УкрРус

Освобожденный заложник "ДНР": Думал, забьют до смерти. Угрожали, что вырежут семью

  • Освобожденный заложник "ДНР": Думал, забьют до смерти. Угрожали, что вырежут семью
    EPA

5 суток в пыточной террористической организации "Донецкая народная республика" провел член окружной избирательной комиссии Даниил, 30-летний житель Донецка (из-за существующей опасности для его жизни мы не называем фамилию и не публикуем его фото). Он рассказал "Обозревателю" о том, кто руководит действиями террористов, как похитители воздействуют на заложников, и почему, находясь в плену, он пытался покончить жизнь самоубийством.

Даниилу 30 лет, он бывший частный предприниматель. Из-за самопровозглашенной "ДНР" утратил имущество, доходы и здоровье. С переломом височной кости, ушибом почек, разрывом барабанной перепонки и другими последствиями плена, сейчас проходит лечение в одной из столичных клиник.

Террористы захватили Даниила и еще двух членов комиссии, в которой он работал, накануне выборов Президента. Дальнейшие пять суток пленники провели в подвале здания СБУ Донецкой области, которое находится под контролем самопровозглашенного заместителя командующего фейковой "Донецкой народной республики" Сергея Здрилюка по кличке "Абвер". Переговоры об освобождении членов избирательной комиссии вели представители ООН.

С бывшим заложником беседуем в больничном коридоре. На шее у Даниила странгуляционная борозда, запястья перебинтованы после порезов, на ногах и лице синяки. Не слышит на одно ухо полностью.

Как вас похитили?

Остановили на улице ГАИшники за пустяковое нарушение и вызвали ДНРовцев. Вооруженные автоматами боевики обыскали машину, нашли украинский флаг и сказали, что мы арестованы. Привезли в Донецкое СБУ, забрали все. У меня было 350 гривен, карточка, три телефона, вещи, кроссовки.

После первого допроса ко мне пришел дневальный, а у меня сзади были руки связаны, он мне дал попить и стал шарить по карманам.

Люди там разные. Есть идейные. Есть и такие, кто верит в справедливость. Но больше таких, что тупо зарабатывают. Такие говорят: "Дай честных предпринимателей, у которых есть заказы из Киева, перепиши на меня квартиру, машину", - вот что их интересует.

Выбивали показания люди, которым это нравилось. Некоторые сочувствовали: "Мне легче пристрелить человека, чем издеваться". Некоторые удовольствие получали, били и повторяли: "Ты меня боишься? Жить хочешь?".

О чем спрашивали на допросах?

Допрашивали люди, которые асболютно не понимают, что такое выборы в Украине, что такое "карусели". Не понимают наших реалий. Спрашивали, как я попал на выборы. Какие организации устраивают фальсификации. Когда я ответил "Партия регионов", думал, что получу по печени. Но для них что Партия регионов, что "Свобода" без разницы. Кроме "Правого сектора" ничего не знают.

Насчет "Правого сектора" там реальная паранойя, требовали, чтобы сдавал им "правосеков", участников Евромайдана, других участников избирательного процесса. Спрашивали, с кем я дружу и был ли на Майдане.

Предлагали выманить главу ОИК, чтобы они могли его выкрасть. Били меня чем попало по всему телу. На спине долго был отпечаток от сапога.

Как проходили ваши дни в плену?

В темноте. С завязанными глазами. В подвале. Один, на бетонном полу, где лежал кусочек поролона из коробок от дробовиков. 55 см на 70 см – такого размера была моя "постель". Там померил локтем, а после дома уточнил. Лежать только в позе зародыша можно.

1,5 суток меня держали со связанными сзади руками. Опухли плечи и руки. Руки развязывали, когда кормили, водили в туалет и на работу. Когда один раз оставили с развязанными руками, пошел на суицид.

Сильно отекали, ныли плечи, поэтому лежать в подвале на холодном полу было даже приятно.

