УкрРус

Андрей Клименко: Крым - это запаянная колба с сигналом от Киселева

Читати українською
  • Только крымские татары могут решать судьбу полуострова
    Только крымские татары могут решать судьбу полуострова
    (с) Facebook Андрея Клименко

Только крымские татары, как коренной народ Крыма, должны решать судьбу полуострова. На практике пока этот проект реализовать достаточно тяжело, хотя предпосылки к этому есть.

Сам Крым оказался запаянной колбой, в которую поступают только сигналы российских федеральных каналов накачанные пропагандой, считает Андрей Клименко - редактор портала BlackSeaNews, руководитель проекта в фонде "Майдан иностранных дел" и автор международного доклада о нарушениях прав человека в Крыму, крымчанин и сторонник крымскотатарской национальной автономии на полуострове.

Он внимательно следит за всем, что происходит в Крыму, собирает и анализирует информацию, формирует стратегическое видение как событий, происходящих в Крыму сегодня, так и перспектив освобождения этой оккупированной территории.

О крымских реалиях и судьбе крымских татар Андрей Клименко рассказал "Обозревателю".

- Прежде всего, почему именно крымскотатарская национально-территориальная автономия?

- Еще в мае-июне 2014г., когда в "Майдане иностранных дел" сформулировали основные принципы возвращения Крыма, то в разделе "государственно-правовые аспекты" первым пунктом стояло конституционное закрепление за Крымом статуса национально-территориальной автономии крымскотатарского народа в составе Украины.

Почему именно так? Моя позиция и как руководителя направления в "Майдане иностранных дел", и как крымчанина заключается в следующем. У данного вопроса есть две стороны.

Цинично-прагматичная сторона вопроса состоит в том, что никакие русские, никакие украинцы, азербайджанцы, армяне, евреи, белорусы в соответствии с резолюцией ООН о правах коренных народов не имели права проводить референдум и принимать решения о статусе территории, которая им не принадлежит исторически. Все они могут проводить референдум - но на своей исторической территории. А Крым - историческая территория крымскотатарского народа. Напомню, Украина весной 2014г. признала крымских татар коренным народом Украины.

Таким образом, неучастие крымских татар в референдуме 16 марта 2014г. не позволяло никому согласно международным правовым нормам принимать какое-либо решение об отделении, изменении границ, присоединении и т.д. Такое право принадлежит только крымским татарам, крымчакам и караимам. Де факто это право касается в первую очередь крымских татар, потому что, к огромному сожалению, караимов и крымчаков осталось всего по нескольку сотен человек.

Если бы в феврале-марте 2014г. крымским татарам дали оружие - легкой аннексии бы не вышло

В создавшейся ситуации для международного сообщества вышесказанное - это основной аргумент. Есть неоднократные решения ООН на эту тему, есть международная практика. Для нас, украинцев, позиция крымскотатарского народа в начале оккупации, когда они поддерживали украинских военных, стояли вдоль дорог с украинскими и своими национальными флагами стала свидетельством их активной политики.

И если бы тогда крымским татарам дали оружие, - а его не дали, хотя крымскотатарская молодежь просила дать, - то легкой оккупации и аннексии Крыма не было бы. Были бы бои, была бы война, но они бы не сдались без боя.

- Но этого ведь не произошло, почему об этом нужно говорить?

- Переигрывать теперь уже поздно, но никогда не поздно осмысливать случившееся. Национальная автономия крымских татар на территории Крыма означает, что Украина отдает им долг, причем не только свой. Этот долг не отдал им Советский Союз - сталинский, брежневский и горбачевский. Украине это наследство досталось по случаю - историческому, государственно-правовому.

И Украина, которая как раз находилась в этом сложнейшем переходе от советского к постсоветскому, взяла эту ношу на себя. и никто ей в этом не помогал. Денег в Украине было мало, был кризис, коррупция, и тем не менее Украина единственная из постсоветских стран выделяла деньги на возвращение крымских татар. В этом не участвовал ни Узбекистан, ни Казахстан, ни другие среднеазиатские республики. Я был свидетелем этого в конце 80х и в 90е годы.

- Как вышло, что именно крымские татары оказались основными союзниками Украины в этой тихой битве за Крым?

- А давайте обратимся к нашим братьям-славянам в Крыму. Полуостров похож сегодня на некий информационный аквариум, или, точнее, запаянную стеклянную колбу, в которую поступает только сигнал "Киселев-ТВ" или "Раша Тудей", а оттуда с каждым днем поступает все меньше информации. Почему? Потому что работает ФСБ, работает зомбирование…

Наши братья славяне в Крыму не живут компактными поселениями по нескольку тысяч человек, они разрознены. Они законсервировались, они встречаются и говорят только с теми, кому могут доверять, а это рискованно, потому что существует огромная система доносительства в ФСБ, и это поощряется.

Крым похож сегодня на запаянную стеклянную колбу, в которую поступает только сигнал "Киселев-ТВ" или "Раша Тудей"

А крымские татары сегодня живут в Крыму в местах компактного проживания, которые сформировались еще в дни возвращения на родину. Это пригороды больших городов, это стихийно сформировавшиеся поселки, и там везде живут по нескольку тысяч человек. Так легче жить и выдерживать пресс российской агрессии, который продолжает давить их. Пусть попробуют туда зайти 2-3 аксеновских самооборонца и кого-то оттуда выдернуть! Не позволят.

- Кого вы имеете в виду под "братьями-славянами"?

