УкрРус

Британский журналист: Я бы очень хотел, чтобы моя книга вышла в России

  • Британский журналист: Я бы очень хотел, чтобы моя книга вышла в России

Издательство "Алгоритм" в начале года выпустило книгу британского журналиста Люка Хардинга "Никто кроме Путина", которую он не писал. DW расспросила Хардинга о сложившейся ситуации.

Издательство "Алгоритм" в феврале 2015 в своей специальной серии, посвященной российскому президенту, выпустило книгу журналиста британской газеты The Guardian Люка Хардинга "Никто кроме Путина". В августе выяснилось - журналист ее не писал. DW связалась с Хардингом, работавшим корреспондентом The Guardian в Москве с 2007 года по 2011, чтобы выяснить подробности сложившейся ситуации.

DW: Расскажите, как вы узнали о книге "Никто кроме Путина"?

Люк Хардинг: Мой русский друг, который сейчас живет в Лондоне, зашел в московский книжный магазин и увидел эту книгу. Он сфотографировал ее, выложил в Twitter cвопросом, действительно ли я ее написал. Я ответил, что нет, но очень заинтересовался и попросил купить для меня один экземпляр.

- Какие действия вы предприняли после того, как узнали о существовании книги?

- Первое, что я сделал, - просмотрел купленный другом экземпляр. Выяснилось, что в нем действительно содержатся отрывки из моей книги, только называется она "Мафиозное государство" и вышла еще в 2011 году на английском языке. Книга издавалась также в США, Германии, в прошлом году была выпущена на Украине. "Никто кроме Путина" на 60 процентов состоит из "Мафиозного государства". У меня было такое чувство, что передо мной лежит моя книга, которую кто-то сначала разобрал на страницы, а потом собрал вместе, переписав главы, расположив их произвольном порядке и выкинув из них целые куски. И самое главное - я о выходе издания ничего не знал.

- В чем главные различия между вашей книгой и подделкой?

- Название книги звучит как пропутинское, а в предисловии меня описывают как британского пропагандиста. Я бы ни за что не согласился на подобные условия! В новом издании также опубликованы отрывки, в которых говорится о коррупции, путинских деньгах, атмосфере в стране. Но в нее не включили, вернее сказать, подвергли цензуре, главы про аннексию Крыма, истории про то, как ФСБ вызывала меня на допросы, и ее методы психологической обработки. Также я не нашел отрывков про убийство Александра Литвиненко, Натальи Эстемировой, главу про войну в Грузии. Мне было даже любопытно узнать, что российские издательства готовы опубликовать сегодня и в каком формате.

- Обращались ли вы в издательство "Алгоритм"?

- Мы с моим издательством направили в "Алгоритм" письмо, в котором попросили прекратить выпуск книги и прояснить ситуацию. Довольно быстро "Никто кроме Путина" исчезла с книжных полок в магазинах, сейчас ее уже нельзя купить. После шумихи издатель, например, даже не пытался со мной связаться, однако, регулярно мелькал в сюжетах на российском телевидении, где утверждал, что у него не получилось меня найти.

Это даже смешно, я вполне доступен для разговора. Видимо, это их нормальная тактика - в такой же ситуации оказались и несколько других зарубежных авторов. Это напоминает мне истории из 90-х, которые уже давно не повторялись. В теории, авторские права должны быть хорошо защищены, но на деле все иначе. Также забавно, что в Китае, например, подобным образом выпускают книги о Гарри Поттере. А в России - про Путина.

- Какими были основные мотивы "Алгоритм" - политическими или коммерческими?

- Я думаю, что их мотивы в первую очередь коммерческие, хотя были и странные моменты. Юрист издательского дома "Алгоритм" на вопрос, почему они выкинули некоторые куски из книги, ответил, что не все, что пишет Хардинг, может быть опубликовано в России. Для меня это даже почетно.

- Могли бы российские издательства выпустить "Мафиозное государство"?

- Я бы очень хотел, чтобы "Мафиозное государство" вышло в России, так как я люблю эту страну, но я хочу сам участвовать в издании книги. Будем откровенны, сейчас главный закон в России - это то, что хочет российское правительство. То, что идет вразрез с проводимой им политикой (даже если в этом и нет никаких экстремистских действий), может быть расценено как экстремизм. Поэтому я не уверен, что это так легко сделать.

- Сложно ли было работать в России корреспонденту британской газеты?

- Я приехал в достаточно неприятное время. После убийства Александра Литвиненко ухудшились российско-британские отношения. В апреле 2007 года несколько моих коллег взяли интервью у Бориса Березовского. Он рассказал, что планирует устроить в стране революцию. Я практически не имел к этой истории никакого отношения и никогда не встречался с Березовским лично. Я только позвонил в Кремль, чтобы узнать их реакцию на подобное заявление. Так мое имя появилось в этой истории.

После этого, сотрудники ФСБ ворвались в мою квартиру, прослушивали мои звонки, вызывали меня на допросы. Они делали все, для того, чтобы я покинул Россию. Это не сработало, скорее наоборот, они дали мне ключ к пониманию того, как работают российские спецслужбы. И также это помогло мне опубликовать истории, которые не понравились Кремлю.

Потом в 2011 году меня задержали в аэропорту и депортировали из страны. Я люблю Россию, здесь живет много великих, талантливых, хороших людей и совершенно чудесная атмосфера. У меня никогда не было с Россией проблем. Но с ее правительством, которое напоминает диктаторское, и с ФСБ - были.

- На какие темы в России журналисту писать опасно?

- Одна из главных запретных тем в России - это коррупция, материалы о конкретных чиновниках, включая Путина или приближенных к нему лиц. Я считаю, что путинский режим - больше про деньги, чем про идеологию и национальную идею. Вторая действительно опасная тема - писать о лидере Чечни Рамзане Кадырове. Опасно писать про джихадистов на Северном Кавказе, про российские спецслужбы - если раскрывать методы их деятельности. И дело Литвиненко.

- Насколько сильно изменилась Россия за последние несколько лет?

- Страна изменилась очень сильно. Атмосфера стала гораздо мрачнее, чем была. С возвращением Путина вернулась снова идеология и принципы работы советских спецслужб. Опять же, случилась война на Украине - совершенно точно искусственно созданная война, начатая после российского вторжения.

Когда моя книга "Мафиозное государство" вышла в 2011 году, некоторые говорили мне, что название слишком сильное и немного претенциозное, что Россия сейчас - более демократическое государство и что я не понял ничего. Но я думаю, что теперь это название как нельзя лучше отражает российскую действительность и точно подходит книге.

Наши блоги