УкрРус

Главный милиционер Донбасса Вячеслав Аброськин - о предателях, героях и резонансных делах

Читати українською
  • Начальник ГУ МВД Украины в Донецкой области Вячеслав Аброськин
    Начальник ГУ МВД Украины в Донецкой области Вячеслав Аброськин
    Facebook В. Аброськина

В Донецкой области, где сейчас идет необъявленная война, тяжело приходится не только военным, но и милиционерам. Обычные заботы правоохранительных органов в регионе, часть которого находится под контролем террористов, дополняют и новые задачи – выявление и задержание участников террористических группировок, поиск похищенных и пропавших без вести людей, борьба с мародерством и даже помощь силам АТО. Плюс ко всему, оставшимся верными Украине правоохранителям приходится еще и задерживать своих же вчерашних товарищей – милиционеров, изменивших присяге и примкнувших к террористам. О героях и предателях в рядах милиционеров Донбасса, о резонансных делах и ежедневной работе, а также о том, как пришлось практически с нуля воссоздавать разрушенные и полностью деморализированные правоохранительные органы в Донецкой области "Обозреватель" поговорил с начальником ГУ МВД Украины в Донецкой области Вячеславом Аброськиным.

Вячеслав Васильевич, вы возглавляете милицию Донецкой области уже более полугода. Многое ли изменилось за это время? Какая обстановка в регионе сегодня?

Хороший вопрос… Меня назначили на должность начальника ГУМВД Украины в Донецкой области в ноябре прошлого года. Тогда милиция в регионе фактически отсутствовала. Не было ни единой структуры подразделений, ни строгой вертикали подчинения, все пришлось восстанавливать с нуля. В буквальном смысле. Здание, в котором мы с вами находимся (здание на проспекте Нахимова в Мариуполе, где сейчас размещается ГУМВД Украины в Донецкой области – ред.), мы взяли в аренду. Делаем ремонт, который, кстати, еще продолжается. До этого областной главк находился в расположении Мариупольского УБОПа, на улице Итальянской. Там нам выделили 10 кабинетов. Чтобы вы понимали, штат только главного управления – порядка 800 человек.

Ого! И как же вы все поместились в 10 кабинетах?

В этих десяти кабинетах работала только часть сотрудников, остальные на работу не выходили: сидели по домам, уходили на больничный. Были и те, кто числился как сотрудник милиции, но находился уже там, в "ДНР".

Много ли было таких случаев?

Довольно много. Поэтому в первую очередь необходимо было собрать рабочий коллектив. Начинал с главка. Сюда были назначены несколько руководителей: первый заместитель–начальник следственного управления Виталий Невгад, заместитель начальника-начальник криминальной милиции Сергей Князев, ряд других офицеров. Так, шаг за шагом, был восстановлен аппарат ГУМВД области, началась активная организация работы милиции в регионе.

В то время шли активные боевые действия по всей линии разграничения. Материально-техническое обеспечение милиции было фактически на нулевом уровне. Не было ни оружия, ни транспорта, ни форменной одежды. Пусть не сразу, но мы справились. С большой поддержкой Министра внутренних дел Украины Арсена Авакова и его тогдашнего зама Сергея Чеботаря. В очередной раз хочу выразить им благодарность, поскольку для милиции Донетчины действительно было сделано многое. Представьте, в каком состоянии находился автопарк, если даже мне, начальнику главка, не на чем было передвигаться. Но потом появилась одна машина, вторая, третья … Сейчас милиция полностью обеспечена всем необходимым: есть и оружие, и техника, в том числе и специальная. Во дворе главка стоит два БРДМа, так что мы готовы дать отпор, если понадобится. Нынешняя милиция кардинально отличается от милиции, которая была год назад.

Были и те, кто числился как сотрудник милиции, но находился уже там, в "ДНР"

Кроме того, мы провели полную "инвентаризацию" (не хочется употреблять это слово, но другое на ум не приходит) по людям. Их стало меньше. Сейчас общая численность сотрудников милиции в области составляет порядка 6,5 тысяч человек. Каждую неделю кто-то приходит, а с кем-то приходится прощаться.

А было сколько? До войны?

