УкрРус

Политбайка. Запретный вкус шоколада

Читати українською
  • Политбайка. Запретный вкус шоколада

Однажды американский шпион Эдвард Сноуден сидел в транзитной зоне аэропорта "Шереметьево" и ел хот-дог, который ему из жалости принес уборщик Рашид. Рядом стоял бумажный стакан с кипятком.

Шум в дальнем конце зала привлек внимание американца. Два служащих Федеральной миграционной службы вели пассажира с большим чемоданом.

- Запрещено! Решением Роспотребнадзора! - объяснял служащий. - Вы не можете войти на территорию Российской Федерации с данным багажом!

Пассажира усадили на соседнюю лавку и велели ожидать самолета на Минск.

Сноуден от скуки принялся разглядывать пассажира. Тот был плотен, курчав и очень недоволен. Костюм его слегка примялся, но от того не стал выглядеть менее дорого. Туго набитый чемодан был таким же усталым, как и его хозяин.

Пассажир почувствовал взгляд, недовольно покосился, отвернулся. Снова покосился, уже с интересом и вопросом: мол, где я мог видеть этого очкарика?

- Сноуден! Эдвард Сноуден! - широко улыбнувшись, представился американский шпион. - Меня здесь уже все знают.

Папссажир понимающе кивнул и тоже представился:

- Порошенко Петр Алексеевич. Хозяин кондитерского концерна "Рошен". - он помолчал и, видя заинтересованный, словно приглашающий продолжать взгляд Сноудена, продолжил. - Не впускают. Говорят, в шоколаде, - он похлопал ладонью по чемодану, - В моем шоколаде - бензапирен! Собаки багаж обнюхали - лаять стали. Они показывают своему Джульбарсу батончик "Красный октябрь" - тот молчит, нос воротит. А показывают "Рошен" - на визг исходит. Я им говорю: у вас что, собаки на бензапирен натасканы? Нет, отвечают, на шоколад.

Сноуден удивленно приподнял бровь.

- А что я могу поделать, если в любом настоящем шоколаде есть бензапирен!? - развел руками Порошенко. - А если нет бензапирена - значит, и шоколада нет. Заменитель.

Сноуден кивал с интересом.

Вдруг в зале снова появились служащие Федеральной миграционной службы РФ.

- Господин Порошенко П.А.! - обратился один из них к пассажиру. - Мы не можем депортировать Вас в Минск, так как Беларусь запретила ввоз продукции "Рошен".

- Тогда давайте билет на Душанбе! - устало проговорил Порошенко.

- Таджикистан тоже отправил конфеты "Рошен" на проверку. - лаконично сообщил чиновник. - Можем отправить Вас назад в Украину.

- С товаром - назад!? - возмутился Порошенко. - Ни за что!

- В таком случае можете оставаться в транзитной зоне до момента, когда запрет на ввоз продукции вашей фабрики будет снят. - милостиво разрешил сотрудник ФМС РФ. После чего оба чиновника растворились в воздухе.

Порошенко оглядел зал, в котором ему предложено было коротать неопределенное количество времени. Когда в поле его зрения оказались очки Сноудена, американец невпопад сказал, по-прежнему улыбаясь:

- Я здесь уже четвертую неделю сижу. Тут нормально, только деньги кончились, и есть нечего. Вот, таджики подкармливают. - и Сноуден проглотил остатки хот-дога.

Порошенко побледнел, затравленно оглянулся и задумался. Потом снова внимательно посмотрел на Сноудена, молча приоткрыл молнию на чемодане и извлек оттуда шоколадный батончик в красной обертке. Улыбнулся и протянул сладость американцу.

Тот расцвел, кивнул благодарственно, зашелестел фольгой и принялся уплетать шоколад, запивая кипятком из бумажного стакана.

Но едва он сделал глоток, как из воздуха соткались сотрудники Федеральной Миграционной службы.

- Господин Сноуден, немедленно прекратите! - строго потребовал старший. - Вы не должны это есть!

Сноуден удивленно воззрился на сотрудника ФМС:

- Но я же в транзитной зоне! Я не ввожу шоколад на территорию России!

Чиновник вытащил из внутреннего кармана какую-то карточку:

- Ваше временное удостоверение о получении убежища на территории Российской Федерации, господин Эдвард Сноуден!

Американец несколько секунд продолжал молча смотреть на чиновника. Потом руки его задрожали, он огляделся по сторонам и прошептал:

- Это что же... Это - мне!? Это... Я могу отсюда выйти, да?

Сноуден встал и, словно зомби, протянул руку к документу. Сотрудник ФМС приподнял удостоверение повыше и показал пальцем на недоеденный батончик "Рошен" в руках американца. Тот озадаченно уставился на подарок Порошенко, потом поднял глаза на самого Петра Алексеевича. Их взгляды встретились. Спустя какое-то невыносимо долгое мгновение Сноуден отвел глаза, как-то весь сник, радость его погасла. Он аккуратно завернул в фольгу остатки батончика и, ни на кого не глядя, положил на лавку. Потом, все так же пряча глаза, взял у сотрудника ФМС удостоверение и поволок рюкзак к выходу из транзитной зоны аэропорта.

Порошенко смотрел вслед бывшему американцу, пока тот вместе с сотрудниками Федеральной Миграционной службы не скрылся из виду. Потом двумя пальцами взял оставленный Сноуденом батончик и аккуратно бросил его в урну.

Время шло. Петр Алексеевич почувствовал, что проголодался. Он расстегнул молнию на чемодане, достал оттуда плитку черного шоколада с натуральной клюквой. Оборвал половину обертки, бросил обрывки бумаги и фольги в урну и надкусил край шоколада.

- Воспитанный человек видно, воспитанный человек бумажка урна бросает! - одобряюще прозвучало рядом. Порошенко поднял глаза и увидел уборщика Рашида, который по-доброму улыбался, опершись о пластмассовый веник. Петр Алексеевич покачал головой, тоже улыбнулся и, запустив руку в чемодан, протянул таджику плитку пористого молочного шоколада. Тот аккуратно сел на краешек скамьи, прошамкал: "Рахмат!", - и сунул в рот небольшой кусочек шоколада. Остальное аккуратно завернул и спрятал в карман.

Два человека сидели на лавке и молча ели шоколад, а вокруг них шумел, суетился, провожал, встречал и не впускал огромный аэропорт "Шереметьево"...

Наши блоги