УкрРус

Шесть впечатлений журналиста об эвакуации украинцев из Непала

  • Шесть впечатлений журналиста об эвакуации украинцев из Непала
    1/10
    Шесть впечатлений журналиста об эвакуации украинцев из Непала| © Богдан Кутепов

Оказавшимся в Непале украинцам после землетрясения пришлось пережить изнурительную эвакуацию, которую тоже можно сравнить с катастрофой, у которой есть конкретные лица.

Об этом рассказал журналист "УП" Роман Романюк, который наблюдал в Катманду и Дели за провалом украинской спасательной миссией под руководством и.о. главы Госслужбы по чрезвычайным ситуациям Зоряна Шкиряка.

"Обозреватель" предлагает своим читателям текст публикации

На четвертый день после землетрясения в Непале, 29 апреля, Украина смогла снарядить миссию для эвакуации своих граждан из зоны катастрофы.

Для этого выделили отдельный самолет Ил-76, который принадлежит Минобороны.

Параллельно руководством страны рассматривались еще два варианта: эвакуировать украинский хотели или рейсовыми самолетами из столицы Непала Катманду, или же прислать за ними чартерный пассажирский самолет.

Но украинская власть решила провести эвакуацию с помпой, достойной солидной страны.

"Мы предложили варианты с чартерами, которые были втрое дешевле. Но у нас есть главнокомандующий, и он решил, что отправить самолет Минобороны будет лучше. Хотели показать мощь украинской армии. Показали", - рассказывает с нотками отчаяния в голосе пока и. о. главы Госслужбы по чрезвычайным ситуациям Шкиряк.

По первоначальному плану, Ил-76 должен был прилететь в Катманду, быстро всех забрать и вернуться в Украину. Провести операцию имели 24 часа сразу три ведомства: МИД, Минобороны и ДСНС.

Отсутствие единого руководителя и потеряло эту миссию.

"Звездные" войны. Киев

До начала спасательной операции Шкиряку в Минобороны и Администрации Президента "советовали" не брать с собой журналистов.

Он взял с собой на борт самолета съемочные группы восьми ведущих каналов. Четверо журналистов даже не имели индийской визы.

"У меня здесь журналистов больше чем людей, которых будут эвакуировать", - громко говорит кому-то в трубку Шкиряк, пытаясь перекричать гул моторов Ил-76 в Борисполе.

Как выясняется уже на борту, разрешения на посадку еще нет не только из Непала, но и из Дели, где украинские спасатели должны ждать вылета в Катманду.

После того, как все заняли свои места, спасатели раздали каждому по два одеяла: одним накрываться, на другом спать. "Лежать твердо и неудобно: самолет рассчитан на опрокидывание десанта, на скамейках даже сидеть некомфортно", - говорится в тексте.

Кроме журналистов и Шкиряка, в самолете находились еще пять человек из элитного Мобильного спасательного центра, четверо медиков из Медицины катастроф, трое психологов и делегация МИД.

Дели

"Когда все просыпаются, за окном самолета светит солнце. Мы заходим на посадку в Дели. За бортом +40.Украинская "делегация" в кофтах и ??штанах настороженно смотрит в иллюминаторы на индусов, которые ходят в легких футболках, и видно, что им душно даже так.

Шкиряк и люди из МИД идут решать, как и куда всем выходить, а самолет постепенно наполняется горячим воздухом. Пассажиры коротко выходят на улицу перекурить, осмотреться и вернуться обратно в самолет – в нем не так жарко. Но через час сидения и на борту становится невыносимо.

После нескольких часов вяления, журналистам без виз их (визы – ред.) ставят, всех выпускают из аэропорта и везут в посольство.

В Дели есть отдельная большая улица, на которой стоят большинство посольств. Это - одно из элитных мест, рядом с правительственным кварталом.

Украинское посольство, разумеется, находится не там. Дело в том, что огромное здание посольства СССР забрала себе Россия, и Украина пришлось искать себе место в одном из обычных жилых районов Дели.

Автобус из аэропорта под посольством уже встречает Шкиряк. Он извиняется, что оставил всех на борту, но "эта индусская бюрократия, еще хуже, чем в Украине".

Оказывается, главный спасатель Украины прошел таможенный контроль, встретился с послом и собирался было вернуться в самолет, но такой процедуры в Индии не предусмотрено.

И правда - в Украине с этим было бы легче.

Журналисты и спасатели оккупируют посольство, но когда оказывается, что wi-fi отсутствует, начинают снимать коров у ворот и просить хотя бы о коротком брифинге, чтобы был материал, с которым будут возвращаться.

Новости кажутся несостоятельными. Непал позволил украинскому самолету сесть аж 3 мая, но дипломаты из МИД летят, чтобы договориться о разрешении на ближайшее время.

- Там сейчас стоит очередь из более ста самолетов, которые просят разрешения. Они все стоят в аэропортах вокруг Непала и ждут посадки. А аэропорт Катманду имеет весьма ограниченные возможности - это маленькое аэродром, - оправдывается посол Украины в Индии Александр Шевченко.

