УкрРус

Мариуполь - "пробка" на пути путинского коридора в Крым

Читати українською
  • Мариуполь - "пробка" на пути путинского коридора в Крым
    Обозреватель/ЕРА

Мариуполь продолжает находиться в центре внимания СМИ. Город, расположенный по маршруту предполагаемого "сухопутного коридора" в Крым, остается "пробкой" для российской военной экспансии. Сегодня здесь формируют 30-километровую буферную зону. Параллельно поступает информация о концентрации российских войск в окрестностях города.

Поделиться оперативной информацией о том, что происходит в городе в настоящий момент, "Обозреватель" попросил спикера АТО, военного эксперта и представителя местной общественной инициативы.

ВЛАДИСЛАВ СЕЛЕЗНЕВ, руководитель пресс-центра антитеррористической операции

-Что сейчас происходит в Мариуполе?

-Там все тихо и спокойно. По оперативным сводкам, ничего не происходит. По инсайдерской информации в окрестностях бродит диверсионно-разведывательная группа, обстреливают наши блок-посты. Мы на их провокации не ведемся, обороняем блок-посты и наблюдательные пункты.

-Можете ли вы подтвердить информацию о концентрации российской военной техники на подъездах к Мариуполю?

-Мы эту ситуацию отслеживаем. По концентрации техники информация пока не подтверждается. Просто активно действуют диверсионно-разведывательные группы, и это абсолютно четкая информация. Они постоянно "прощупывают" наши огневые точки, места расположения наших войск.

Со вчерашнего дня действует режим полного прекращения огня, поэтому, если по нам явно не работают, мы ответку не даем.

-По какому принципу формируется буферная зона?

-Принцип элементарный. Мы имеем расположение наших сил и боевиков по состоянию на 19 сентября, и от этой точки разводим наши войска на расстояние 15 километров в обе стороны. В результате получается 30-километровая буферная зона.

-Кто контролирует этот процесс?

-Контактные группы ОБСЕ, украинская и российская сторона. Такая группа уже находится в Мариуполе и выполняет свою работу уже в течение трех дней.

ДМИТРИЙ ТЫМЧУК, военный эксперт, координатор группы "Информационное сопротивление"

-Что вы думаете о ситуации в Мариуполе, останется ли город за Украиной?

-Сейчас мы видим активное прощупывание с территории на север от Мариуполя. То есть совершенно очевидно, что российские подразделения и боевики не смогли взять город в лоб. Они понимают, что там уже достаточно серьезная оборона и ищут другие варианты.

То, что они параллельно скапливают войска на границе Крыма с Херсоном, - это, мне кажется, чисто психологическая атака, попытка отвлечь наши силы и средства, потому что два перешейка, которые ведут в Крым, достаточно легко контролировать.

У них есть два варианта: либо заходить на север и штурмовать с севера, либо - или одновременно - проводить воздушно-морскую операцию. При этом наверняка российское командование рассматривало вариант воздушно-морской операции – мы видели, как в Крым перебрасывались десантные корабли Балтийского флота. Но проблема в том, что у России нет опыта проведения таких сложных операций – на сегодня, пожалуй, только американцы могут их успешно проводить.

Думаю, россияне понимают, что если они начнут проводить такую сложную операцию, то она может закончиться для них плачевно. Не знаю, пойдут ли они на эту авантюру. Правда, мы видим, что россияне не очень смущаются в растрате живой силы и техники.

На самом деле самая угрожающая ситуация сегодня – на севере. Севернее Мариуполя мы видим активизацию, осуществляются попытки взять под контроль трассу, соединяющую Мариуполь и Донецк.

Но на данный момент мы констатируем, что сил и средств у боевиков и россиян недостаточно, чтобы проводить там активные наступательные действия. Они могут только проводить разведку боем, осуществлять попытки штурма на отдельных участках. Но не факт, что через пару дней Россия не перебросит новые силы своих наемников, подразделения регулярной армии и ситуация кардинально изменится.

На данный момент ситуация более или менее стабильная.

-Как вы оцениваете процесс формирования буферной зоны?

-О буферной зоне говорить достаточно проблематично, поскольку мы видим, что перемирие, объявленное бог знает когда, не соблюдается. Россия пытается продвигать тему о некоей "третьей силе", которая не подчиняется ни Москве, ни "ЛНР", ни "ДНР". Якобы она срывает перемирие.