А было порядка 18 тысяч. Сократилось и количество структурных подразделений: если раньше было 54 горрайоргана милиции, то сейчас осталось - 24.

Это делалось с целью уменьшения расходов или были и другие причины?

Я бы сказал так – подобные кадровые решения были продиктованы, прежде всего, условиями войны. Я уже говорил, что многие сбежали. Те, у кого не было желания работать в таких условиях – "заболели". Когда пересчитали всех, кто остался работать по факту – вышли на количество личного состава – 6,5 тысяч человек.

Нехватку людей не ощущаете?

Ощущаем. Но не так сильно, как могли бы, потому что есть приданные батальоны, которые формируются из числа сотрудников милиции практически всех областей Украины. Наши коллеги приезжают сюда и выполняют свой долг.

Ранее я был руководителем специальной группы МВД. На Донетчину приехал в день, когда освободили Мариуполь, 13 июня прошлого года. Тогда по инициативе Василия Паскала, заместителя Министра внутренних дел Украины, на территории Донецкой области была создана специальная группа, которая занималась исключительно документированием деятельности участников незаконных бандформирований. Начинали втроем, позже численность людей, которые работали по этим направлениям, доходила до 100 человек.

Это были сотрудники уголовного розыска из разных регионов Украины. Из их числа формировали рабочий коллектив и направляли в Мариуполь, Краматорск, Славянск, Красный Лиман, Красноармейск, Волноваху.

А почему привлекали людей "со стороны"?

Почему именно приданные силы? Потому что на тот период наша донецкая милиция не могла эффективно выполнять такие задачи. По разным причинам. Многие боялись за жизнь близких и родных, которые остались на временно неподконтрольной Украине территории. Но сейчас документированием терроризма и изъятием оружия, боеприпасов полностью занимаются наши сотрудники. И делают это хорошо – и документируют, и изымают.

Какие результаты этой работы?

Довольно хорошие. Более тысячи участников незаконных бандформирований, которые воюют на стороне "ДНР", уже объявлены в розыск. Порядка 500 человек - арестовано. Очень много оружия и боеприпасов изымается…

По тем, кого задержали, до суда дело еще не доходило?

В некоторых случаях наше государство пошло на обмен. Задержанным изменяли меру пресечения и обменивали на наших солдат, наших милиционеров, наших граждан.

Помню, когда я начинал работать в Мариуполе, наша группа разрабатывала одного боевика. При задержании он оказал нам злостное сопротивление, открыл огонь. Пришлось применить табельное оружие. Преступник был ранен, долгое время пролежал в больнице. Месяц назад его обменяли.

Более тысячи участников незаконных бандформирований, которые воюют на стороне "ДНР", уже объявлены в розыск. Порядка 500 человек - арестовано

Вы упомянули о том, что среди бывших милиционеров в Донецкой области нашлось немало предателей…

Да, все кто нарушил присягу и перешел на сторону так называемой "ДНР", понесут наказание. Мы объявляем их в розыск, пытаемся установить и задержать. Предатели будут отвечать за содеянное, в зависимости от тяжести совершенных преступлений.

Много их, предателей? Могут ли они до сих пор работать в МВД? Ведь многие ваши подчиненные из Донецка и, возможно, до сих пор ездят на работу из оккупированных территорий – как это происходит, к примеру, в Донецкой областной военно-цивильной администрации.

Нет. Такого у нас уже нет. Мы создали специальную "энциклопедию", где собрали всех известных нам предателей – бывших милиционеров. Восстановили полностью структуру "власти" и "силовых органов" фейковой "ДНР". Тут (показывает несколько достаточно объемных папок) – все люди, которые у них есть.

И это все - ваши?

Да. Все наши. За небольшим исключением. Вот - бывший первый заместитель начальника УБОП Донецкой области. Здесь, вы видите, руководители всех подразделений, поименно. Мы собрали информацию по каждому подразделению. Это Донецкое городское управление, уголовный розыск, следственный отдел, сектор расследования ДТП, штаб и так далее.

Вы когда ехали сюда – представляли вообще, с чем придется столкнуться? Или это стало в определенной степени шоком?

Шок – очень подходящее определение! Мы же все вышли из мирного времени. Сразу происходящее с трудом укладывалось в голове. Со временем, конечно, пришла трезвая оценка ситуации.

