УкрРус

Alyosha: жизнь вне сцены звездной мамы и жены

Читати українською
  • Alyosha: жизнь вне сцены звездной мамы и жены
    favor.com.ua

Певица Alyosha – лиричная, романтичная, нежная и одновременно такая сильная… Недавно артистка, покорившая "Евровидение", стала мамой и вышла замуж за своего коллегу по сцене Тараса Тополю. А в интервью "Обозревателю" звезда рассказала все о личной жизни, малыше и о том, каков ее супруг в быту.

-Алена, скажи, как тебе удалось так быстро вернуть форму после родов?

А.: Это концерты в первую очередь. Через 1,5 месяца после рождения сына я уже выступала, ну и ко всему прочему, это, конечно же, диета. Она позволяет моему ребенку получать хорошее молоко, без аллергенов.

-Ты кормишь сама?

А.: Да.

-А что за диета?

А.: Все продукты исключила из рациона, которые аллергены. Это на самом деле очень много. Остались только каши, варенное мясо, запеченные яблочки… Не очень много (улыбается).

-А после 6 позволяешь себе что-то скушать?

А.: Я ем каждые 3 часа, если даже не чаще (улыбается).

-Если не секрет, сколько кило набрала за время беременности?

А.: 15 кг.

-Уже от всех удалось избавиться, в минус не уходишь?

А.: (смеется) нет, не ухожу, так может казаться только из-за того, что я прибавила в объеме в груди.

-После рождения сыночка ты вышла замуж за Тараса Тополю и взяла его фамилию. А не возникает ли сложностей, ведь Алена Кучер – имя раскрученное, а Алена Тополя – пока нет.

А.: Раскрученное имя Alyosha, а Алена Кучер не так уж и известно. Хотя, как говорит Потап: "Нет никого круче, чем Алена Кучер (улыбается)".

-А какова ваша история знакомства с Тарасом и как зародились ваши чувства?

А.: Наше знакомство состоялось в продюсерском центре и это было так, не взначай. Но по истечению какого-то времени мы встретились на студии. Он записывал песню, а я пыталась ему рассказывать, как надо петь. И даже говорила, что надо походить ко мне на занятия. Я тогда преподавала вокал. Тогда на этом все и закончилось.

Но после "Евровидения" он пригласил меня на концерт, который проходил в Карпатах. И мы с командой согласились, ведь фестиваль шел 3 дня и его можно было совместить с отдыхом в хорошей компании.

Мы поехали и на этом фестивале все и произошло. Я словила искру и поняла, что что-то екнуло, зацепило. И после этого очень долго выуживала у его друзей, как можно с Тарасом поближе познакомиться.

А затем поняла, что это путь тернистый и пойду-ка я лучше напрямую. Так и сделала. Я просто позвонила ему, попросила о встрече и рассказала, что он мне интересен даже просто как друг. В Карпатах я увидела, какой он глубокий человек, поняла, что его мировоззрение совпадает с моим и отметила для себя, что мне всегда интересно его слушать.

Моя душа срезанировала с его душой. Мне захотелось ощутить это все снова.

Мы встретились и поговорили, а затем стали чаще общаться. Интересы у нас общие, так что нам всегда было о чем поговорить.

И постепенно все это переросло в нечто большее…

-А друзья-то в итоге хоть чем-то помогли?

А.: Они очень помогли морально, потому что мне в этот момент очень нужна была поддержка. Я переживала, что я какая-то никакая, что что-то не то сказала… В общем было все, как у любого нормального человека, который влюбился, но пока не понимает этого.

А друзья меня пытались настроить на то, что в любом случае, какой бы не был результат, но мы все равно все вместе продолжим дружить. То, есть объяснили мне, что я ничего не теряю.

-Многие артистки ищут себе мужей-бизнесменов. Ведь – творчество занятие не стабильное, а иметь финансовую подстраховку всегда хорошо. Ты с детства не мечтала о муже-олигархе?