По нашему мнению, такое объяснение выглядит, как минимум, странно. Понятно, что Россия будет всячески продвигать этот тезис, поскольку Кремль изначально заявлял, что "ЛНР", "ДНР" - не его проекты, российских военных в Украине нет и так далее. Путин понимает, что международное сообщество осознает, что "ЛНР" и "ДНР" - это ответственность Москвы. Поскольку главная цель Путина – продолжение дестабилизации ситуации на Донбассе, ему необходимо создать впечатление, что есть некая "третья сила".

Но мы прекрасно понимаем: возможно, эти силы не получают конкретных приказов обстрелять тот населенный пункт или этот, но они действуют в общем фарватере дестабилизации ситуации. Потому что никакая террористическая группа на Донбассе без поддержки России воевать не может.

Когда весной начинались все эти события, Донецкая и Луганская область были самыми беззащитными. Там было чисто символическое присутствие подразделений Вооруженных Сил Украины. Взять откуда-то батареи "Градов", десятки танков, артиллерийские дивизионы и самое главное – боеприпасы к ним в неограниченном количестве – было просто невозможно.

Россия будет продолжать проталкивать тему "третьей силы", но пока Россия не возьмет на себя ответственность за все события, происходящие на Донбассе, говорить о создании буферной зоны бесполезно. Они демонстративно отведут танки с надписями "ДНР", но тут же появятся такие же танки, только без надписи "ДНР", которые будут обстреливать наши позиции и наши населенные пункты, и при этом говорить: это не наши, это "третья сила". О какой буферной зоне может идти речь?

ВИКТОРИЯ ПРИДУЩЕНКО, глава общественного формирования "Мариупольская дружина"

-Есть ли у вас информация о том, что сейчас происходит в Мариуполе и в окрестностях города?

-Вокруг Мариуполя идут перестрелки, мы слышим перестрелку. Но стреляют не в нашу сторону. Может, пристреливаются, может, тренируются. Есть информация, что к нам приехало много диверсионных групп, которые будут пытаться делать что-то в городе.

Была перестрелка между нашими военными и одной из диверсионных групп. Насколько я знаю, были ранены четыре человека.

-Можете ли вы подтвердить информацию о концентрации российских войск в окрестностях города?

-Чтобы подтвердить эту информацию, нам нужны беспилотники. Пока мы не можем ни подтвердить, ни опровергнуть. Спутниковые карты – слишком дорогие.

-Как сегодня происходит процесс формирования буферной зоны?

-Над этим работает комиссия, но жители очень возмущены этими буферными зонами и этим разделением. Никто не хочет жить в буферной зоне.

-Активисты защиты Мариуполя никак не участвуют в процессе формирования зоны?

-Нет, никак не участвуют. Мне кажется, их никто не спрашивает.

-Чего сегодня хотят местные жители? Как должна выглядеть буферная зона, по их мнению?

-Никто не хочет жить в буферной зоне, никто не хочет жить в зоне, где возможен обстрел. Я знаю, что в Тельманово вообще осталось всего пять жителей.

Беспокоит то, что в Каменске, Миллерово, Новошахтинске российские войска начали развешивать флаги миротворческих сил. Там стоят войска, которые готовы войти под флагами миротворцев.

-Как местные жители относятся к такой перспективе?

-У нас все отрицательно относятся к этому. Нам не нужны ни миротворческие, ни буферные, ни "дэнээровские".

-Есть ли какое-то единое мнение о том, как должна разрешиться эта ситуация?

-Честно говоря, единого мнения нет. Кстати говоря, мы отправляли обращение к Президенту от нашей общественной организации о том, что мы не согласны с законом о перемирии, который был принят. Перемирия нет – происходит только обмен пленными. Есть информация о том, что можно обменять 30 человек, которые находятся в фильтрационном лагере, но не на кого их менять. С введением перемирия наши военные не могут брать пленных. Поэтому получается, что перемирие – только с нашей стороны. Они все равно стреляют, запускают диверсионные группы и готовятся - не знаю, к чему.

-По вашим ощущениям, останется ни Мариуполь украинским?

-Мы будем делать все, чтобы он остался украинским. Люди готовы защищать Мариуполь своими силами.

Наши блоги