УкрРус

Политбайка. Партбилет Ирины Фарион

Читати українською
  • Политбайка. Партбилет Ирины Фарион

Однажды в дверь народного депутата Ирины Фарион постучали - аккуратно, негромко, но настойчиво.

Ирина Фарион поднялась из кресла, уменьшила громкость на музыкальном центре, игравшем "Готель Каліфорнія" в эксклюзивном украинском исполнении "Eagles" в переводе самой Фарион, придала лицу строгое выражение и громко сказала:

- Если это свободоненавистники с медведчуковско-промосковских и антинационалистических сайтов вроде "Украинской правды", плебеи-гробокопатели, лакеи, московские прихвостни, региональные наемники, от кипианских до монтяно-шельмо-мокрицких, то - убирайтесь вон!

- Подруго Ирино, открывайте, это свои! - раздался за дверью знакомый голос.

Ирина Фарион сменила строгое выражение лица на достойно-доброжелательное и поспешила открыть дверь.

В номер ввалились народные депутаты Ильенко, Швайка, Леонов, Михальчишин и оба Сиротюка, Андрей Тягнибок, а также кандидат в депутаты Левченко. Последним вошел Олег Тягнибок. Он аккуратно закрыл за собой дверь и тщательно запер ее на верхний, нижний замок и еще на цепочку.

Смотрите:

Фарион призналась, что у нее роман с украинским политиком

Тем временем Сиротюки встали у окна, Леонов проверил туалет и ванную, Швайка заглянул под диван и в шифоньер, Михальчишин просканировал помещение на предмет "жучков", а Ильенко загородил собой дверь.

- Слава Украине! - меланхолично сказал Тягнибок, внимательно глядя в глаза Фарион.

- Героям слава! - удивленно отозвалась пани Ирина, озираясь по сторонам. - Вам по филижанке кофе сделать?

Гости многозначительно переглянулись.

- Как-нибудь в другой раз, - сказал Тягнибок. - Если он будет. Этот другой раз.

Ирина Фарион всмотрелась в глаза вождя и не прочла в них ничего хорошего.

- За то что ты опозорила нашу идею… - начал Тягнибок.

- Я не предавала! Я не виновата! Это все плебеи! Свободоненавистники! Они хотят дискредитировать…- с жаром заговорила Фарион.

- Не лги соратникам! - мрачно перебил Тягнибок. - Мы видели протокол 1988 года. Он настоящий.

- Я всегда была настоящей украинской националисткой! А то, что вы видели - просто для того, чтобы стать преподавателем, по-другому нельзя было в те страшные тоталитарные времена! - Фарион молитвенно сложила руки.

- Ты кому врешь? - Тягнибок скрипнул зубами. - Что мы - преподавателей не видели? От них много чего требовали коммунистические оккупационные власти, но такой гнусности - никогда. Это всегда было добровольным выбором каждого.

- Но я же всегда была образцовой соратницей, я даже детей в детском саду не пожалела! - в отчаянии вскричала Фарион.

- Ты, небось, и сейчас членский билет в сейфе держишь? Признавайся!!! - вдруг рявкнул Тягнибок.

Совершенно сломленная, Фарион упала на колени и горько, безутешно разрыдалась. Потом подняла угол ковра, подцепила ногтем планку паркета и достала из тайника красную книжечку с надписью: "Коммунистическая партия Советского Союза".

Тягнибок схватил эту книжечку, удивленно посмотрел на обложку, потом внутрь, полистал… И, рассмеявшись, отдал партбилет в руки Ильенко.

- Ты что, белокурая бестия, в прятки с нами играть вздумала? - спросил он. - Кому твой партбилет нужен?

- Но вы же сами сказали… - Фарион, все еще сидя на полу, непонимающими, полными слез глазами уставилась на вождя.

- Что я сказал!? Ты что, вообразила, будто тебя за членство в КПСС линчевать пришли? - гремел Тягнибок. - Я сам членом ВЛКСМ был, и не скрываю! Тоже мне провинность нашла! Три раза "Отче наш прочитать" - и всё, партийность снята. Нееет, ясколечка моя мала, ты так просто не отделаешься.

- Да в чем я виновата!? - прошептала Фарион.

- Сама скажи. Как тогда, в 1988 году, сама говорила - голос не дрогнул, и сейчас уж постарайся, - Тягнибок протянул Ирине Фарион оригинал протокола партийного собрания филологического факультета Львовского госуниверситета им. Франка от 7 апреля 1988г. На протоколе были подчеркнуты красным несколько строк. Фарион взяла дрожащей рукой старый листок бумаги, испещренный машинописным текстом, и дрожащим голосом принялась читать:

- "Что вы делаете как член бюро общества трезвости? - Исполняю обязанности секретаря бюро общества трезвости. Подготовила необходимую документацию, была делегатом районной конференции общества трезвости. Сейчас планирую пригласить врача для проведения соответствующей лекции и выпустить стенгазету"...

- Падлюка!.. - прошипел кто-то из депутатов.

- Братики! - Фарион подняла глаза, и темный ужас заметался в них, словно дикий ворон в тесной клетке. - Братики, простите! Я… Я никого, ни одного человека трезвенником сама не сделала! Честно! Я… Я общество трезвости изнутри разлагала…

- Опять врешь! - с холодным презрением процедил Тягнибок. Если бы разлагала - тебя бы оттуда исключили с позором. Известно давно: кто не пьет - тот или больной, или падлюка. И ты - да, да, ты, Ирина! - ты помогала оккупантам превращать наш украинский народ в сборище больных и падлюк! Такое - не прощается.

- Простите! Я признаю свою ошибку! - взмолилась Фарион.

- Ошибки? Их нужно не признавать. Их нужно смывать - кровью! - торжественно произнес Тягнибок. - Брат, включи музыку погромче - начнем, пожалуй…

Михальчишин деловито принялся мастерить петлю из провода от торшера, Левченко и Ильенко встали за спиной Фарион - та всхлипывала, но никто этого не слышал - все заглушала чарующая музыка "Eagles"...

Наши блоги