- Как я представляю, в Крыму всегда было и есть до 30% жестких пророссийских сепаратистов. Есть 30% обывателей, которые существуют при любом конфликте и думают только о том, чтобы выжить. И есть еще 30% политических украинцев, из которых половина - крымские татары, а вторая половина - политические украинцы других национальностей. Но эта вторая половина политических украинцев не живет компактно, она разрознена. Ее легко разделить, напугать.

Так и выходит, что крымскотатарский народ оказался сплоченнее, несмотря на то, что связь его с национальными лидерами затруднена, они всё больше изолированы - тем не менее, он проявляет по-прежнему свой характер - несгибаемый.

- Но так выходит, что этого несгибаемого характера опасаются, и не только враги...

- В Украине до сих пор живут стереотипы о крымских татарах. Один из них придуман еще в КГБ. И это не пустые слова. Когда мы проводим множество закрытых встреч и дискуссий, и я вижу, что люди с генеральскими погонами разных силовых структур по-прежнему убеждены - и убеждение это им прививало пятое управление КГБ СССР, занимавшееся диссидентами, - что стоит крымским татарам дать автономию, как они присоединятся к Турции.

Это предубеждение живет и среди моих украинских друзей, среди майдановцев, тех, кто пошел защищать Украину с оружием в руках. От этого предрассудка нужно избавиться. Ведь нигде и никогда ни Мустафа Джемилев, ни Рефат Чубаров - а они пользуются громадной поддержкой среди народа - не говорили, что государственность крымских татар возможна вне независимой Украины. Ни разу не звучали из их уст сепаратистские высказывания. Их требование - государственность крымских татар как национально-территориальная автономия в составе демократической Украины.

До аннексии полуострова Российской империей крымские татары на протяжении 500 лет имели свою государственность

При этом напомню, до Екатерины ІІ, до аннексии полуострова Российской империей крымские татары на протяжении 500 лет имели свою государственность, на определенном этапе представлявшую собой некую автономию в составе Османской империи.

- То есть, сегодня национальная автономия - это восстановление давней исторической справедливости?

- Не обязательно ходить так далеко. У нас уже в 1991-1994г. уже почти была крымскотатарская национальная автономия. Это было до прихода Мешкова. В первой крымской конституции была предусмотрена национальная квота по избранию Верховной Рады Автономной республики Крым - десять крымских татар на сто мандатов, они избирались Меджлисом.

И плюс по одному человеку было от греков, армян, болгар и немцев, они избирались их национально-культурными обществами. Все остальные избирались традиционно по округам, по партиям. В Крыму - 12-15% крымских татар, и они по территории полуострова распределены очень неравномерно. Но десять мандатов им было гарантировано, плюс они еще 5-6 человек добирали по округам. Таким образом, гарантировалось представительство.

- Это в прошлом. А как с будущим?

- Документы ООН говорят, что нельзя без согласия коренного народа изменять статус и границы их территории. Нельзя принимать решения, которые могут повредить окружающей среде, исторической среде, и т.д. И это значит, что у квотного представительства крымских татар должно быть право вето.

И без голосов крымскотатарской группы депутатов не могут быть приняты решения об изменении границ, о территориальной принадлежности. Не могут быть приняты решения о снесении исторических памятников, об изменении уникальных ландшафтов и всего, что составляет душу народа. То же самое и с языковой политикой.

Еще в самой первой конституции было провозглашено равенство трех языков - крымскотатарского, украинского и русского. Но оно не было достигнуто на практике, потому что в Крыму было 660 школ, из которых полтора десятка - крымскотатарские школы, 7 или 8 - украинские, а остальное - русские. То есть, и автономия по сути была русской. И, разумеется, на развитие образования на крымскотатарском языке и крымскотатарской культуры, как правило, не хватало денег.

Кадры. В Автономной республике Крым и вице-премьер, и первый вице-премьер, были, как правило, крымскими татарами. В министерствах были либо министры, либо первые заместители - крымские татары. Это было и в МВД, и в Минобразования, и в Минэкономики. причем это не было нигде закреплено. Действовало некое неформальное право.

Думаю, при любом раскладе в каждом министерстве должен быть представитель коренного народа. До Первой мировой войны и сталинских репрессий главой исполнительной власти, например, был крымский татарин, а глава обкома - русский. Такое нельзя закладывать в Конституции, так как это нарушение прав. Надо найти формулу - как закрепить такой баланс де факто.

- Как вы видите решение этой проблемы?

- Допустим, есть 100 депутатов. Пусть 50 из них избирается из крымских татар. Это предлагаю я - гражданин и патриот Украины, наполовину украинец, наполовину русский. Есть, к примеру, список - 200 крымских татар. Они выдвигаются Меджлисом или Курултаем. И мы - не только крымские татары, а и все жители полуострова - избираем самых достойных.

Если бы мы имели 50 депутатов, избранных таким образом, то мы бы имели гарантию от любых неожиданностей вроде той, которая случилась в феврале-марте минувшего года. Остальные депутаты избираются по стандартной системе - мажоритарной ли, пропорциональной - не важно. В Бахчисарайском районе, в Нижнегорском районе, где крымскотатарского населения - до 35%, с большой долей вероятности был бы избран крымский татарин.

И будет их, например, не 50, а 55-56 депутатов. И тогда мы уходим от этой проблемы, которая была в Крыму - от неравномерности расселения крымских татар. В Ялте, например, всего один процент крымских татар. Их много в Бахчисарае, в Джанкое, в Красногвардейском и Белогорском районе, в отдельных населенных пунктах Судакского района. Описанная схема позволяет иметь крымским татарам блокирующий пакет на случай разных глупостей… А в остальном действовали бы общепринятые нормы законодательства Украины.

Наши блоги