УкрРус

Сергей Червонопиский: На армии продолжают наживаться, как и во все времена!

Читати українською
  • Сергей Червонопиский: На армии продолжают наживаться, как и во все времена!

Сергей Червонопиский — председатель Украинского Союза ветеранов Афганистана (УСВА), Герой Украины. В Афганистане воевал в составе 350-го гвардейского парашютно-десантного полка, первый комендант Кабульского аэропорта. Имеет тяжелое ранение, награжден многими наградами СССР и Украины.

– Что общего у нынешней "гибридной" войны с той, афганской, и что различает?

– Общего только то, что люди погибают в боях. Сейчас война на нашей территории. Вокруг все привычное, знакомое. Бойцам очень сложно перестроить себя на смерть, ранения, разрушения. Но главное отличие — непрофессионализм. Не только добровольческих батальонов, что объяснимо, но и армии.

Есть информация о том, что до частей не довозятся продукты, обмундирование

"Непрофессионализм" — это не слишком жестко?

– Слишком мягко. Преступный непрофессионализм многих военных руководителей. Который, как всегда, компенсируется героизмом рядовых воинов. Ветераны Афганистана воюют на Донбассе, работают инструкторами, доставляют гумантарку, занимаются освобождением пленных, живут на территории боевых действий. К нам, в УСВА, стекается масса информации, причем, от людей опытных, знающих войну не по фильмам. Мы оцениваем ситуацию объективно.

– В чем недостаток профессионализма? В боевых действиях? В обеспечении?

– Про тыловиков даже вспоминать не хочется! Тогда, в Афгане, за сотни километров от Родины, солдат был вооружен, обмундирован, накормлен. А сейчас (машет рукой)... Сейчас ночующие в полях уже мерзнут без теплой одежды. Есть информация о том, что до частей не довозятся продукты, обмундирование. На армии продолжают наживаться, как и во все времена! Что касается боевых операций. Афганистан научил нас заранее планировать все: скрытность передвижения, взаимодействие, прикрытие, поддержку, эвакуацию раненых. И пути отхода, если пошло не так, потому что живой боец лучше павшего героя.

Насчет раненых — ситуация катастрофическая. Полевые госпитали в зоне боев не развернуты, специализированного транспорта нет. Надо находить решения. Знаете, как спецназ решал такую задачу? Специальной лебедкой на санитарной машине. Подползали к раненому, цепляли крюк за одежду и тащили потихоньку. А иначе под огнем погибнет и раненый, и санитар.

А колонны наши? Формируются по два часа, с флажками, как на параде. За это время их двадцать раз сфотографировали, сообщили боевикам - и ждет засада.

Опять же - геройство нелепое. В современной войне командир не должен быть впереди на лихом коне. Потому что самые большие потери именно тогда, когда командиры выходят из строя, и бойцы становятся неуправляемыми.

Эта война — крайне жестокая. Тем, кто ее развязал, это не простится

Не налажен элементарный учет — военнослужащих, техники. Некоторые подразделения вооружены автоматами АКСУ. У нас говорят, что он годится не для боя, а чтобы застрелиться. Есть вообще факты, которые понять невозможно. Например, пилот видит колонну вражеской техники, запрашивает подтверждение на атаку. Командование что-то выясняет, согласовывает и пилот получает "Добро", когда колонна уже рассредоточилась. Получается, что за каждым танком надо гоняться уже отдельно и под зенитным огнем.

Надо выключать операторов мобильной связи в районе проведения операций или хотя бы сдавать мобильные телефоны. Потому что по этим переговорам противник вычисляет все: дислокацию, предстоящий маневр, боевую задачу — и готовится.

На худой конец, вести переговоры условными словами, а не прямым текстом, как сейчас. Нельзя передвигаться на заметных, характерных машинах — боевики за ними начинают охоту. Можно продолжать долго, но не хочу.

– Можно ли сравнивать потери афганской войны и нынешней? В привязке ко времени.

– Сейчас — значительно больше. Против нас не применяли артиллерийского огня такой плотности. И, тем более, современных систем залпового огня. Пережившие это и выстоявшие — настоящие герои. Эта война — крайне жестокая. Тем, кто ее развязал, это не простится.

– Реальная война отличается от учебников военной академии. А у нас в последнее время армию системно разрушали. В отличие от той же России.