Потом - выводили на работу во двор. Разбирать высоковольтные кабеля – там катушки стояли (смеется. – Авт.), ну чем еще могут ДНРовцы заниматься, кроме как кабеля на медь разбирать? Песок еще грузили…

Работа тоже чередовалась с избиением. В это время продолжалась вербовка. Говорили, что на их сторону переходят после допросов многие. Но верить этому нельзя, врут там повально.

Правда, что на православии там все помешаны?

Пытки и издевательства у них с православием нормально сочетаются. Во дворе СБУ есть часовня. И священник туда приходил православный. Когда я повесился, они меня стали ругать за грех. При этом один палач сказал, что ходит в часовню СБУ регулярно. Я его спросил: "Как так – у ста человек отобрал жизни и можно отмолить, а меня за то, что одну жизнь забрал (у себя), Бог не простит?" Он сказал: "Ну, вот так получается".

Вы видели других пленников?

Когда меня выводили из одиночки, они завели туда поляка. Это был римо-католический священник. Его всего обмотали скотчем, и даже заходить к нему потом не хотели, так что, возможно, человек и в туалет был вынужден ходить под себя… Объявили его сектантом. Он говорит им: "Я католик", а они – "Да, был тут у нас один, как ты – саентолог". Им что католик, что саентолог… Библию в руках, думаю, не держали.

Еще среди задержанных был журналист со львовской пропиской.

Они ходят по камерам и делают перекличку, а я слушаю и считаю. Так узнал, что на момент моего похищения в подвале СБУ было 23 человека, а когда мы с коллегами уходили - 30.

Почему вы пытались убить себя?

Перед суицидом били особенно хорошенько. Думал, забьют до смерти. Угрожали, что вырежут семью. Требовали, чтобы сдавал им тех, кого я знаю. "Придумай, как выманить, и к тебе будет другое отношение". Выманивать людей я не мог.

Дали 2 часа подумать и выспаться, потом обещали пытки. Так и сказали - пытки. Я нашел в кармане ключ от квартиры, стал точить его о бетонный пол. Попытался вены вскрыть. Пилить пришлось - это неприятно… Мало что получилось, кровь особо не пошла. Поэтому я снял шнурки с кроссовок и сделал удавку (после меня уже у всех шнурки позабирали)… Очнулся уже в другой камере. Сначала вообще мало что понимал и слышал плохо. Казалось, что люди молча ходят вокруг меня и совершают непонятные действия. Язык прокусил, когда вешался, мне долго не могли разжать челюсть. Откачивали их же врачи - тоже сепаратисты. И женщины среди них были, одна – кажется, беременная.

Когда откачивали - бросили на пол и долго поливали водой. Рассказали, что нашел меня висящим дневальный. Нормальный пацан, 18 лет. Он сказал: "Не поверишь, я никого пальцем не тронул".

После повешения начались эпилептические припадки, но то, что я пошел на суицид, вполне возможно, спасло жизнь.

Много ли в здании СБУ россиян и какова их роль?

- О числе трудно судить, но там довольно много россиян, были и кавказцы. А заправляют всем ГРУ-шники (ГРУ - Главное разведывательное управление - орган внешней разведки Минобороны РФ. – Авт.). По отрывкам фраз понял, что многие из них были в Крыму.

Для дальнейших нужд российских офицеров из массы местных "ополченцев" будет взят один боец. Донецкие сторонники "ДНР" в СБУ проходят как бы аттестацию, а мы - материал для учебы. Остальные донецкие ДНРовцы – это все груз 200 (пушечное мясо. - Авт.).

Штрафники есть и из числа "ополченцев" - кто-то из них попал в камеру за то, что нажрался, кто-то - надебоширил. С одним разговаривал - он сказал, что он из комендантской роты и по пьяни у кого-то машину забрал. За это его тоже, как меня, отправили песок грузить. Такие люди там - расходный материал.

Можете назвать клички, имена?

Керч Владимир Иванович – их главный. Его нельзя назвать жестоким, личность интересная. Единственный, кто все контролировал, вплоть до того, что… Допускаю, что все "абверы" и "стрелки" ничего не решают. Сделал вывод, что у него лет 20 войны за спиной.

