УкрРус

Митрополит Владимир: свой среди чужих, чужой среди своих

  • Митрополит Владимир: свой среди чужих, чужой среди своих
    sobor.in.ua

5 июля в реанимации киевского Института сердца скончался предстоятель УПЦ МП митрополит Владимир (Сабодан). За жизнь Владыки боролись до конца. Об этом свидетельствует даже расхождение в дате смерти: окружение предстоятеля называет 3 час 40 минут утра, лечащий врач, кардиохирург Борис Тодуров – 6 часов 5 минут.

То есть, после того, как сердце больного остановилось – реанимационные мероприятия продолжали почти 3 часа. Обычно их проводят не больше часа. А в таком возрасте, и с таким "букетом" болезней, как у покойного – так чаще всего "для галочки". Сделав несколько минут искусственное дыхание с непрямым массажем сердца – да уколов в вену пару уколов "для очистки совести".

В рассматриваемом случае не пройдет уже и диагноз "смерть от старости" – хотя до 79 лет в Украине доживают далеко не все мужчины. Да и стандартная причина смерти, выставляемая в медицинских справках, "хроническая сердечно-сосудистая недостаточность" - тоже. История болезни митр. Владимира уже за несколько дней до смерти приобрела характер откровенного медико-политического детектива – после сюжета ТСН на канале 1+1. В нем ближайший помощник и "правая рука" предстоятеля, митрополит Александр (Драбинко) рассказал о многих загадочных обстоятельствах, предшествовавших смерти его наставника.

Вот только краткий их перечень. Больного главу УПЦ еще в прошлом году долго лечили в клинике "Обериг" – но вдруг у него был обнаружен запущенный рак 4-й степени с метастазами. Дальнейшее лечение пришлось проводить уже во Франции – куда пациента долго не хотели отпускать, не исключено, что под давлением высших медицинских чиновников, включая теперь уже экс-министра Богатыреву.

В мероприятиях по поводу годовщины Крещения Руси на Владимирской горке 28 июля у митрополита Владимира случился сердечный приступ, вызвавший клиническую смерть – нарушилась работа вживленного электрокардиостимулятора. А виной тому весьма вероятно послужила аппаратура подавления работы мобильных телефонов, установленная вокруг места торжеств спецслужбами. Что может быть и случайным совпадением, конечно – но в таком случае, это просто вопиющая халатность.

Сам митрополит Александр (Драбинко) твердо уверен – предыдущая власть сделала все, чтобы приблизить конец главы УПЦ. Для того и предпринимала все шаги, включая вышеперечисленные, с целью ускорить смерть митр. Владимира, при этом придав ей вид максимально "естественной". Пока это только мнение – но расследованием обстоятельств смерти митр. Владимира уже занялась Генеральная прокуратура.

УЧЕНЫЙ, МОНАХ, АРХИЕРЕЙ

Но кем же на самом деле был скончавшийся предстоятель Украинской православной церкви? Одни (чаще из радикал-патриотических кругов) считали его "агентом Москвы" и "проводником церковной политики Кремля". Другие (из кругов радикально-пророссийских), наоборот, обвиняли покойного Владыку Владимира в "предательстве интересов церковного единства", под которым ими понималась однозначная смычка УПЦ МП с РПЦ в целом.

На самом деле, истина находится где-то в середине. Для этого достаточно посмотреть жизненный путь усопшего архиерея. Родился Виктор Маркианович Сабодан 23 ноября 1935 г. в с. Марковцы Летичевского р-на Хмельницкой обл. Украины в крестьянской семье. В 1954 г. поступил в Одесскую духовную семинарию, в 1958 г. — в Ленинградскую духовную академию, которую окончил в 1962 г. со степенью кандидата богословия.

Летом того же года о. Виктор был рукоположен в диакона, чуть позже – в священника, а 26 августа принял монашеский постриг с новым именем Владимир. Обычно образованные батюшки уходят в монахи не просто так – но по благословлению церковного начальства, разглядевшего в молодых людях организаторские таланты. Ведь по давним традициям в Православной церкви женатое духовенство не может занимать мало-мальски значимые руководящие должности.

Пошла вверх и карьера теперь уже о. Владимира (Сабодана). 1965 год – окончание аспирантуры при Московской духовной академии (где ректором тогда был нынешний глава Киевского патриархата Филарет), назначение ректором Одесской духовной семинарии, возведение в сан архимандрита.

В 1966 будущий глава УПЦ был посвящен в епископы – и отправлен на три года в "зарубежную командировку" в Иерусалим. Что, конечно, для любого верующего человека не ссылка – а большой почет и радость, служить рядом с местом, где родился и жил сам Христос.

С 1969 по 1973 год Владыка Владимир занимал различные епархиальные должности в Украине – затем был переведен ректором Московской духовной академии, главной "кузницы кадров" РПЦ, которую возглавлял 9 лет. 1982-84 год – назначение главой Ростовской епархии.

Следующие три года жизни Владыки – возглавление уже Западноевропейского экзархата РПЦ. Должность, на которую абы кого не ставят. Ведь прихожане этого экзархата – не малообразованные верующие СССР, а потомки белоэмигрантов, ученики философов и богословов, покинувших Россию в 1922 году на "философском пароходе", высланные Лениным и Дзержинским, почему то не пожелавших пополнить ими список жертв Соловецких лагерей и ГУЛАГа.