– Поэтому надо максимально использовать наш опыт — членов УСВА. Это опыт не книжный, он добывался кровью. Множество наших ветеранов готовы идти инструкторами — в зону боевых действий, на базы подготовки — куда прикажут. УСВА готова их направить, поручившись за каждого. Особенно это касается Нацгвардии, потому что их инструктора учат бороться с бандами, а не с военными формированиями. Нам не надо званий, каких-то особых привилегий. Льготы у нас и так есть. Надо, чтобы если Украине пришлось воевать, то мы воевали так, чтобы не было стыдно ни перед собой, ни перед людьми. Но все как-то вяло идет.

– В смысле?

– В военкоматах не знают, что ответить. Да и сидят там в большинстве не боевые офицеры. В Минобороне не хотят слушать. Обращались во все инстанции, писали президенту — никакой реакции. Вот, может, через прессу достучимся.

– Почему?

– Я по-житейски отвечу. Наши генералы, полковники и прочие командиры, которых развелось слишком много, очень боятся выглядеть некомпетентными перед нами, разбирающимися в военном деле. Боятся больше, чем загубить бойцов или проиграть сражение. Это опять к вопросу о профессионализме.

– Даже гражданским ясно, что без пресечения поставок вооружений и живой силы война на Донбассе продолжится долго. Может ли Украина эту задачу решить?

Мы уже видели, чем закончилась непродуманная попытка блокировать границу. И всю правду об этой трагической авантюре нам еще только предстоит узнать. Пока не хватает сил для лобового удара, надо перекрывать транспортные магистрали. Сейчас даже танки передвигаются по дорогам. Поэтому разведка должна определить точки на основных магистралях, и артиллерия — пристрелять их. Обочины должны обязательно минироваться. Затем разведывательные группы скрытно, так, чтобы местное население не зафиксировало, выдвигаются в места наблюдения. Замечена вражеская колонна — наблюдатели сообщают точку, артиллерия открывает огонь. По необходимости подключается авиация. При попытке сойти с дороги работают мины. И нет колонны. Поверьте, после нескольких таких разгромов поток техники и наемников на территорию Украину если не иссякнет полностью, то резко сократится. Да и отношение россиян к необъявленной войне с Украиной начнет меняться.

– Вы упомянули про возврат пленных.

– Члены УСВА есть на территории АТО, и они, что называется, в авторитете даже у боевиков. Нашим гарантиям верят. За время боевых действий с нашей помощью из плена вызволено более 100 пленных, вот только на днях была освобождена группа из семи человек. Детали рассказывать нельзя, чтобы не подставлять людей, которые нам помогают. Дело это очень сложное, обстановка там меняется стремительно, наперед ничего обещать нельзя.

– Перед интервью посмотрел видеорепортаж о возвращении бойцов 30-й ОМБР в Новоград-Волынский. Очень тяжелый материал.

– У меня впечатление, что руководство страны не до конца понимает, с чем предстоит столкнуться, когда люди начнут возвращаться с войны. Себя помню, когда приехал в отпуск в Белоруссию и увидел спокойную мирную жизнь. У меня крышу срывало, а я ведь был офицер, со специальной подготовкой, психологической, в том числе. А сейчас парни будут возвращаться озлобленные, потому что война кровавая, мы несем избыточные потери. А еще и политики обязательно подключатся для разогрева. Добровольческие батальоны уже сейчас говорят, что не намерены сдавать оружие. Это все — серьезная опасность для стабильности страны. И просто фатальной ошибкой будет попытка противопоставить этой вооруженной силе — другую, ту же милицию.

– А что делать?

– Заранее готовиться к всесторонней реабилитации участников боевых действий. Это ведь не только психологическая поддержка. Это медицинское обеспечение, протезирование, помощь с трудоустройством, жильем — целый взаимосвязанный комплекс. В США, например, участниками боевых действий занимается большое министерство. Ветераны Афганистана лично, лоб в лоб сталкивались с этими проблемами и опять-таки готовы активно включиться в их решение. Уверен, что здесь мировое сообщество, в отличие от поставок оружия, нам поможет. Важно, как и на войне, действовать на опережение, не доводя до эксцессов. Но на все это необходимы срочные решения на уровне руководства страны. Мы — готовы.

– И напоследок. Сейчас много говорят о параде ко Дню Независимости — нужен, не нужен. Ваше мнение.

– Такой, какой сейчас планируется — не нужен. Лучше финансы на обеспечение бойцов потратить. Нам нужен парад...

– Победы?

– Я считаю — Парад Единства Украины. А это и будет нашей победой.

Наши блоги