Вы были в теме больше других. Я поняла. А с чего вы начинали, когда приехали?

Мы приехали с Василием Федоровичем Паскалом, который в то время был руководителем Главного управления уголовного розыска Департамента криминальной милиции МВД Украины, а я – его заместителем. Начинали работу с теми милиционерами, которые здесь остались. Не все сбежали, не все были предателями, кто-то просто боялся выполнять свои обязанности. Начали беседовать с милиционерами, восстанавливать картину событий, подняли все видеозаписи, собирали информацию по крупицам.

Так и работаем. Вот "Сомали", например. Они нам в какой-то степени помогают документировать себя. Выкладывают свои фотографии, а мы потом все это анализируем.

Если говорить о предателях – это проблема не только милиции. Были предатели и в прокуратуре, и в СБУ. Просто нас больше, поэтому, логично, и предателей в численном соотношении в милиции больше. Сравните: было 18 тысяч милиционеров и около 1,5 тысяч сотрудников областной прокуратуры. Но в процентном соотношении, думаю, предателей и у нас, и у них оказалось поровну.

Мы, к примеру, задерживали заместителя прокурора одной из районных прокуратур Донецкой области. Он передавал информацию о передвижении наших войск. Так что, радоваться, правда, нечему, но и в других структурах проблема предателей тоже есть.

Если говорить о предателях – это проблема не только милиции. Были предатели и в прокуратуре, и в СБУ

Сейчас много говорят о мародерстве. Насколько эта проблема распространена?

Раньше таких фактов была масса. Сейчас намного меньше. Намного. Но случаи, конечно, бывают до сих пор.

Скажите, за время, пока вы возглавляете милицию Донецкой области, каковы потери личного состава?

15 человек. Это если говорить о нашей областной милиции. В моем кабинете стоит фото полковника милиции Евгения Юханова, который был убит в Дебальцево. Расстрелян. Он был начальником милиции Дебальцево, возглавлял территориальное подразделение с начала боевых действий и до момента выхода наших сотрудников из города.

Милиционеры оказались в окружении, в город зашли бандформирования. Под руководством Юханова милиционеры сутки отражали нападение на здание милиции, пока это здание не было полностью уничтожено. Юханов погиб - террористы расстреляли машину, в которой он находился.

Расскажите о ситуации с "равликами".

В одном из населенных пунктов Великоновоселковского района расположено сельхозхозяйственное предприятие, которое до недавнего времени довольно успешно работало и приносило доход. С началом боевых действий ситуация изменилась, у людей просто отобрали бизнес и уничтожили все, что там находилось. В мае нынешнего года на это предприятие зашла группа вооруженных людей, часть из которых когда-то входила в какие-то добровольческие подразделения. Они ломают сейф, бьют частную охрану, забирают деньги. Правоохранители задержали всю группу, изъяли у них оружие.

Ну, а потом на нас, на милицию, началось нападение со всех сторон - от так называемых патриотически настроенных граждан. Задержанные якобы являются партизанами, выехали на предприятие, получив информацию, что там находятся террористы… Но, вы меня извините, я в детстве читал книги о партизанах и помню, что партизаны - это те, кто действует в тылу врага. А какой у нас в Великой Новоселовке тыл врага?

Тогда действительно многие говорили о том, что история с "равликами" – это элемент кампании против добровольцев. Достаточно аргументировано, кстати, говорили…

Началось давление. Адвокат придумал тему "Равлики" и начал ее раскручивать, потому что законным путем у него ничего не получилось бы. Адвокат находится там, где войны нет, он не совсем понимает, что тут живут люди, мирные граждане, а значит закон должен быть превыше всего. Считаешь себя патриотом? Иди и вступай в батальон ВСУ или МВД, честно неси службу. Нельзя сегодня у одного жителя зайти и что-то забрать, завтра – у другого, послезавтра – у третьего. Люди страдают.

Вы действительно об этих партизанах раньше не слышали? До этой истории?

Кстати, говорили о троих "партизанах", хотя налетчиков было девять. Я много раз комментировал данную ситуацию и скажу снова – я никогда не слышал о "равликах". Никогда! Удивительно то, что они и сами не знали, что они – "равлики". Это их адвокат просветил. Золотой человек!

