УкрРус

Военный эксперт: в украино-российском конфликте есть положительные моменты

  • Военный эксперт: в украино-российском конфликте есть положительные моменты

Украинские политики и активисты часто критикуют антитеррористическую операцию на Востоке страны за излишнюю медлительность и осторожность. Насколько оправданны эти обвинения, "Обозреватель" спросил у Нейла Мелвина, руководитель программы изучения военных конфликтов и конфликтного менеджмента Стокгольмского международного института мира.

Эксперт рассказал нам о положительном влиянии конфликта с Россией на украинцев и государственную власть, рассказал, как сделать работу силовиков более эффективной, а также поделился мнением, что для Украины должно быть важнее евроинтеграции.

В Украине Вы смогли увидеть украино-российский конфликт не со стороны, а изнутри. Что Вы думаете о сложившейся ситуации, находясь в Киеве?

Я думаю, что это критический момент для Украины: волнения на востоке и юге, угроза эскалации насилия. В то же время, у сложившейся ситуации есть положительные стороны - это желание и постановка целей украинцами, направленных на поиск путей объединения, способов сосуществования двух языков, а также ведение политического диалога даже с радикально настроенными группами. Так что я здесь увидел и положительные моменты, и правильные стремления новой украинской власти, хотя, конечно же, их воплощение в жизнь - не быстрый процесс.

Украину втянули в ассиметричный конфликт, как это было с Афганистаном и с Ираком

Как Вы оцениваете АТО, которую сейчас проводит украинская власть?

Я считаю, что антитеррористическая операция – правильный шаг, и мы все знаем, что ее критикуют за излишнюю медлительность. Но те проявления жестокости, которые мы наблюдаем на востоке и юге, иностранные вооруженные силы, пропаганда и т.п. – это все нужно рассматривать не столько с военной, сколько с политической точки зрения. Глазами Европы все выглядит так, что Украину втянули в ассиметричный конфликт, как это было с Афганистаном и с Ираком. И я думаю, что раздумья властей были связаны с тем, что Украина не была к этому готова. При этом практика использования войск против радикально настроенного меньшинства не новая, и я думаю, что в целом это правильная политика. Но, пытаясь изолировать экстремистские войска, не стоит забывать о диалоге, я считаю, что его надо интенсифицировать.

Процесс общения между властями Украины (политическими партиями) и силовиками нарушен, что позволило России делать то, что она делает

А как вы оцениваете работу украинских силовиков и военных в целом?

После смены власти Украина оказалась в критической ситуации: аннексия Крыма, протесты и т.д. Я считаю, что процесс общения между властями Украины (политическими партиями) и силовиками нарушен, что позволило России делать то, что она делает. Я думаю, что это проблема. Теперь Украина пытается собрать волонтерские войска, это может быть эффективный путь, но это нужно делать правильно. Я имею в виду, что вводить людей в структуру вооруженных сил или МВД необходимо, зная, что они политически надежны, что им можно доверить секретные документы Украины.

Может, Вы дадите какие-то советы украинским политикам?

Я считаю, что одним из приоритетов является провести как можно скорее после президентских выборов реформу сферы безопасности. Я знаю, что европейские страны готовы в этом вам помочь. Я слышал, что в сфере безопасности в Украине много коррупции. И это проблема не последних месяцев, а нескольких последних лет – это глубокая проблема. Ну и, конечно же, приоритетными для Украины являются реформы, которые помогут объединить страну.

Может ли Украина рассчитывать на военную помощь со стороны ЕС в случае усиления конфликта с РФ?

Сейчас ваша страна втянута в ассиметричный конфликт. Я думаю, что самое главное для украинцев разобраться, какую политическую цель они преследуют. Потом стоит приступать к использованию инструментов: некоторые из них военные, некоторые – дипломатические, их нужно балансировать. Я не думаю, что первоочередной потребностью Украины являются вооруженные силы. То, в чем Украина нуждается на самом деле, - это четкая стратегия, политическая дорожная карта и трансатлантическое сотрудничество. В рамках этого сотрудничества Украина должна решить, куда ей дальше двигаться в политическом плане, решить сама, хотя в дискуссию стоит пригласить и Россию.

То есть, Вы верите в то, что этот конфликт можно решить дипломатическими методами?

Я думаю, что приоритет должен быть отдан дипломатии, но вы должны использовать свои вооруженные силы для защиты Украины от сепаратистских групп. Украина должна решать это как внутригосударственную проблему, понимая при этом, что будет внешнее давление, поскольку Россия попытается влиять на процесс.

Я бы посоветовал Украине не стремиться к членству в ЕС

Когда, по вашему мнению, Украина сможет стать членом ЕС?

Я думаю, что это будет очень сложный и долгий процесс. В ЕС нет единства не только в отношении Украины, но относительно вопроса всех новых членов: Турции, Украины и т.д. Вводя в состав ЕС такие государства, как Украина, мы также берем все их проблемы. Для Украины еще встал вопрос соседей, поскольку Россия попытается давить. Я бы посоветовал Украине не стремиться к членству в ЕС, а стать по-настоящему европейской страной. По-моему, членство в ЕС выглядит менее важным, чем реформы и обеспечение прав граждан.

Наши блоги