А.: Я вообще в детстве о замужестве не мечтала. Я маме серьезно говорила, что никогда не выйду замуж. И я бы так и не вышла за Тараса. Мы бы просто продолжали жить вместе, рожать детей, заниматься любимым делом и т.д. Штампы в паспорте не играют никакой роли в жизни друг друга. Но они играют роль для нашего государства. Мы сыграли свадьбу ради ребенка, чтобы у малыша была семья: мама, папа, все, как положено…

-То есть какого-то красивого предложения руки и сердца в твоей жизни не было?

А.: Никакого предложения, мне просто было сказано: надо жениться! (смеется). И мы поженились.

-А как домашние обязанности дома разделены. Кто и за что в вашей семьей отвечает?

А.: Каждый за все. Единственное, что Тарас не делает или делает, но крайне редко – это глажка вещей. За утюг он берется только тогда, когда что-то срочно надо. А что касается ребенка, он все выполняет, как мама: поменять памперсы, покупать, погулять… У него только нет груди, чтобы покормить (улыбается).

-Шикарный муж.

А.: Да!

-Прям, как на правах рекламы прозвучало…

А.: Нет! Я его не рекламирую, пожалуйста, не обращайтесь по этому поводу. Он не продается и в аренду не сдается (улыбается).

-В прошлом году на премии Yuna тебе и Владу Дарвину вручили премию за лучший дуэт года. А нет ли желания записать совместную песню с мужем?

А.: Пока не знаю, даже не думала об этом. Нам прекрасно вместе дома: мы поем о нашем романе, и дуэтом исполняем детские песни. Этого пока хватает.

-А Тараса на вокал к себе все-таки заманила?

А.: Тогда это было без подтекста, я правда считала, что ему это необходимо. Сейчас он посещает занятия по вокалу, ходит к очень хорошему специалисту.

-Что касается твоей работы, высказывает ли муж тебе какие-то сомнения, вроде: Алеша, это платье слишком откровенно, а песня вообще не подходит?

А.: Алешей он меня не называет. А вообще может сказать и по поводу наряда, и по поводу песни. Но это ненавязчиво, аккуратно делается. Я сама спрашиваю его совета. Мне ведь, как любой женщине, очень важно, что думает мужчина.

-Ревнуете ли друг друга?

А.: Ну так, если только поприкалываться. А серьезно – нет. Конечно, у него много фанаток и большинство слушательниц – девушки. Если бы я ревновала, то должна была бы бдить постоянно за кулисами. Но в нашей семье есть такое понятие, как доверие друг другу. И мы на самом деле доверяем и всегда помним о том, что если кто-то захочет уйти, то просто уйдет, а если захочет изменить, то сделает это так, что не будет известно до конца наших дней.

Поэтому ревновать нет смысла. Давайте будем просто любить друг друга, наслаждаться жизнью и доверять.

-Знаю, что пока в нашей стране это не сильно развито и все же, не было ли случаев, чтобы тебя преследовали папарацци?

А.: Было пару раз и однажды это было совершенно неожиданно. Я приехала на море на один день выступить на каком-то фестивале и искупаться. На пляж я вышла в купальнике, чтобы просто воду попробовать, даже не купалась. Но мои снимки в купальнике и как я прогуливалась по балкону, тут же были опубликованы.

Я подумала, что эту съемку заказали те люди, которые меня пригласили, ведь никто больше не знал, что я там буду.

А вообще у нас и так достаточно неправдивых историй и статей, скандалов и всего прочего – этого достаточно, чтобы люди получили свою долю пищи, есть что обсуждать и без папарацци.

-А что касается твоих фанатов, все ли твои поклонники себя адекватно ведут или приходится жить с охраной?

А.: Нет, все хорошо. Поклонники – это же не фанаты. Фаны – это люди, которые ко всему относятся фанатично, у них нездоровое поведение. А у меня поклонники, которым нравится музыка, нравится артист.

Но было несколько раз, что люди пытались пробиться за кулисы. Но я не придаю этому большого значения. Все мы люди, у нас у всех есть эмоции. У кого-то эмоция заклинила в какой-то момент, а может человек просто выпил – всякое бывает.