Те, что били, были в масках, да и у меня чаще всего во время допросов глаза были завязаны. Идентифицировал их по повадкам и голосам. Они вели свое "расследование", а я - свое.

Самым злым был Свят. Парень лет 20 – 22, с московским акцентом – его называли сыном Керча, не знаю, так ли это. Он как злой ребенок, которому все можно. Когда нас везли еще в СБУ, прозвучала фраза: "Только б не к Святу, я после него не могу работать с людьми". Но я так понял, что я к нему и попал. От этого Свята получал в голову.

Свят мне сразу сказал: "Я из России, из Кремлевского училища" (Московское высшее военное командное училище. – Авт.).

Друг друга они называют по кличкам. Был там Охотник, Юг, Череп (по-моему, звать его Юра).

А нас они называли политическими.

Хочу отметить, что на ОГА (в здании захваченной террористами облгосадминистрации. – Авт.) и в СБУ совершенно разные группы. Там, где я был, там группа Абвера.

Какие пытки к вам еще применяли и что оказалось самым страшным?

В одну из ночей подняли, поставили к стенке, и молча стали бить электрошокерами. После суицида связали руки уже в нескольких местах, и еще перевязали ноги, в таком виде оставили на 8 часов. Но это все не так важно, по сравнению с тем, что пока там был, сильно за родню переживал. Еще был момент: человека избивали на моих глазах и говорили, что его жизнь зависит от меня. Было страшно, что могут пострадать люди, которых я знаю. Обещали меня пристрелить, покалечить, отправить лет на десять в российскую тюрьму.

Хотя врут там безбожно. Один сказал: "Меня 9 человек избивали, но я не повесился", а на следующий день точно такую же историю про 9 человек уже другой излагает. И у каждого из местных - или беременная девушка погибла от рук майдановцев, или родной брат сгорел. Кто говорит, что в Одессе, а у кого – "в Киеве сгорел брат-беркутенок". Верить им нельзя – ни тогда, когда грозят "расстреляем", ни когда говорят "отпустим". Теперь, когда русскую речь, с "аканьем", слышу – включается защита: воспринимаю как тупое вранье.

Как вы вырвались?

Сначала они чуть не захватили работников миссии ООН, которые пошли к ним на переговоры. Потом доказывали, что таких людей, как я и мои коллеги, в СБУ нет. Потом Керч нас вызвал и объяснил, что провели проверку и нас отпускают. Когда выходили, я так обнаглел, что говорю: "Дайте мне справку об освобождении", и он выписал какую-то бумажку.

Вышли мы с донецкой милицией. Там были несколько человек в гражданском. Нас вывели за периметр, посадили в милицейские машины и привезли в городское УМВД. Завели в кабинет начальника Юрия Седнева. И сказали: "Поблагодарите человека, это он вас вытащил, все порешал", – это о начальнике милиции города Донецка.

Похоже, донецкие менты знают тех, кто похищает и пытает?

- Пока я в СБУ находился, часто складывалось ощущение, что рядом находятся местные СБУшники. Называли они себя оперативниками. И их там немало. А донецкая милиция… они туда вхожи. Они контактируют. Как после победы Майдана в Киеве Самооборона ходила вместе с милицией, так и там – но только милиция с "ДНР". Они многие вещи копируют с Майдана.

Каких ошибок лучше не совершать в плену?

- Я скуп на эмоции. Думаю, это спасло жизнь мне, а может и другим – через кого пытались повлиять на меня. Человека, который был со мной в комиссии, заставили назвать им пин-код карточки, угрожая, что убьют меня. А некоторых там ломают. Один задержанный сказал, что может им помочь – рассказать, где стоят военные части и передать туда отраву… О нем мне говорили: "Вот он молодец, идет на сотрудничество".

Кстати, сигареты там тоже средство воздействия. Так что я бросил. После суицида предложили покурить, я ответил: "Нет, курить вредно для здоровья".

Наши блоги