УкрРус

Социолог: Киев весной 2014 года недооценил глубину травмы Донбасса

  • Социолог: Киев весной 2014 года недооценил глубину травмы Донбасса

Ровно год назад, в марте и апреле 2014 года, у новых властей Украины был шанс не допустить сепаратизма и войны в Донбассе, считает Владимир Кипень. Интервью DW с донецким социологом.

Владимир Кипень, директор Донецкого института социальных исследований и политического анализа, был очевидцем событий в Донбассе весной 2014 года. В интервью DW живущий теперь в Киеве социолог рассказал о настроениях в Донецке и ошибках новых властей.

DW: Когда в конце февраля 2014 года в Россию бежал президент Украины Виктор Янукович, а в Киеве сменилась власть - как на это отреагировали в Донбассе?

Владимир Кипень: Тогда информационное пространство Донбасса было под полным контролем Партии регионов и российских СМИ. Они сформировали общественное мнение о том, что события в Киеве - заговор экстремистов, которых направляет Запад. Так думало большинство жителей региона. Хотя была значительная часть дончан, которые полностью поддержали "революцию достоинства", но они оказались в меньшинстве. К сожалению, когда (после бегства Януковича. - Ред.) Донбасс получил "культурную травму", новая власть не уделила ему должного внимания. Был утрачен момент, когда ситуация балансировала между ментальным неприятием революции и поддержкой тех пророссийских сил, которые начали готовить контрреволюцию на востоке и юге Украины. Они делали это по указанию и под руководством российских спецслужб.

- Что именно не сделала новая власть в Киеве?

- Одним из первых шагов должен был быть диалог с умеренной частью политического класса Донбасса, чтобы не дать инициативу радикально настроенным слоям. Революция угрожала влиянию этих элит. Донецкий правящий класс сделал много для раскачивания общественной ситуации. Во-вторых, нужно было быстро внести изменения во властную вертикаль в регионе. На руководящих постах в области сначала остались люди Партии регионов. В-третьих, нужно было поддержать донецкие прогосударственные силы. Но в марте-апреле, когда демонстрации в поддержку Евромайдана собирали в Донецке три-пять тысяч человек, они были разогнаны. В марте на такой акции был зарезан один из активистов. Донецкое общество находилось в шоке от того, что на митингах за Украину в украинском Донецке убивали патриотов. Также не было ничего сделано для контроля над информационным пространством. Новая власть не понимала полной глубины травмы, которую получил Донбасс - быстрого уничтожения, как казалось, всесильного Януковича. Это привело к утрате Киевом контроля над ситуацией. Дальше сценарий писался в Москве.

- Можно ли сказать, что Украина проиграла битву за умы российским СМИ?

- Да. Информационное влияние пророссийских украинских и непосредственно российских СМИ подготовило основу для контрреволюции в Донбассе. Ситуацию можно было изменить. Российские телеканалы, которые буквально зомбировали в ненависти к Киеву, не были отключены быстро. Это ошибка. Но зимой и весной не было массовой поддержки пророссийских экстремистов и боевиков, которые начали захватывать административные здания, блокировать украинские военные части. Наш Донецкий институт социальных исследований и политического анализа провел в конце марта-начале апреля 2014 года в Донецке опрос. Мы выяснили, что две трети жителей поддерживают нахождение региона в составе Украины. Кроме того, абсолютное большинство было против возможного введения российских войск в Донбасс. Эту идею поддержало лишь 20 процентов. Ровно столько же - пятая часть - заявила о своей активной проукраинской позиции. Весной 2014 кровавое противостояние не было неизбежным. Но Киев не воспользовался коротким периодом баланса.

- Когда именно окно возможностей закрылось?

- Думаю, это произошло в мае-июне, когда начались активные действия спецкоманд из России с мобилизацией внутренних пророссийских экстремистов. Тогда происходил захват милицейских отделений, прокуратуры, областной администрации, вооружение этих групп и получение ими команды из Москвы на полномасштабную дестабилизацию края.

- На российском ТВ год назад много рассказывали о том, что новая власть в Киеве запретит им говорить на русском языке, что придет "Правый сектор"и будет их убивать. Дончане в это верили?

- В этом плане СМИ особенно "потрудились", чтобы создать такие фобии в первую очередь у наименее образованной части населения. Такие люди серьезно к этому относились. Мы в нашем исследовании спрашивали, чего больше всего опасаются люди. На первом месте оказался страх перед проукраинскими экстремистами, "бандеровцами". Таким фобиям активно подыгрывала донецкая власть. Она периодически вбрасывала дезинформацию о том, что, мол, в Донецк отправилась колонна "Правого сектора", который собирается захватывать органы власти. Губернатор дал приказ заваривать вход в облгосадминистрацию железными листами. Был осуществлен блестящий маневр, когда большинство обездоленных людей, которых сделала такими донецкая власть и олигархи, стали основной силой, которая выступила в их защиту. Такой манипулятивный ход удался.

- По данным киевских социологов, из восьми областей востока и юга Украины именно в Донецкой и Луганской весной 2014 был самый высокий уровень недоверия новой власти в Киеве - две трети. Почему?

- Причин много. Активная колонизация Донбасса началась в XIX веке с целью создания индустриального шахтерского центра. Уровень жизни там был минимальный, уровень культурных возможностей был чрезвычайно низким. Это было одной из причин специфики Донбасса. Сепаратизм как идея обособленности Донбасса на Украине связан с традиционными тесными экономическими связями с Россией. Как минимум две трети тяжелой промышленности Донбасса работали на Россию. Много людей опасалось, что разрыв с Россией лишит их работы. Третья причина - этническая. В Луганске этнических русских было большинство, в Донецке их число доходило до половины. Это была среда, в которой сепаратистские настроения могли получить отклик при определенной работе СМИ или спецслужб.

- Когда лично вы осознали, что Украина проиграла войну за умы дончан?

- Это стало понятно в мае-июне, когда сепаратисты захватили областное телевидение и радио, стали транслировать только российские каналы. Информационное влияние Украины в регионе было сведено к нулю. Стало понятно, что за короткое время у большинства будет сформирована такая картина мира, в которой Украине и украинскому места не будет.

Наши блоги