Посол уверяет, что "делается все возможное", но ранее 1 мая разрешения точно не будет, поэтому предлагает всем перебраться в гостиницу.

Шевченко объясняет, что для людей, которые впервые в Дели, жить неизвестно где опасно из-за санитарных условий, поэтому посольство договорилось о поселении всех в пятизвездочный отель.

За проживание каждый платит за себя сам, включая журналистов, спасателей и даже Шкиряка.

Ни у кого не было в планах брать номера за $110 – поездка была рассчитана на сутки. Но и поехать искать дешевле отель и оторваться от всей группы никто не может, потому разрешение на полет могут дать в любой момент.

Журналисты срочно связываются с редакциями, а вот медикам и психологам связываться не с кем, потому что их руководство здесь.

Но, похоже, поселять их никто не планирует. Часть людей забирают к себе домой работники посольства, часть остается ночевать прямо в нем, вместе с несколькими журналистами.

Утром первого мая выясняется, что наши дипломаты "дожали" Непал и он позволил украинскому Илу сесть в Катманду в четыре утра следующего дня", - говорится в тексте.

После этих мытарств оказалось, что самолет поломался.

"Шкиряк рассказывает журналистам, что последние полтора часа самолет Минобороны садился в Дели уже без одного двигателя. Мы предлагаем после попросить необходимую деталь в индийской армии, также летает на российских Илах. Однако командир самолета отказывается ставить запчасти, не сертифицирована в Украине, потому что неизвестно, исправна она или нет, и где ее изготовили. Поэтому мы, и люди, которые с 27 апреля ждут эвакуации в Катманду, должны ждать - до третьего мая, когда Минобороны передаст из Киева сертифицирован и исправный топливный насос", - пишет автор.

В публикации говорится, что Шкиряк возмутился тем, что "ему навязали" самолет Минобороны. Главный спасатель заявил, что не хочет быть "свадебным генералом" и оставаться в Дели, когда есть более важные дела в Катманду.

"Для чего это? Зачем это было президенту? У меня теперь 20 человек спасателей и медиков. Я их привез, чтобы они спали в посольстве в Дели?" - возмутился Шкиряк и улетел в Катманду вместе со своей подругой, психологом и группой журналистов. Все отправились за свой счет.

В статье говорится, что после того, как Шкиряк улетел в столицу Непала, среди спасателей началось недовольство. Люди вынуждены были в условиях жары оставаться без воды.

"У меня в кармане 200 гривен. Я даже выйти купить себе есть не могу. Я ехала на день, мне должны дать суточные. Нам бы помыться, - рассказывает одна из девушек-психологов Елена. Она не выдерживает и выбегает на улицу", - говорится в тексте.

Один из спасателей по имени Андрей, пишет автор, возмутился поведением Шкиряка, отвечавшего за выполнение миссии.

"То, что происходит - это превращение спасательной миссии в цирк. Я не понимаю, почему спасатели должны сидеть здесь, а журналисты и "жена" - лететь в Катманду. Это показатель того, что происходит", - сказал спасатель.

Катманду

Самолет на Катманду полностью пустой. Кроме нас семерых на рейсе еще человек пять. Зато из Катманду купить билеты крайне проблематично. Но мы надеемся, что назад он нам и не понадобится: уже третьего же числа за нами прилетит Ил-76.

За бортом самолета восходит солнце, от которого загорается Эверест. После затхлого, душного Дели, с его хаосом на дорогах, это зрелище хоть немного успокаивает.

Непал за несколько минут 25 апреля стал одной большой раной между Индией и Китаем. От землетрясения пострадало очень много городов и деревень, включая столицу.

От землетрясения, так или иначе пострадали почти 80% домов в Катманду. В основном разрушениям подверглись старые здания, но немало и новых домов если не упали полностью, то потрескались или уперлись в другие дома.

В городе повреждены все главные святыни как буддистов, так и индуистов.

Монументальный королевский дворец на площади Дурбар разрушен почти наполовину, а более 80 метровая башня Дхарахара обрушилась полностью. Только на этих двух объектах погибло около тысячи человек.

Туристический центр Темаль, где раньше нельзя было пройти от машин и туристов, теперь пустует. На многих его улицах до сих пор даже не начинали разбирать завалы.

И без того довольно затхлые улочки наполнились новым запахом: слащавым духом разложения человеческих тел.

В городе работают отряды непальской армии и МВД. Кроме того, сюда съехались спасательные отряды из многих стран, включая США, Китай, Японию, Израиль и др. Но даже таких сил не хватает, чтобы разобрать все, что пострадало во время землетрясения.

Однако если в Катманду еще хоть что-то разбирают, то за его пределами, особенно по разным горным селам, не делается вообще ничего.

Единственным реальным мобильным окном, через которое можно выбраться из Непала остался аэропорт Катманду.

Когда после землетрясения было объявлено, что Украина решила эвакуировать своих граждан из зоны катастрофы, то сначала на этот призыв откликнулось несколько людей. Тем не менее, постепенно информация распространялась, и уже на третий день, 27 апреля в Катманду начали собираться украинцы.