Считаешь себя патриотом? Иди и вступай в батальон ВСУ или МВД, честно неси службу

Доказательная база, подтверждающая версию милиции, у вас есть?

Доказательная база есть, теперь слово за судом. Мы задержали всю группу, свершившую разбойное нападение на предприятие, изъяли огромный арсенал оружия. Но, поскольку один из задержанных оказался сотрудником милиции, расследование этого дела передано прокуратуре Донецкой области. И, тем не менее, самым главным "злодеем" в этой истории оказался почему-то Аброськин…

Вас это обижает?

Меня? В регионе, где идет война, поверьте, есть проблемы поважнее. Нужно бороться и с внешним врагом, и с внутренним.

Были моменты, когда хотелось плюнуть на все - и уйти?

Такие моменты бывают у каждого человека. Признаюсь, сомнения были в самом начале пути, когда пришлось в буквальном смысле создавать милицию Донетчины. Теперь их нет. Пройден немалый путь, восстановлена четкая структура, работа подразделений полностью налажена. Меня может не быть неделю, а все винтики будут крутиться. Все поменялось.

Жалко людей из Донецка. Очень жалко. Есть проблемы с личным составом. Нельзя говорить, что они все предатели. На сегодня выехали с оккупированной боевиками территории 1812 сотрудников милиции. Это люди, у которых нет крыши над головой, большинство из них выехали с женами, детьми, родственниками.

У некоторых распались семьи. В уголовном розыске работает сотрудник, жена которого отказалась выехать, отдала ему ребенка – на, мол, выезжай. Теперь этот милиционер один с маленькой дочкой живет в Мариуполе.

Нужно вникать в проблемы личного состава, поддерживать тех, кто лишился жилья, расстался с родными и близкими. Хотелось бы, чтобы и люди понимали проблемы милиции.

Сомнения были в самом начале пути, когда пришлось в буквальном смысле создавать милицию Донетчины. Теперь их нет

В соседней Луганской области недавно был скандал с батальоном "Торнадо". У вас подобных историй нет?

У меня очень хорошие отношения с подразделениями. Со всеми. В Донецкой области дислоцируется полк "Азов", это подразделение "выросло" на моих глазах. Прекрасные отношения с командованием и бойцами. Налаживаем отношения с батальоном "Донбасс", встречался с командиром и его заместителями в Бердянске, серьезные, ответственные руководители.

На Донетчине также несут службу сводные отряды из Ивано-Франковской, Львовской областей. Помимо охраны стратегических объектов они занимаются патриотическим воспитанием детей. Я предложил коллегам с Западной Украины проводить встречи, мероприятия с детьми, прививать им любовь к украинской культуре и украинскому языку. Здесь все-таки в большей степени русскоязычное население.

Кроме того, мы начали выпускать свою газету "Милиция сегодня", в первую очередь, для подрастающего поколения. Милиции необходимо вернуть доверие людей, рассказать о своей работе и позитивных изменениях.

А как оцениваете настроения людей? Не ощущаете ли негатива по отношению к милиции, к Украине в целом? Спадают ли сепаратистские настроения?

Понимаете, в чем проблема… Я долго служил в Севастополе, но даже там не было таких близких отношений с Россией, как здесь. Человек может работать в Мариуполе парикмахером, а его родной брат живет и учится в Ростове. Кроме того, еще год назад очень многие ездили работать в РФ, у большинства жителей Донбасса есть родственники в России. Поэтому ситуация тут сложная, даже сложнее, чем в Крыму.

Но сегодня в Мариуполе осознание происходящего намного выше. Люди действительно увидели, что с Украиной намного лучше, чем с "ДНР". Достаточно просто посмотреть, что творится в Донецке.

Я долго служил в Севастополе, но даже там не было таких близких отношений с Россией, как здесь

Недавно из плена террористов вернулись два сотрудника ГАИ. Рассказали, о беззаконии в так называемой "республике". Сначала пленников жестоко избивали, убили их товарища, а потом нарядили в форму и заставили выступить перед российскими журналистами, рассказать, как они решили бросить плохую Украину и служить "ДНР" … Они сидели, рассказывали мне все это, а у меня перед глазами фильмы о Второй мировой войне. Немцы ведь тоже одевали пленных в форму, безжалостно издевались. Также было с нашими сотрудниками ГАИ: их избивали, а потом одели в форму и заставили выступить перед журналистами. Реальный фашизм. И как их понять?! Ведь основная часть людей, с которыми эти два сотрудника встретились на оккупированной территории, это их бывшие коллеги.

