УкрРус

Падение торговли и политические интриги: эксперты поведали, что дал Беларуси год в ЕАЭС

  • Падение торговли и политические интриги: эксперты поведали, что дал Беларуси год в ЕАЭС

Неутешительными назвали итоги первого года существования Евразийского экономического союза (ЕАЭС) эксперты минского Центра стратегических и внешнеполитических исследований (CSFPS) Арсений Сивицкий и Юрий Царик.

Они обнародовали свои выводы во вторник, 22 марта на конференции, организованной при поддержке немецкого Фонда имени Фридриха Эберта. Эксперты констатировали, что национальные интересы Беларуси и России начали сталкиваться, и этот вопрос стал очень серьезным в 2015 году - в процессе развитии кризиса на востоке Украины и конфронтации России с Западом, пишет DW.

Есть ли у Беларуси выгода от ЕАЭС?

Согласно опубликованным 21 марта данным Белстата, в 2015 году объем внешней торговли Беларуси составил 56,9 млрд долларов, сократившись на 25 процентов по сравнению с прошлым годом. Почти половина этой суммы приходится на страны ЕАЭС (28,2 млрд), но практически речь идет о торговле исключительно с Россией (27,5 млрд долларов) - на другие страны этого союза приходится чуть больше 2% товарооборота. Белорусский экспорт в Россию по итогам 2015 года составил 10,3 млрд долларов (упал по сравнению с предыдущим годом на 31%), экспорт в страны ЕС - 8,6 млрд долларов (минус 19%).

Юрий Царик подчеркивает, что "ЕАЭС - хорошая штука, выгодная Беларуси", и "у нас не стоит вопрос о выходе из евразийской интеграции". В частности, эксперт приводит мнение руководства Беларуси, что, несмотря на падение объемов белорусского экспорта в Россию и страны ЕАЭС в стоимостном выражении, "сохранение физических объемов экспорта означает сохранение рабочих мест".

Подводя итоги первого года существования Евразийского экономического союза, эксперты CSFPS отмечают, что объем торговли стран ЕАЭС с третьими странами в 2015 году составил 579,5 млрд долларов, в то время как взаимная торговля членов союза - чуть менее 45,4 млрд или менее 8% торгового оборота государств-членов ЕАЭС. Исходя из этого, Арсений Сивицкий делает вывод, что для евразийской интеграции экономический аспект является менее важным, чем политический.

Одного снятия барьеров оказалось мало

Сивицкий также отмечает, что еще при начале работы Таможенного союза ЕврАзЭС в 2011 году были сняты многие ограничения во взаимной торговле, однако кумулятивный эффект от устранения барьеров исчерпал себя в 2012 году: "С этого момента товарооборот начал падать - и это происходило еще тогда, когда цены на нефть были достаточно высоки, и украинского кризиса еще не было".

По мнению эксперта, это означает, что помимо снятия технических барьеров в ЕАЭС необходимо было искать какие-то новые форматы для экономической интеграции. Беларусь первой председательствовала в ЕАЭС, в целом эти форматы предлагала, но, по словам Сивицкого, не нашла понимания.

Эксперт минского Либерального клуба Антон Болточко в этой связи утверждает, что ЕАЭС рос за счет фундаментальных экономических факторов, а не по причине объединения экономик: "ВВП стран ЕЭАС в 2010-2012 годов прирастал быстрыми темпами, что и объясняет увеличение торговли до 2012 года с постепенным падением к 2015 году".

Болточко обращает внимание на то, что члены ЕАЭС полностью или частично не выполняют свои обязательства. Так, Беларусь в одностороннем порядке в 2015 году продлила до 1 января 2016 года своим предпринимателям возможность не применять технический регламент ЕАЭС для производителей и продавцов изделий легкой промышленности. Россия и Казахстан, по словам Болточко, также достаточно часто игнорируют принятые решения на наднациональном уровне, несмотря на официальные распоряжения Евразийской экономической комиссии (ЕЭК).

Чего хочет Москва?

"На этом фоне Кремль все меньше и меньше демонстрирует интерес к реальной экономической интеграции, подменяя ее инициативами, направленными на превращение ЕАЭС в полюс противостояния с Западом", - указывается в докладе CSFPS.

Аналитики этого центра утверждают, что Россия в 2015 году пыталась втянуть Беларусь в "новую холодную войну", а также требует размещения на территории страны новой российской военной базы.

"К сожалению, вся эта повестка отодвигает на второй план вопрос о кредите, который Беларусь поставила еще в 2014 году. Прошло два года. Если эти деньги поступят, они пойдут на рефинансирование долга и их нельзя будет использовать для модернизации белорусской экономики", - предположил Юрий Царик.

Модель пока себя оправдывает

Старший аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS) Денис Мельянцов высказал мнение, что пока рано говорить о кризисе существующей модели евразийской интеграции.

"Это кризис скорее общей экономической конъюнктуры и кризис экономик тех стран, не только Беларуси, которые входят в это образование. Но сама структура, сама модель - она, разумеется,не исчерпана, и все зависит от того, насколько страны будут готовы координировать свою политику", - подвел итог Мельянцов.

СМОТРИТЕ ВИДЕO ПО ТЕМЕ:

Наши блоги