Из посольства в Дели отправили в Непал секретаря по консульским вопросам Ярослава Белова для организации процесса сбора граждан Украины.

- Когда мои номера разместили на сайте МИД, то начался просто какой-то кошмар. Я не успевал брать трубку. Пока говоришь по одному, то уже звонит другой. Ты всем объясняешь, куда ехать, как сделать, где нас найти. Иногда хотелось просто выбросить эти телефоны, потому что они просто не давали жить, - рассказывает Ярослав и немного виновато улыбается.

Разместить всех людей, которые съехались на призыв МИД, взялся на своей вилле почетный консул Украины в Непале Киран Вайдья.

Сам он местный бизнесмен, который вызвался представлять интересы Киева в этой стране. Для него это интересно, с одной стороны, как статусная вещь, потому что, скажем, когда король Непала проводит какие-то приемы, Вайдья постоянно значится в списке гостей.

С другой стороны дипломатическая должность предоставляет ему определенные чисто экономические льготы. Скажем, покупая себе авто, наш консул может не платить за него налог, который в Непале составляет 230%.

Кроме официальных представителей искать людей, составлять списки тех, кто уже вышел на связь, и координировать их размещения взялись и волонтеры.

В Катманду люди съехались со всего Непала, часть из них во время землетрясения были в самой столице. Группа альпинистов, которые поднимались на одну из вершин Гималаев, прошли более 70 километров пешком, чтобы добраться украинского лагеря и вылететь домой.

Снова Дели

Аэропорт Дели оказался нефартовым для нашего Ил-76. Вторая посадка также принесла повреждения - разорвалось колесо заднего левого шасси.

Команда самолета раздражена, сначала никого не выпускает из самолета, но когда выясняется, что без этого сложно вытянуть запасную шину, пускает людей на взлетную полосу, но на ту сторону, откуда не видно поломки.

Особенно раздражают экипаж журналисты.

Они считают, что все проблемы произошли именно потому, что операторы и фотографы снимали самолет перед вылетом в Киеве, а это для авиаторов плохая примета.

Пока же экипаж заменяет колесо, самолет постепенно пустеет. Люди выходят на улицу курить, присесть, а некоторые лечь и после тесноты Ила просто выпрямиться.

Ремонт и заправка затягиваются на несколько часов, за которые полоса вокруг самолета заполняется спящими. Ложится со всеми и Шкиряк. Позже фото сделано кем-то из пассажиров Ила облетит интернет-сеть и станет поводом для новых шуток о главном спасателя Украины.

Около семи часов утра по Дели людей загоняют в самолет и еще час вялят без движения.

Когда мы, наконец, взлетаем, чтобы приземлиться в Баку, все засыпают беспокойным усталым сном, а борт заполняет едва заметный аромат мазута и бетона взлетной полосы.

Баку

Мало кто из пассажиров нашего борту бывал в Азербайджане, и мало кто планировал это сделать еще неделю назад.

Когда открылась рампа и на взлетной полосе измученных недельным ожиданием и сложным перелетом эвакуированных встретили солидные представители МЧС Азербайджана, в хороших костюмах и при галстуках, пассажиры несколько стушевались за того, как все выглядит.

К счастью, терминал нового аэропорта оказался абсолютно пустым, поэтому ощущение неловкости вернулось только в холле пятизвездочного отеля, когда привычный для Ила запах мазута и пота заполнил вестибюль.

Посол Украины объявил сбор на 23 часа, а вылет первого ночи. Люди, пережившие уже массу таких сборов, не заканчивались ничем, кивают головами, но по их глазам видно, что все ждут как поломки самолета, то какого-то другого казуса.

Однако в Азербайджане все четко.

Ровно в 23 в гостиницу приезжает колонна автобусов, которая под эскортом ГАИ отвозит украинский обратно в пустой терминал аэропорта Алиева.

Наконец Киев

По мере приближения к Киеву привычная усталость у всех пассажиров многострадального Ил-76 уступает место едва уловимой радости. Только одно лицо становится все более мрачным и растерянным.

Екатерина Храмова пытается собраться с силами и даже улыбается соседке, но от косых взглядов журналистов ей все труднее спрятаться. Журналисты смотрят на нее как бы невзначай, а от этого еще более откровенно.

Корреспондент СТБ подходит к Храмовой за комментарием, но руководитель спасателей Борисович деликатно объясняет ему, что не стоит портить себе карму травлей человека, которому еще столько придется стерпеть.

Самолет приземляется, рампа открывается, киевские журналисты бросаются снимать своих коллег и уже совсем истощенного Шкиряка.

Волонтер Женя с женой стоят в очереди за паспортами и, как все, радостно оглядывается вокруг.

- Мы еще не верим, что мы уже в Киеве. Должен быть какой-то подвох. Нас точно посадили в Азербайджане, - шутит пара.

От транспорта ДСНС они отказываются, добираться в Киев с друзьями. С украинскими чиновниками они уже наездились.

Главный спасатель уверяет прессу, что с него хотят сделать козла отпущения, как хоть кто-то на этой взлетной полосе этого не понимает.

Позорная операция "Катманду" завершена. Должны все.

Место:
Наши блоги