УкрРус

Как посткоммунисты стали политической силой в Германии

  • Как посткоммунисты стали политической силой в Германии

Посткоммунист в качестве президента? То, что возможно в странах Восточной Европы, исключено в ФРГ. Но и здесь спустя четверть века после краха ГДР позиции посткоммунистов прочны.

У Александра Квасьневского, Иона Илиеску и Ханса Модрова (Hans Modrow) есть нечто общее. Во времена холодной войны в своих странах (Польше, Румынии и ГДР соответственно) они были частью коммунистической номенклатуры. Но, в отличие от Илиеску и Квасьневского, Модров после развала "восточного блока" сошел с политической сцены.

Такие разные судьбы

Бывший министр по делам молодежи Квасьневский в 1995 году был избран президентом Польши, выиграв у легендарного правозащитника и тогдашнего главы государства Леха Валенсы. Илиеску, первый секретарь ЦК Компартии Румынии, унаследовал "трон" руководителя страны от расстрелянного в 1989 году Николае Чаушеску. Спустя всего пять месяцев Илиеску победил на президентских выборах.

Модров о чем-то подобном не мог даже и мечтать. Незадолго до свержения Эриха Хонекера (Erich Honecker) он был назначен председателем Совмина ГДР. После воссоединения Германии Модров превратился в рядового депутата бундестага с титулом "почетного председателя" Партии демократического социализма (ПДС). Такое название получила преемница правившей в ГДР Социалистической единой партии Германии (СЕПГ). Судьба СЕПГ после прекращения существования ГДР была предрешена. С этой партией были связаны строительство Берлинской стены и десятки погибших на германо-германской границе.

Спаситель Грегор Гизи

Однако несмотря на преступления, совершенные правившим в ГДР режимом, некоторым бывшим коммунистам удалось и в объединенной Германии сохранить влияние. Более того, на востоке страны ПДС быстро завоевала прочные позиции.

И уже в 1990-х годах немецкие социал-демократы вынуждены были опираться на поддержку ПДС в некоторых ландтагах. Прогнозы, что посткоммунисты рано или поздно уйдут с политической сцены, не сбылись.

Своему выживанию и даже процветанию преемница СЕПГ во многом обязана Грегору Гизи (Gregor Gysi). В первые месяцы после падения Берлинской стены адвокат из Восточного Берлина в качестве первого председателя ПДС сумел удержать на плаву политически обанкротившуюся, хотя и неплохо финансируемую организацию.

С тех пор Гизи держал в руках все нити управления. Умнейший человек, блестящий и находчивый оратор, он представлял собою своеобразную альтернативу "серым" функционерам времен ГДР. Харизматичный политик проложил дорогу ПДС во власть - в правительство Берлина, имеющего в ФРГ статус федеральной земли. В начале тысячелетия Гизи некоторое время был заместителем Клауса Воверайта, тогдашнего правящего бургомистра немецкой столицы, получившего позже мировую известность.

Шрёдер: помощник поневоле

Партнерство Социал-демократической партии Германии (СДПГ) и ПДС стало серьезным модернизирующим стимулом для бывших коммунистов. Не хватало лишь прорыва на западе Германии. Против своей воли в этом им помог Герхард Шрёдер (Gerhard Schroder), тогдашний канцлер ФРГ от СДПГ. Проводимые им радикальные преобразования рынка труда, экономики и социальной сферы вызвали недовольство многих социал-демократов и их сторонников.

В 2005 году в стране появляется партия под названием "Избирательная инициатива за труд и социальную справедливость" (WASG). Ее возглавил многолетний соратник Шрёдера, бывший председатель СДПГ и бывший министр финансов ФРГ Оскар Лафонтен (Oskar Lafontaine). Под его крылом собрались критики курса, проводимого социал-демократами. Два года спустя ПДС и WASG объединились, создав Левую партию (Die Linke). С тех пор она является конкурентом СДПГ на левом политическом фланге не только на востоке, но и на западе Германии.

Партия достигла своей цели - стать всегерманской силой. В больших городах и городских агломерациях на западе (таких, как Рурская область), "левые" - часть политического истеблишмента. Лишь на экономически процветающих и консервативных юге и юго-западе страны дела у преемницы СЕПГ пока идут так себе. Самым большим успехом "левых" на земельном уровне стала победа в 2014 году на парламентских выборах в Тюрингии, которой сейчас руководит представитель Левой партии Бодо Рамелов (Bodo Ramelow).

До мечты еще далеко

Сейчас, 25 лет после воссоединения Германии, Левая партия, в которую вошли преемники СЕПГ, представляет собою неотъемлемую часть политического ландшафта ФРГ. Партия настолько окрепла, что сможет пережить отход от дел своего лидера - Грегора Гизи. В октябре он не будет выдвигать свою кандидатуру на должность руководителя фракции "левых" в бундестаге.

С 2013 года именно Левая партия является самой крупной оппозиционной силой в парламенте страны. Однако мечта Гизи об участии в делах государства на федеральном уровне, то есть в правящей в стране коалиции, скорее всего, еще долго останется неисполненной. Налицо слишком много программных различий "левых" с СДПГ и "зелеными", все больше и больше закрепляющимися в политическом центре.

Наши блоги