С такой "паствой" надо самому быть образованным и передовым. Архиепископу Владимиру (Сабодану) это удалось. И благодаря личным качествам – и, не в последнюю очередь, из-за обучения в Ленинградской духовной академии, в противовес консервативной Московской, готовившей больше "либералов".

КАК МИТРОПОЛИТ ВЛАДИМИР СТАЛ ГЛАВОЙ УПЦ

С началом горбачевской "перестройки" Владыка Владимир вернулся в СССР – и в конце 1987 года был назначен Управляющим делами Русской православной церкви. Должность очень влиятельная, нечто вроде "церковного премьер-министра" – хотя временами и уступает значению Главы отдела внешних церковных сношений, "церковного МИДа".

И вот тогда и закрутилась интереснейшая интрига с украинскими событиями. Возрождающиеся украинские демократы, мягко говоря, не очень хорошо относились к тогдашнему киевскому митрополиту Филарету – с 1966 года железной рукой проводившего в украинской церкви политику Москвы. Не только Патриархии – но и коммунистического Кремля тоже.

И когда КПСС стала "отпускать вожжи" – едва ли не единым мнением активистов РУХа и других подобных организаций к Москве стало требование к ней назначить экзархом Украины как раз Владыку Владимира (Сабодана). Не только, как этнического украинца – но и как человека широких взглядов, зарекомендовавшего себя в этом смысле во время тех же многолетних зарубежных командировок.

Москва же навстречу просьбам украинских национал-демократических организаций идти не спешила. Пока не разразился кризис внутри самой УПЦ – когда ее тогдашний лидер, митрополит Филарет, не объявил об автокефалии и разрыве отношений с Москвой. В ответ Патриархия не просто предала его анафеме – но и "выполнила просьбу" украинцев – послав им в качестве предстоятеля митрополита Владимира.

Понятно, что Владыка Владимир стал главой УПЦ МП не просто так, патриаршим Указом – его избрал Собор украинских архиереев, собравшихся в Харькове и не захотевших подчиняться Филарету. Но, можно предположить, что избери промосковские епископы кого-нибудь другого – с его "инаугурацией" в Киеве могли бы возникнуть, мягко говоря, очень большие сложности.

А так национальной интеллигенции пришлось "проглотить пилюлю", дескать, Вы же просили этого архиерея – ну так и встречайте хлебом-солью. Итогом этой интриги и стал свершивщийся раскол прежде единого украинского Православия на "московскую" и несколько "украинских" церквей.

АВТОКЕФАЛИЯ ДЛЯ УПЦ – ЭВОЛЮЦИЯ ВМЕСТО РЕВОЛЮЦИИ

Впрочем, говорить о том, что Москва, отпустив митрополита Владимира (Сабодана) на киевскую "кафедру", одержала некую решительную победу в своей церковно-имперской политике, не приходится. Скорее – она просто отсрочила свое поражение, превратив его из революционного в эволюционное.

Да, новый глава УПЦ был реалистом – и понимал, что простым митрополичьим Указом о введении автокефалии независимую церковь не построишь. Во всяком случае, такую, которая была бы признана другими Поместными церквами – без чего любая духовная структура с канонической точки зрения считается не более, чем "раскольнической группировкой".

К тому же, в 90-е годы среди действительно верующих (то есть, тех, кто ходит в храм чаще одного-двух раз в год по большим праздникам) действительно были сильны настроения "неразрывной связи с матерью-РПЦ". И педалирование вопроса отделения от Москвы просто вызвало бы очередные расколы.

Митрополит Владимир действовал тоньше – но и надежнее. Он ставил своих людей в руководство духовных семинарий и академий, переводил их на украинский язык обучения, да и само обучение по философии становилось гораздо более украинским, чем ранее.

Параллельно проводился и "правильный подбор кадров" в будущие архиереи. Вообще, их число в сравнении с 90-ми годами в УПЦ выросло в несколько раз – и в конце концов твердые сторонники "промосковской линии" оказались в меньшинстве. Будучи назначенцами еще "советского" времени, как одесский митрополит Агафангел – или людьми, скрывавшими свои убеждения до хиротонии.

Ярким примером кадровой политики покойного предстоятеля может служить его любимец и личный секретарь – митрополит Александр (Драбинко), который считается неофициальным лидером "автокефального" крыла в УПЦ.

Да, митр. Владимир защищал уникальность канонического статуса своей церкви – и "боролся с раскольниками", включая Киевский патриархат. Но, наверное, не стоит ставить знак равенства между обычной корпоративной солидарностью – и какой-то "пророссийскостью". Конкуренты не нравятся никому. Те же автокефальные православные деноминации в Украине тоже очень часто дробятся еще больше – и "осколки" анафематствуют друг друга совсем не по причине общей нелюбви к Москве.

Подытоживая, можно сказать, что покойный митрополит Владимир был мудрым пастырем и церковным политиком. Среди однозначных заслуг которого и то, что он подготовил почву для обретения украинскими православными автокефальной Поместной Церкви. Другое дело, что по своему статусу лидера части РПЦ Владыке приходилось учитывать и требование руководства Патриархии.

Тем не менее – сделал усопший архиерей в этом направлении очень много. Теперь главный вопрос – смогут ли завершить этот многолетний процесс его преемники, при этом "не наломав дров" в столь деликатном процессе.

Наши блоги