Что с ними будет дальше?

Как и все сотрудники ГАИ они пройдут переаттестацию. Вы знаете, что сейчас все Управление ГАИ Донецкой области выведено за штат. К нам приехали специалисты из Киева – полиграфологи, психологи, сотрудники департамента внутренней безопасности, департамента ГАИ. Создана аттестационная комиссия, которая проверяет знание нормативных актов, законов, правил дорожного движения сотрудниками милиции. Кроме того, милиционеры сдают физкультуру, огневую подготовку…

А есть сомнения, что гаишники знают правила дорожного движения?

Да, представьте. И по физподготовке возникают сложности. Вы же видите, какие "подтянутые" чаще всего гаишники стоят на дорогах?

Почему вывели за штат? Решили кардинально бороться с взяточниками и предателями. В этом месяце мы задержали сотрудника ГАИ в Волновахе. Он передавал информацию о передвижении подразделений ВСУ и МВД. Своих продавал… И это не единичный случай. Поэтому и было принято решение о выведении личного состава ГАИ за штат и проведении переаттестации. Кто пройдет проверку – останется работать.

Что скажете о контрабанде в регионе?

Контрабанда…

… это зло, я знаю. Насколько оно тут большое?

Знаете, звучат заявления, что милиция с контрабандой не борется, хотя должна это делать. Сигареты без акцизов – милиция, водка без акцизов – милиция, на блокпостах бардак – опять милиция. Хочу расставить все точки над "и". Безакцизная водка и сигареты – это работа фискальной службы. Блокпосты и контрабанда? Так ведь на первой линии обороны нет подразделений ГУМВД Украины в Донецкой области, там несут службу военнослужащие ВСУ, пограничники, которые обеспечивают работу контрольных пунктов пропуска. Милиция заступает на блокпосты на линии разграничения для охраны общественного порядка. Поэтому где милиция, а где контрабанда? Но она есть. Правда, сейчас намного меньше. Главное – каждый должен заниматься своей работой.

Известно ли вам, сколько стоит беспрепятственное прохождение груженной фуры?

Мне говорили, что от 100 до 200 тысяч гривен. В зависимости от груза. Дороже всего возить продукты питания и алкоголь. Но сейчас требования СБУ и пограничников ужесточились, думаю, кататься с контрабандой будет намного сложнее.

У вас не хватает людей сейчас. Наверное, желающих работать в милиции в области, где идет война, сейчас не очень много?

Да. Некомплект порядка 30% и очереди на службу, к сожалению, нет. Я коллегам из Ивано-Франковской, Львовской областей предлагаю остаться, но они говорят: "Ні. Я додому". Какую бы должность не предлагал – "Ні!" - и все. Тех, кто готов тут работать - единицы, могу на пальцах перечислить. Мой первый заместитель Виталий Невгад из Киевской области, начальник криминальной милиции – из Кировоградской области, начальник Краснолиманского горотдела – из Днепропетровска, начальник Першотравневого РО – из Киева, начальник Мариупольского горуправления милиции Сергей Матвейчук тоже из Киева. Среди руководителей 24 горрайорганов области – 9 приезжих. В некоторых населенных пунктах начальники милиции до сих пор не назначены, нет желающих. Никто не хочет жить в зоне АТО.

Например, начальник Авдеевского горотдела милиции почти год прожил под минометными обстрелами, практически ежедневно выезжал на документирование последствий обстрелов. Снова и снова восстанавливал здание милиции, разрушенное снарядами … Кто захочет работать в таких условиях?

Я коллегам из Ивано-Франковской, Львовской областей предлагаю остаться, но они говорят: "Ні. Я додому". Какую бы должность не предлагал – "Ні!" - и все. Тех, кто готов тут работать - единицы

Начальник управления уголовного розыска ГУМВД области Артем Кисько был ранен в Дебальцево, потерял часть руки. Вместе с другими милиционерами он выходил из окружения, примкнул к военнослужащим и до последнего оставался в городе, работая под командованием военных, проводил совместно с ними зачистки. Получил травму при выходе из окружения, ему предстоит длительный процесс реабилитации.