Но я не думаю, что это причина ходить с охраной.

-Во время выступления сколько охранников просишь предоставить?

А.: Смотря, где выступление. Важно расстояние от гримерки до сцены. Если идти рядом, то и одного человека хватит, а если дорога длинная, то выстраивается коридор.

Бывает, если машина к сцене может подъехать, то я из нее прямо выпрыгиваю и иду выступать.

-Что есть в твоем райдере, комнату оббитую бархатом, как Мадонна, просишь?

А.: Нет, давайте доработаем до уровня Мадонны, будем развиваться, и шоубизнес наш дорастет до американского уровня, вот тогда и посмотрим (улыбается). Не думаю, что из нашего выжатого лимона стоит еще что-то дожимать.

-Нет ли у тебя желания уехать и работать в России?

А.: Нет, у меня есть желание работать по всему миру, это касается России, Украины, Европы, Азии, Америки… Но на этом моя национальность не заканчивается, я все равно буду ездить и выступать, но хочу, чтобы люди знали, что я – украинка. И жить я хочу только здесь.

Я люблю эту страну, какой бы она ни была. Здесь моя любовь, мои родители, многое здесь произошло со мной. Тут мое сердце.

-Читала в Википедии, что твой отец рыбак и в детстве ты даже продавала рыбу. А чем сейчас твои родные занимаются?

А.: Мой отец – милиционер, майор в отставке. Но в свободное время он рыбачил и сейчас тоже. Я ездила с ним на рыбалку и рыбу тоже продавала. Но сейчас он на пенсии, хотя рыбачить продолжает.

-Так может, стоит наладить массовую продажу, прямо со сцены?

А.: (смеется) Нет! Эта рыба уже не продается, а передается нам и употребляется.

-Где любишь больше всего выступать?

А.: Много таких мест. Одесса очень хорошо принимает. Мы там много раз выступали и каждый раз – как первый. Я там просто наслаждаюсь выступлениями. Да, вообще вся Украина хорошо принимает. Киев разве что, холодноват. Здесь люди не делают лишних движений.

-А случались ли с тобой курьезы на сцене?

А.: Много раз! И микрофон выпадал и юбка падала, и… я даже падала! Провода мешали или споткнуться могла, когда-то просто не увидели гитариста сзади. У каждого артиста курьезы рано или поздно происходят.

-Помимо того, что ты известная артистка, ты еще и просто красивая девушка. Предлагали ли тебе дорогие подарки?

А.: Предлагали, но я их отвергала. Не могу сказать, кто и что мне предлагал, но это те подарки, которые просто невозможно принять, ведь они к чему-то обязывают. Люди обращались не по адресу.

-А какие презенты самые оригинальные?

А.: От поклонников всегда что-то очень оригинальное передают. Они знают, что я люблю, когда люди что-то делают своими руками. Так что передают мне подарки, которые сами вышили или вырезали. Хорошо, когда люди делают подарок с душой, чтобы сделать приятное, а не пытаются показать, что у них много денег.

Самые сокровенные подарки – сделанные своими руками. Я очень их люблю. Пусть это даже что-то манипусенькое.

-Родители Камалии и Саши Рыбака в своих квартирах устроили музей собственных детей. А у тебя своего личного музея из подарков и афиш нет?

А.: У меня дома маленький ребенок и занимать место какими-то подарками было бы неправильно. Мы занимаем пространство игрушками, пеленками, бутылочками, всем, что идет в ход.

-У тебя были отношения с продюсером Вадимом Лисицей. И тем не менее вы сумели разойтись на дружеской ноте и продолжить сотрудничество. Научи, как? Ведь обычно, когда пара расстается, люди только копят в себе обиды…

А.: Долгая работа над собой была. И я работала над собой, и Вадик. В плане укрощения своего эгоистического начала. Люди накопили в себе обиды, моменты, которыми можно уколоть другого человека, это и постоянные укоры... Но это только наше восприятие, это все создавали люди для себя, ты сам этим наслаждался и заряжался. Никто ни в чем не виноват в итоге.

Наши блоги