать, что каждый день его пребывания в этой должности - это каждый день осязаемой опасности новых трагедий, потому что квалификация этого человека не соответствует тем задачам, которые на него возложены.

Но его пока к ответственности привлекать не собираются?..

Так это огромная проблема.

У нас за период АТО сменилось четыре министра обороны. Как, по-вашему, по какой причине? Не справились, или там есть преступления, коррупция, халатность?

Я думаю, что разные были мотивы. Если, к примеру, брать адмирала Тенюха, то он пришел в очень сложный период времени. Я ничего не хочу плохого сказать, но я думаю, что адмирал, когда война на суше, не должен быть министром обороны.

Хотя тут тоже, знаете, идет в определенном смысле путаница. В общественном мнении министр обороны – это главный ответственный за войну. На самом деле, за оборону страны отвечает Президент, как Верховный Главнокомандующий, следующий под ним –начальник Генерального штаба. Если мы с вами откроем положение о Министерстве обороны, и положение о Генеральном штабе, то видно, что Генштаб управляет войсками, а Минобороны занимается оборонной политикой, бюджетом, кадрами, закупками и т.д., то есть в большей степени хозяйственными вещами.

Поэтому в мирное время министр обороны в Украине должен быть гражданским лицом. Должен ли он быть военным сейчас? – это тоже, кстати, не факт. Но если он военный, то это, вряд ли, моряк. Потому что военный моряк, вряд ли, разбирается в бюджете и в закупках, но и не разбирается в войне на суше. Поэтому это должно быть либо гражданское лицо, просто управленец грамотный, либо, если уже таков психологический запрос общества, тогда это должен быть военный, но не моряк.

На мой взгляд, наиболее успешным из министров обороны был Коваль, и, в принципе, я не очень понимаю, почему его поменяли

Возвращаясь к вопросу, на мой взгляд, пока сложно говорить, насколько Полторак справится, в принципе, он с Нацгвардией справлялся и воевал нормально, насколько он будет успешным в качестве министра обороны – время покажет. Но, очевидно, неадекватным был в этой роли Гелетей. На мой взгляд, наиболее успешным из тех, кто себя успел проявить, был Коваль, и, в принципе, я не очень понимаю, почему его поменяли.

Третью часть интервью о коррупции в Министерстве обороны, о грубых нарушениях законодательства со стороны высшего руководства государства, не желающего вводить военное положение, а также о прогнозе развития ситуации на Донбассе, читайте на "Обозревателе" 28 ноября.

Наши блоги