Вместе с полковником Кисько из окружения выходил молодой парень, старший прапорщик милиции Александр Лаврушко. Был тяжело ранен, пуля пробила ему каску, сквозное ранение черепа. Он находился в коме около месяца, был парализован. Сейчас милиционер находится на лечении в Киеве, пришел в себя…

Он выжил? После выстрела в голову?!

Да, выжил. Мы не бросаем его, оказываем всяческую помощь. Сегодня ему намного лучше, он узнает родных и близких, вернулась речь…

Зимой в Мариуполе были ранены трое сотрудников "Сокола", один, Виталий Мандрык, погиб. Бойцы спецподразделения несли службу вместе с сотрудниками ГАИ на одном из постов в черте города. Остановили машину, попросили пассажиров выйти, а они открыли огонь на поражение. Один из раненых милиционеров (пуля прошла на вылет через щеку) продолжал преследование вооруженных преступников. Одного из диверсантов удалось ранить, он упал, его подельник вернулся и застрелил своего же товарища. После чего ушел.

На поиски боевика ушел месяц, мы окружили его со всех сторон, не дали ему покинуть город. Везде были расклеены плакаты с фотографиями преступника, информация о розыске диверсанта не сходила со страниц местных газет и телеэфира. Преступник испугался и "залег на дно". Одевался в женскую одежду. В итоге через месяц мы все же установили, где он прячется. Спланировали операцию по его задержанию. Увидев на пороге милицию, диверсант понял, что не уйдет от ответственности и покончил с собой.

Как нашли? Кто-то из местных подсказал?

Как раз от местного населения информационной поддержки не было никакой, несмотря на то, что диверсант оказался жителем Мариуполя, здесь живет его семья, мать. В этом и заключается главная сложность в борьбе с террористами. Они вербуют пособников среди местного населения.

Расследования по данному делу позволило установить лиц, причастных ко взрыву железнодорожного моста в Мариуполе. Участники ДРГ взорвали мост, убили сотрудника одного из заводов. Примечательно то, что взрывчатку для реализации теракта боевикам помогал делать заведующий лабораторией одного из местных университетов.

Главная сложность в борьбе с террористами - они вербуют пособников среди местного населения

Наиболее высокий риск проникновения ДРГ - на линии соприкосновения: Авдеевка, Марьинка. Эти города оказываются под обстрелами боевиков практически ежедневно. Туда направлен сводный отряд милиционеров Донецкой области. Сотрудники милиции работают в разрушенном здании, живут в подвале, но несмотря на все это продолжают охранять общественный порядок в городе, разыскивают террористов, документируют деятельность участников незаконных бандформирований, помогают людям … Такой же сводный отряд милиции Донецкой области несет сейчас службу в Авдеевке, где сейчас также достаточно неспокойно.

Много ли фиксируется случаев похищений людей в Донецкой области?

По итогам 2014 года милиция зафиксировала порядка тысячи похищений, без вести пропавших граждан, в том числе и военнослужащих.

Скольких похищенных или пропавших без вести удалось отыскать?

Если быть более точным, с апреля по декабрь 2014 года милицию поступили заявления о 946 фактах незаконного похищения или лишения свободы человека. Из этого количества мы не смогли отыскать 341 человека, местонахождение 600 потерпевших установлено.

В этом году поступили сообщения о похищении 272 человек, 76 из них еще не найдены.

Можете рассказать, что за время работы в Донецкой области вас больше всего "зацепило"?

Дети. Они живут под обстрелами в полуразрушенных городах, поселках, деревнях. Страшная картина… Террористы, зная это, целенаправленно направляют тяжелую артиллерию туда, где находятся дети. И все-равно стреляют.

К примеру, Чермалык. Там проживает порядка трехсот детей. Без света, газа, воды. Не работают магазины, у их родителей нет работы. Жители поселка не могут добиться получения социальных выплат, не могут восстановить разрушенные дома…

Дети. Они живут под обстрелами в полуразрушенных городах, поселках, деревнях. Страшная картина…

Почему же людей до сих пор не вывезли оттуда?

Милиция делает все возможное, чтобы помочь детям. По нашей инициативе в январе из Дебальцево была вывезена группа детей в санаторий Днепропетровска. Мы помогаем им до сих пор, поддерживаем этих детей уже более полугода.

После захвата Дебальцево сторонники "ДНР" пытались настроить родителей против нас. Одна из женщин, которая получила от государства право на воспитание нескольких детей из интерната и согласилась на их эвакуацию в Днепропетровскую область, потом заявила, что Украина, дескать, захватила ее детей. Пророссийские сайты раздули из этого целый скандал, но никто ведь не вникал в данную историю. Мы не могли отправить двух малышей на оккупированную территорию, это же дети Украины.

Многим детям и их родителям милиция помогла не только с жильем. Трое талантливых подростков из Дебальцево, дома которых были разрушены во время обстрелов, при поддержке Министра внутренних дел Украины Арсена Авакова поступили учиться в юридический лицей имени Ярослава Кондратьева (юридический лицей при Нацакадемии внутренних дел – ред.)

Вы бы видели их тогда, и сейчас… Вот, смотрите – фото мне прислали (показывает фотографии троих улыбающихся подростков в форме лицеистов). Если бы мы их не вывезли из города, они бы погибли. Обстрелы Дебальцево не прекращались порядка 2 месяцев.

Так что дети – то, что с ними творится, – это самое страшное в этой войне.

Да… Честно говоря, мне сложно представить, как вы тут работаете…

Как работаем? Шаг за шагом собрали оружие, ведь в прошлом году у милиции и оружия не было.

Хоть не в бою добывали? Как "Правый сектор"?

Поначалу, может, были и такие случаи (смеется). Часть оружия вернули с оккупированной боевиками территории, провели несколько успешных спецопераций. Часть оружия было выдано министерством. Весь арсенал теперь хранится в специально оборудованной оружейной комнате.

Кстати, по поводу оружия – незаконного оружия много изымаете?

Очень много. Один из последних случаев – изъяли в жилом доме 17 РПГ и 28 кг взрывчатки, такого количества хватило бы, чтоб не оставить и камня от "пятиэтажки".

И что владелец говорит? Или это не в квартире?

Это многоквартирный дом. В подвале нашли.

Знаете, сейчас милиция на Донбассе намного сильнее, чем была раньше. Сильнее, чем в некоторых мирных регионах. У нас прошел естественный отбор. Большинство, тех кто струсил, сами уволились из органов внутренних дел, не смогли работать в нынешних условиях. Конечно, часть таких офицеров еще остались. Но, хочу заметить, что не все коллеги из других регионов страны уезжают отсюда героями. Много таких, кто дальше Першотравневого района зону АТО и не видел.

А что касается донецких милиционеров, за год службы в прифронтовом регионе у них появилась своего рода боевая закалка. Сейчас личный состав проходит усиленную подготовку, выезжают на учения. Помимо повседневной работы милиционеры охраняют стратегические объекты, сутками дежурят на блокпостах. В горрайорганах сотрудники направляют свои усилия на раскрытие тяжких преступлений – грабежей, разбоев, убийств, на выявление нелегального оружия и задержание террористов.

Один из последних случаев – изъяли в жилом доме 17 РПГ и 28 кг взрывчатки, такого количества хватило бы, чтоб не оставить и камня от "пятиэтажки"

Как считаете, когда война закончится? Вот вы живете здесь, варитесь в этом всем…

Честно? Я не политик, не знаю всех политических нюансов. Я – милиционер Украины, который охраняет порядок и обеспечивает безопасность граждан на вверенной ему территории. Так вот, находясь здесь, как вы сказали, "варясь во всем этом", люди молятся о мире, и чем быстрее он настанет, тем будет лучше. Не мы начали эту войну, но при этом свою цену уже заплатили – погибли лучшие представители нашей страны, без сыновей, мужей и отцов остались сотни украинских семей. Пора уже заканчивать эту войну, а тем, кто к нам пришел с войной - убираться прочь, восвояси с нашей земли.

Наши блоги